ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ищу мужа. Русских не предлагать
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Довмонт. Князь-меч
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Богиня по выбору
Адмирал Джоул и Красная королева
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
A
A

Возможно, потому, что она действительно выглядела как королева. Царственная дурочка, упорно не желающая понять жестокую правду жизни… Но кто же тогда я? Презренный чистильщик, недостойный даже стоять рядом с ее величеством? Вооруженный мечом убийца? Враг, которому не зазорно будет выстрелить в спину где-нибудь в темном городском переулочке?

Нравится мне эта роль?

Нет!.. И будь оно все проклято!

Обойдя стороной какое-то унылое двухэтажное здание, мы прошли мимо застрявшего поперек улицы ржавого автобуса. Выбитые фары брошенной машины слепо таращились в пустоту. Лобовое стекло отсутствовало. А в водительском кресле, уронив скалящийся череп на руль, сидел выбеленный солнцем и ветром человеческий скелет. Как всегда, проходя мимо, я поприветствовал молчаливого смотрителя пустой улочки резким взмахом руки.

Спасенная недоуменно посмотрела на меня, потом на скелет и спокойно отвернулась. Крепкие все-таки нервы у дамочки. Ничего не скажешь.

Сразу за поворотом я заметил следы. Отпечатки армейских ботинок. Совсем свежие — солнечные лучи еще не успели высушить осыпавшуюся с рубчатых подошв грязь.

Кто-нибудь другой подумал бы, что минут десять назад здесь прошел человек. Мне же хватило одного взгляда, чтобы понять: никакой это не человек. Типично цыплячью подпрыгивающую походку не научившегося еще соизмерять силы новообращенного вампира узнать нетрудно.

Вампир. Средь белого дня… Что же вытащило кровососа из темных подвалов и толкнуло под ненавистные лучи солнца?

Выдвинув меч из ножен на полпальца, я внимательно осмотрелся.

Никого. Ничего. Пустая грязная улица с застрявшими тут и там ржавыми помятыми автомобилями. Присыпанный битым стеклом грязный растрескавшийся асфальт. Покосившиеся столбы и оборванные провода.

Не нравится мне этот район. Всегда не нравился. Слишком уж он спокойный на первый взгляд. И слишком много моих коллег здесь пропало.

Следы вели направо, мимо брошенной бензоколонки, в глубь старого города. Я же толкнул Ирину прямо. Во дворы. И все то время, пока мы пробирались мимо пустых оконных провалов, я не выпускал ставшую внезапно мокрой и скользкой рукоять меча. Вновь прорезавшееся ощущение упершегося мне в спину тяжелого взгляда царапало натянутые до предела нервы. Инстинкт самосохранения приглушенно стонал, требуя убраться отсюда немедленно.

Даже спасенная, похоже, что-то такое чувствовала. Она притихла и непрестанно озиралась по сторонам. Ее побелевшие от напряжения пальцы мертвой хваткой стиснули рукоять бесполезного пистолетика…

Обошлось.

Закоулки остались за спиной. Мы вышли на широкую и относительно чистую дорогу. Брошенных машин здесь не было. Следы нечисти тоже отсутствовали. Во всяком случае, свежих отпечатков я не увидел.

Облегченно вздохнув, я вышел на середину дороги. Осмотрелся. И, преспокойно усевшись прямо на асфальт, скомандовал:

— Ждем.

Ирина негромко хмыкнула, невозмутимо сев чуть в стороне, тут же принялась поправлять волосы.

Чтобы не терять времени, я тоже решил заняться делом. Вытащил из ножен меч и, пристроив оружие на коленях, достал точильный брусок и приготовленную специально для этих целей тряпочку. Любое оружие время от времени нуждается в чистке. И меч — не исключение. Тем более что сегодня ему уже дважды пришлось побывать в деле. И если я не уделю внимания оставшимся на лезвии кровавым разводам, отчистить их потом будет куда труднее.

Так мы и сидели. Два идиота. Одна возится с прической, вместо зеркала поглядывая в ближайшую лужу. Другой — чистит меч. И все молча.

Минут через двадцать, как раз к тому времени, когда я закончил чистку и убрал оружие в ножны, послышался неровный треск мотора. А еще через минуту рядом с нами со скрежетом затормозила машина — бывшая «Газель-микроавтобус, обшитая трехмиллиметровыми стальными листами. Маленький самодельный броневичок.

Со скрипом открылось боковое окно (вернее, не окно, а железная шторка, и не открылась, а только немного отодвинулась). Из образовавшейся узкой щели — руку не просунешь — на меня в упор глянули чьи-то серо-стальные глаза. Причем можно было не сомневаться: где глаза — там недалеко и автомат. С серебряными пулями. И нацелен он сейчас исключительно на мою скромную персону.

— Леха, ты, что ль?

— А то ты не видишь. — Я позволил себе кривую усмешку.

— Да мало ли что я вижу… — прозаически вздохнул обладатель влажно блестящих серых глаз. — А это кто там с тобой?

— Понятия не имею, — почти честно отозвался я. — Беглянка очередная, наверное. В промзоне оборотень только что одного типа на фарш пустил, но подружку его я вытащить успел. Ну и вот… Не бросать же эту засранку на поживу нечисти.

Спасенная на мои слова никак не отреагировала. Стояла и молча разглядывала автомобиль. Руки у нее чуть заметно дрожали. Непонятно только, то ли от пережитого напряжения, то ли от желания закатать мне кулаком по зубам. Судя по яростно сверкающим глазам, второе вероятнее. Да, сомнений нет, боевая девчонка.

Железное окно захлопнулось. Только после этого откатилась в сторону дверь. Из машины выпрыгнул Семен— низкорослый бородач с таким же, как у меня, мечом за спиной. Мы коротко обменялись рукопожатиями.

— Оборотня, значит, уделал, — вполголоса пробормотал бородач, внимательно осматривая меня с ног до головы. — Один на один. Силен, бродяга, силен… Карантин нужен?

— Да вроде бы не задел.

— А ее?

Я молча пожал плечами. Семен поморщился и сквозь зубы сплюнул на грязный асфальт.

— Понятно… Ну, что вылупилась?! Лезь в машину, дура!

Спасенная вздрогнула, как от удара. Выронила пистолет. И, двигаясь как сомнамбула, неловко полезла в гостеприимно открытую дверь пофыркивающей «Газели».

— Это все, что ли? Тогда поехали.

— Шеф велел забрать какого-то мертвяка, — флегматично напомнил приоткрывший окно шофер.

— Нет у меня никакого мертвяка, — в тон ему ответил я. — А если тебе он так нужен — валяй. Ищи сам.

— Есть ли, нету ли, мое дело спросить, — негромко проворчал шофер. Окно со скрежетом закрылось. Семен чуть заметно покачал головой.

— Нет, так нет, — проворчал он. — Поехали.

— Вы езжайте. У меня тут еще дела.

— Ты тоже садись. Шеф сказал, чтобы мы и тебя прихватили.

— Зачем?

Задумчиво вертевший в руках потерянный спасенной пистолет Семен что-то невразумительно хрюкнул и пожал плечами.

— Понятно, — в свою очередь буркнул я. И тоже полез в машину.

* * *

Что мне больше всего не понравилось, так это стоящая возле входа в контору машина с крестами на боках. И ладно бы кресты были красными, больничными. Так нет ведь. Они были золотистыми, вытянутыми в виде распятия. Хуже были бы только кресты черные — инквизиторские.

Но и эти тоже не сахар.

Какого черта церковники ищут в Управлении внешней разведки и зачистки? Мы не только не подконтрольная им, но даже и не смежная организация.

С чем это может быть связано? С намечающимся приходом мессии? Скорее всего… В любом случае шеф сейчас должен быть в делах по самые уши. Зачем ему я? Да еще так срочно…

Ох, нарвусь сейчас на очередное невыполнимое задание.

Поднявшись по лестнице, я прогулочным шагом вошел в приемную. За столом диспетчера сидела Маринка. Красивая девушка, чертами лица неуловимо похожая на спасенную мной замарашку… Тьфу, и что она мне опять лезет в голову? Однако, вспоминая об Ирине, мне было намного легче выдавить из себя приветственную улыбку.

— У себя? — Я мотнул головой в сторону внушительной двери, украшенной медной табличкой с витиеватой надписью: «Руководитель оперативных групп разведки и зачистки Дмитрий Анатольевич Темников».

— Да, — Маринка улыбнулась. — Заходи. Тебя ждут.

И вдруг, подавшись вперед, поманила меня своим тонким, почти детским пальчиком. Недоумевая, я подошел к столу. Нагнулся. И неожиданно был схвачен за отворот куртки.

— Леша, — едва слышно прошептала Марина, почти касаясь губами моего уха, — пожалуйста, не сболтни там чего лишнего… И будь очень-очень осторожен. Даже в мыслях.

12
{"b":"18106","o":1}