ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Республиканцы утверждали, что Джанет Рено боялась принять вызов самого могущественного мужчины в мире, — говорит юморист Расс Майерс. — К сожалению, похоже, она решила, что имелся в виду Билл Гейтс».

Множество людей согласилось с мнением Министерства юстиции и решило, что «Майкрософт» не потеряет лидерство в индустрии, если подчинится приговору суда.

«Компания с опытом „Майкрософта“ должна быть способна производить две нормальные современные версии „Windows“ — с „Internet Explorer“ и без», — пишет Эми Кортес, редактор по программному обеспечению «Бизнес уик». Большинство производителей при наличии выбора предпочтут, по словам Кортес, «Windows» с интегрированным «Internet Explorer».

На данный момент правительство всего лишь хочет, чтобы у производителей персональных компьютеров и потребителей появился выбор. Так что, Билл, предоставь изготовителям самим решать и сразу избавишься от множества проблем».

Хотя Гейтса часто представляют дерзким и высокомерным в отношении Министерства юстиции, он утверждает, что это впечатление обманчиво.

«Когда твоё правительство подаёт на тебя в суд, положение не из приятных. Я не сидел там, издеваясь про себя: „Ха, ха, ха, я все равно сделаю все, что захочу“. Я думал, что худшего со мной ещё не случалось».

«Я вовсе не дерзкий. Я разочарованный. Скромный И вежливый».

Замечание: чтобы подробнее познакомиться с мнением «Майкрософта», обращайтесь по адресу: www.microsoft.com/corpinfo/doj/timeline.htm.

Co временем «Майкрософт» смирился с приказанием суда поставлять операционную систему «Windows» , не заставляя продавцов прилагать к нему софтвер «Майкрософта» для обозрения Интернета.

«Билл Гейтс наконец понял, что совершил серьёзную ошибку в стратегии и общественных отношениях, в смысле способов, при помощи которых компания пыталась противостоять решению суда, — говорит Сэм Миллер, юрист из Сан-Франциско, участвовавший в первой тяжбе „Майкрософта“ с федеральным правительством. — В конце концов до них дошло, что заносчивость выйдет им боком».

Дин Кац, менеджер по общественным отношениям «Майкрософта», объяснил позицию «Майкрософта» автору при помощи электронной почты следующим образом:

«На самом деле „Майкрософт“ не „наконец смирился“ с решением суда, мы принимали его с самого начала. Однако „Майкрософт“ и Министерство юстиции расходились во мнениях по данному вопросу, и мы хотели устранить недоразумение. Поэтому достигли временного соглашения с правительством и предложили производителям компьютеров ещё две лицензионные версии „Windows-95“ вдобавок к тем трём, что поставляли вначале».

Гейтс явно осознал, что необходимо объяснить положение дел публике. Он послал электронное письмо в «Бизнес уик», где раскрывалось огромное значение «Майкрософта» для национального капитала.

«Мы хотим расширить диалог с политическими лидерами, чтобы они поняли, что мы боремся за превосходство».

Гейтс давал показания перед сенатором Оррином Хэтчем из судебной комиссии. Газета «Барронс» описывает слушания по делу «Майкрософта» как «ритуальную порку» и отмечает, что Гейтс «не проявлял любви к спорам, ничем не напоминал свободного, гиперактивного, несдержанного Билла Гейтса из легенды».

Несмотря на акты раскаяния, Гейтс не сдался.

«Сейчас мы в основном имеем признание правительством США слишком высокой конкурентоспособности нашей продукции… Они пытаются заставить нас не поддерживать Интернет в „Windows“. Очень откровенно. Да, удивительно, но достаточно откровенно. Поэтому я говорю моим адвокатам защищать наше право делать „Windows-95“, „Windows NT“ и распознаватели речи. Обозреватели судебных процессов могут понимать или не понимать, о чем идёт речь, но я просил их о защите, потому что, мне кажется, это важно не только для „Майкрософта“ — но и для пользователей персональных компьютеров».

«Забавно, когда Министерство юстиции подаёт заявку на рассмотрение вопроса об изучении всей нашей продукции. Выглядит так, будто они собираются регулировать производство».

Гейтс настаивает, что «Майкрософт» не является монополистом.

«Как вы знаете, по определению, монополист — компания, которая имеет возможность ограничивать вход в индустрию других фирм и единолично контролировать цены. „Майкрософт“ не может делать ни того, ни другого».

Замечание: количество компаний, производящих софтвер, в США скорее растёт, чем сокращается. Журнал «Форчун» сообщает, что в 1997 году только в окрестностях Бостона существовало две тысячи двести подобных компаний в сравнении с шестьюстами в 1989 году. Однако сколько фирм напрямую конкурирует с «Майкрософтом» или же вынуждено играть по его правилам, неизвестно.

«Антимонопольная политика предположительно должна определять области, где недостаток конкуренции заставляет расти цены, а нововведений, по-видимому, не появляется, а у нас сейчас в начинающие компании, поставляющие программное обеспечение, вкладывается гораздо больше денег, чем раньше. Съездите в Калифорнию и увидитетам все ездят на «Феррари», да не просто все, понимаете, они там будто на деревьях растут».

«Цена на операционную систему сегодня составляет пять процентов от стоимости персонального компьютера. Если бы я владел монополией, она поднялась бы до двадцати пяти, тридцати пяти процентов».

«Это капитализм. Мы создали продукт под названием „Windows“. Кто решает, что находится в „Windows“? Потребители, покупающие „Windows“».

«Мне кажется, правительство должно уже порядком устать от вмешательства в индустрию компьютерного программного обеспечения, она и сама по себе неплохо работает».

«Индустрия персональных компьютеров — модель для всей экономики. Уровень нововведений и открытости просто сказочный. И роль „Майкрософта“ в их создании фундаментальна».

Майкл Моррис, адвокат «Сан Майкросистемс», возражает.

«Все боятся „Майкрософта“, — утверждает Моррис. — Степень нежелания людей, над которыми „Майкрософт“ имеет коммерческую власть, жаловаться на поведение компании в правительственные агентства просто невиданная. Это настолько хорошо известно, что принимается как нечто само собой разумеющееся. И базируется на их способности повредить другим компаниям — что тоже общеизвестно».

«Все ненавидят монополию, когда не владеют ею», — сказал председатель «Нетскейп коммьюникейшнс» Джеймс Барксдейл.

«Майкрософт» и за рубежом находится под огнём. Японское правительство последовало примеру Министерства юстиции США и в 1997 году начало расследование «Майкрософт», как и антимонопольные организации Европейского союза. После переговоров с Европейским союзом «Майкрософта» согласился пересмотреть свои соглашения по лицензированию софтвера.

Даже «Сатердей найт лайф» приложил руку: «Билл Гейтс недавно давал показания перед сенатом, доказывая, что „Майкрософт“ не является монополией. Затем он запрыгнул в гигантский башмак и уехал в красный отель на Балтик-авеню».

В средствах массовой информации ходит тысячи историй о компаниях, пострадавших в лапах «Майкрософта», но и у гиганта софтвера есть адвокаты.

Роберт Холл, экономист университета Стэнфорд, когда-то работавший над делом «Майкрософта», утверждает:

«Нам не следует препятствовать попыткам „Майкрософта“ вложить в „Windows“ больше функций — мы ведь не собираемся наказывать успех».

Защитники «Майкрософта» часто сравнивают его дело с тринадцатилетним расследованием дела «Ай-би-эм» в Министерстве юстиции. Тридцать первого января 1969 года, в последний рабочий день администрации Джонсона, правительство подало иск в суд, обвиняя «Ай-би-эм» в монополизировании компьютерной индустрии США. Кампанию продолжили три последующие администрации. В 1982 году, уже при Рейгане, Министерство юстиции наконец закрыло дело.

18
{"b":"18110","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Культ предков. Сила нашей крови
Как перевоспитать герцога
Мститель. Долг офицера
Чувство моря
Невеста Смерти
Дерево растёт в Бруклине
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя