ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапный окрик перепугал орка настолько, что тот вскочил с кровати. Второй посетитель медленно повернулся к Ринде и протянул ей стеклянный шар.

– Редкая вещица, – произнес он. – И красивая. Аплодирую вашему вкусу.

– Приятно услышать комплимент от вас, лорд Физул, – холодно сказала Ринда, узнав, наконец, пришельца.

Шар она не взяла, и рыжеволосый лорд аккуратно вернул его на место в сундук, а затем чопорно поклонился.

– Моя репутация бежит впереди меня, – насмешливо сказал он, – и по вашему тону можно догадаться, что до вас она дошла не в лучшем виде.

– Так их у вас не одна? – хрюкнул орк и, пожав плечами, повернулся к Ринде. – Это она? Вид у нее неважнецкий.

Физул закатил глаза:

– Как вы скоро узнаете, Ринда, генерал Вакк гордится своей прямолинейностью. На первый взгляд вам может показаться, что он довольно глуп, но не давайте ему одурачить себя.

– Меня хвалить сам король Аксун, – прокаркал Вакк и, стукнув себя по широкой груди, ухмыльнулся, отчего из-под нижней губы выперли огромные резцы, едва не касаясь рыла. – Славный герой в походе.

– Если вы двое пришли затем, чтобы арестовать меня, – сказала Ринда, – то давайте с этим покончим. Если нет – убирайтесь вон. Я не потерплю в своем доме солдат или мерзавца из Зентарима… даже самого обходительного.

В спину девушки уперлась тяжелая ладонь.

– Они здесь для того, чтобы помочь, Рин, – торжественно пробухтел Ходур. – Мы все пришли помочь.

– В чем помочь? – спросила девушка. – Разрушить мою репутацию у соседей? Такие гости здесь не в чести, знаешь ли. – Она свернула накидки, приготовленные для старика, в тугой узел.

Физул грациозно выступил перед Вакком:

– Уверяю вас, Ринда, никто не видел, как мы сюда входили. Никто не увидит, как мы уйдем.

Ринда попятилась от лорда, грубо оттолкнув Ходура:

– А как же та церковная ищейка, что торчит в окне через улицу? Или вы не обратили на него внимания? А может быть, он один из ваших прислужников…

– Вряд ли, – ответил Физул, подходя к Ринде и не давая ей отдалиться больше чем на шаг, пока она, пятясь, отступала. Он только раз отвел от нее взгляд, чтобы кивнуть Ивлизару. – Боюсь, мы пока не можем вас отпустить, – заметил представитель Зентарима, когда девушка подобралась к двери.

Бросив взгляд через плечо, Ринда обнаружила, что дорогу ей преградил эльф. Он прислонился к косяку и, глупо улыбаясь, жевал своих жуков.

– Никуда ты не пойдешь, пока не выслушаешь все, что мы должны сказать, – произнес Ивлизар и длинным ногтем выковырнул из зубов застрявшую лапку жука.

– Ага, так что садись, – прохрюкал орк. – Мы тебе сказать, что делать.

Вояка со свиным рылом вцепился железной хваткой в плечо Ринды, намереваясь силой усадить ее на стул. Поначалу она вроде бы подчинилась, поддаваясь давлению, но потом вдруг вывернулась и швырнула в генерала свернутые накидки. Пока орк пытался выбраться из-под развернувшейся ткани, Ринда успела пнуть его в живот. Хрюкнув как настоящая свинья, Вакк повалился навзничь.

Ринда повернулась к Ивлизару, намереваясь и ему задать жару. Миска выпала из рук эльфа, и жуки бросились врассыпную.

– Умоляю, милая дама, – забормотал Ивлизар. – Все это ужасная ошибка.

К счастью для него, девушке удалось сделать к нему всего лишь один шаг, прежде чем ее повалили сзади. Она перекатилась набок, отчаянно брыкаясь, чтобы высвободить ноги. Ей удалось разглядеть нападавшего. Это был не Физул и даже не Вакк, как она ожидала, ее лодыжки схватил железной хваткой Ходур. Даже сквозь сапоги Ринда чувствовала, что у него, как у старого пьяницы, дрожат руки.

– Прошу тебя, Рин, – сказал Ходур. – Мы не хотим, чтобы Кайрик поступил с тобой так же, как со всеми прочими писарями.

– Как, например, с вашим отцом, – бесстрастно добавил Физул. – Я присутствовал при его смерти, знаете ли. Зрелище было весьма неприятное. – Он переплел пальцы в перчатках. – В случае вашей неудачи Кайрик и вас убьет.

Ринда перестала сопротивляться.

– А вдруг меня ждет успех?

– Тогда готовьтесь к еще более страшной, чем смерть, участи, – сказал Физул.

Несмотря на всю его показную манерность, Ринда различила в голосе лорда непривычные нотки правды. Судя по недовольному выражению его лица, быть честным было для него неприятным.

Ходур смотрел на нее снизу вверх своими темными глазами, полными искренности, и чем-то напоминал побитую собаку.

– Послушай его, Рин.

– Похоже, у меня нет выбора, – ответила она, а когда Ходур ослабил хватку, высвободила ноги и пнула карлика.

– Везунчик, – прошипел Вакк, мотнув своим пятачком в сторону Ходура. – Поэтому он ловить такую кошку, как ты. – Обхватив живот руками, он заковылял к стулу. Рухнув на него, орк добавил: – Глупые пбьярницы, вроде этого, не сражаться.

– На таком поросячьем языке только ругаться, – благодушно заметил Ивлизар. Он перестал рыскать по комнате глазами в надежде собрать сбежавший завтрак и перевернул миску вверх дном на заваленном столе. – Ладно, лорд Физул, – протянул он, усаживаясь на пол перед входной дверью. – Давайте с этим покончим. Я, как наша милая Ринда, тоже трудился всю ночь, и мне нужно поспать. Покойнички сами не выкапываются, знаете ли.

Физул предложил Ринде помочь подняться, но она даже не взглянула на протянутую руку.

Девушка просто уселась в центре комнаты, скрестив ноги.

– Он прав, – сказала она. – Давайте с этим покончим.

– Мы знаем, Кайрик хочет, чтобы вы создали его жизнеописание, – начал Физул без всякого вступления. – Но вот об одном Принц Лжи умалчивает, а сами вы этого понять не можете. Какова цель этой книги? – Он сделал паузу, как заправский актер. – Если книга будет написана должным образом и насыщена нужными молитвами и гимнами, а также правильно проиллюстрирована, она сможет заставить любого, кто ее прочтет, поклоняться Кайрику.

– И что? – спросила Ринда, подавляя зевок. – Чем эта книга будет отличаться от любого другого священного текста? Все священники хотят, чтобы ты верил в то, что написано, иначе это просто пустая трата пергамента.

– Но с этой книгой не будет другого выбора, как поверить в нее, – сказал Ходур и, поймав недоверчивый взгляд Ринды, торжественно кивнул. – Любой, кто ее прочтет или послушает, как ему читают вслух, поверит, что Кайрик – единственный бог, достойный поклонения.

– Тогда другие боги…

– Просто исчезнут, – договорил Физул и махнул рукой, словно распуская остальной божественный пантеон, – тогда Кайрик будет править единолично во всем Фаэруне, владея каждой душой, живой или мертвой.

– И вы хотите, чтобы я его остановила? – спросила Ринда. – Он ведь бог… Бог!

Ивлизар горячо зааплодировал последнему замечанию.

– Приятно поболтать с тем, кто, как я, считает, что сражаться с божеством чуть-чуть смешно.

– Вы все свихнулись, – сказала Ринда и зажмурилась. – Или я сплю и вижу сон.

– Скорее не сон, а кошмар, – предположилХодур. – Тем не менее, все это реальность не меньшая, чем крысы в этом доме. Дело очень серьезное, так что отмахнуться не удастся. Нам нужна твоя помощь, Рин. Нас много в Зентильской Твердыне, кто втайне ненавидит Кайрика, но нам нужна твоя помощь, чтобы опорочить эту книгу.

Тут выступил вперед Физул:

– Так и есть. У нас много союзников: жрецы Бэйна, Миркула и Лейры – одним словом, все, кто хочет свергнуть Кайрика: маги, художники и просто здравомыслящие люди, которые понимают, что Принц Лжи не успокоится, пока не превратит весь мир в дымящиеся руины. Знания и умения всех этих людей будут в твоем распоряжении.

– Не забывать моих воинов, – прохрюкал Вакк.

– Орки в зентиларских отрядах не очень довольны новыми ограничениями, которые распространяются только на них, – пояснил Физул. – Видимо, Кайрик сомневается в их преданности. Раз в его царство попадают после своей смерти только человеческие существа, ему кажется, что у орков нет причин за него сражаться. Жрецы надавили на зентиларов, и те ограничили продвижение по службе солдат-орков и поручают им теперь только самые простые задания.

25
{"b":"18111","o":1}