ЛитМир - Электронная Библиотека

– Шлем – самая сложная часть, – сказал Гонд, подходя к столу. Он приподнял забрало, тщательно устанавливая иголки напротив отверстий, заранее высверленных в шее воина. – Для надежности нам придется укрепить этот кусок у него во рту. Говорить ему теперь будет трудно.

Кайрик подался вперед, слегка увлекшись происходящим на его глазах превращением.

– Лишь бы он умел произносить «умри, еретик», и я буду доволен, – весело заметил бог Смерти.

«Ваше Великолепие, – начал Жергал, зависнув вблизи жуткого трона. – Остается еще вопрос окончательного приговора».

– Опять формальности, – прошипел Кайрик. – Так и быть. Давай с этим покончим.

Сенешаль развернул длинный пергаментный свиток:

«Знай же, Гвидион, сын кузнеца Гарета, что ты был признан виновным в предательстве полноправного властелина замка Праха и правителя Города Раздоров. Поэтому ты приговариваешься к вечному служению вышеназванному властелину в качестве инквизитора».

– Приговариваешься? – возмутился Гонд. – Да это честь – носить такие латы. Я выковал их собственными руками!

– Уверен, он сказал бы тебе спасибо, если бы ты не всадил ему в рот железку, – пробормотал Кайрик. – Нельзя ли поскорее покончить со всем этим? Моему инквизитору пора заняться делом в Зентильской Твердыне.

Гонд надел нижнюю часть шлема на голову Гвидиона, направляя штыри в шею, потом закрепил ее с помощью детали, сидящей во рту воина, и взялся за верхнюю часть головного убора. Макушка шлема тоже была подбита спицами.

Длинные металлические иглы скользнули прямо в череп Гвидиона, и он почувствовал, что его сознание возвращается в новое громоздкое тело. Быстроход попытался сопротивляться, но ему показалось, что все эти иглы, засевшие в черепе, открыли под его ступнями люк. Он устремился туда по спирали, оказавшись в абсолютной темноте. Внезапно со всех сторон замаячили холодные металлические стены. Они сжимались вокруг него, лишая возможности шевельнуть рукой или ногой. Он хотел закричать, но крик умер, так и не родившись, попав на золотые штыри.

На какое-то время Гвидиона охватил паралич, затем темноту вокруг него разорвала вспышка света. Он открыл глаза и оглядел тронный зал Кайрика.

На стенах плясали тени горящих мучеников, поигрывая на небрежно развешанных трофеях. Гвидион мог разглядеть каждую косточку в троне Кайрика, каждую идеально сработанную деталь механических кузнецов Гонда. Перед ним стояли Принц Лжи и Чудодей и с какой-то странной гордостью смотрели на него, хотя у каждого была своя причина гордиться. Впервые воин заметил, что их человеческое обличье было всего лишь фасадом, своеобразным костюмом, надетым для маскарада. Взгляд их немигающих глаз, каждое движение выдавали в них силу. Их осязаемые тела были всего лишь марионетками. И жизни в них было не больше, чем в деревянных резных чурках.

Гвидион ощутил запах божественной силы – точно так пахнет воздух-перед сильной грозой. Тут нахлынули и другие запахи: запах запекшейся крови на мече Кайрика, заплесневелых древних костей, облепленных могильной землей, из этих костей было сделано почти все убранство зала, горящих писарей и слабый запах масла, которым были смазаны детали големов. Но больше всего его взволновал собственный запах. От него пахло холодным металлом с примесью духа-разложения, смерти. Все эти запахи были в тысячу раз тоньше и в то же время в тысячу раз сильнее любого запаха, который он знавал в земной жизни.

Постепенно к Гвидиону начало возвращаться и другое восприятие. Железка, засевшая во рту, отдавала мерзкой горечью, словно вино, превратившееся в уксус. Теперь он ощущал каждый болт, каждую заклепку в своих доспехах так, будто они всю жизнь были частью его тела. Удары божественного молотка оставили почти незаметные следы на металле, и на секунду Гвидион забылся, разглядывая каждую вмятинку. Другие картины, звуки и запахи нахлынули на него: мягкое шуршание одежд Жергала, когда сенешаль подлетал к Кайрику; жар от светильников с горящими мучениками; зловоние, доносящееся от реки Слит, словно та извивалась прямо под стенами замка…

– Ему придется немного привыкнуть к тому, как шлем увеличивает все, что он видит и слышит, – сказал Гонд и швырнул гаечный ключ одному своему голему, который поймал его на лету с удивительной ловкостью. – Так когда ты хочешь, чтобы я собрал остальные восемь штук?

– Прямо сейчас, – ответил Кайрик. – Я уже отобрал кандидатов для управления всеми доспехами.

Гонд нахмурился и запустил пальцы в жесткую бороду.

– Хм-м. Правильная подгонка требует большой сосредоточенности, а меня ждет другая работа в Согласии.

– Эти инквизиторы нужны мне без промедления, – резко произнес Кайрик и направился обратно к трону. – Мистра лишила меня магии, а тем временем в Зентильской Твердыне коварные заговорщики пытаются обратить против меня мою же церковь. В этом городе живет большинство моих последователей. Если я их потеряю, то у меня не будет сил управлять Царством Мертвых. – Охваченный внезапной яростью, он стукнул кулаком по трону. – Ты знаешь, что случится, если в этом месте начнется бунт, а я не смогу его подавить?

Гонд пожал плечами:

– Нет, да и не особенно хочу знать. Я ведь тебе уже говорил, Кайрик, что меня не волнует, для чего ты станешь использовать эти доспехи, лишь бы только не против моих последователей. И еще одно… – Он похлопал Гвидиона по плечу. – Я просто хочу, чтобы весь мир увидел мое мастерство. Имея хорошего кузнеца и неплохое сырье, можно создать вот такое чудо, с которым не справится ни одна магия.

– Но девять механических рыцарей будут свидетельствовать о твоем мастерстве лучше, чем один, – ответил Кайрик, меняя театральный гнев на милость, словно змея, сбрасывающая шкуру. – Полно, Гонд. Будь благоразумен…

Бог Ремесел закатил глаза.

– Забавно слышать от тебя такое, – сказал и вытянул мощную руку, предотвращая гнев бога Смерти. – Так и быть. Я сделаю их сейчас.

По одному его кивку големы бросились к восьми клетям, выставленным в ряд у стены и начали их суетливо распаковывать. Чудодей повернулся к Гвидиону.

– Подними левую руку, – рявкнул он.

Гвидион попытался было не подчиниться, но почувствовал, как его тело невольно выполняет приказ. Гонд следил за движениями воина наметанным глазом, обходя вокруг тени в железных доспехах.

– Если он понимает команды, то очень скоро сможет отправиться на дело, – объявил Чудодей. – Отдавай ему свой приказ в любое время.

– Ты должен уничтожить всех еретиков Зентильской Твердыни, – сказал Кайрик.

– Так не годится, – рассеянно заметил Гонд, собирая инструменты для следующего воина. – Такой приказ только собьет его с толку.

– Ты же сам говорил, что он сделает все, что я пожелаю, – прогремел Кайрик. – А теперь заявляешь, что он ничего не может?

«Полагаю, ему нужно более точно разъяснить ваше желание, – предположил Жергал. – Тень должна понимать, что вы имеете в виду под ересью».

Кайрик подошел к Гвидиону.

– В таком случае начнем с явных предателей, – сказал Принц Лжи. – Ты уничтожишь каждого, кто скажет хоть слово против меня или моей церкви в стенах Зентильской Твердыни.

– Да, вот так уже лучше, – сказал Гонд и ткнул какой-то железякой в бедро Гвидиона. – Надеюсь, для начала ему попадется какой-нибудь маг, по-настоящему всесильный. Любое заклинание обыкновенного смертного скатится с доспехов, как дождь с оловянной крыши.

– А как насчет бессмертных чародеев? – спросил Кайрик, впервые проявив искренний интерес к разъяснениям Чудодея.

– Никогда не проверял, но по идее должно произойти то же самое.

Повелитель Мертвых замер, потирая острый подбородок.

– Жергал, я хочу, чтобы ты напал на инквизитора. Отсеки ему руку.

«Но, Ваше Великолепие, такая работа…»

– Не волнуйся. Если ты ему навредишь, я на тебя не рассержусь. – Кайрик грозно наставил палец на Гвидиона. – А ты просто стой и не смей защищаться.

Жергал подлетел к вытянутой руке Гвидиона и окутал ее бесформенной чернотой, служившей ему телом. Плащ сенешаля, казалось, полностью поглотил руку, но тут во мраке появился слабый проблеск. Тихий стон огласил тронный зал, и Жергал отступил от инквизитора. Рука в золотой перчатке вызывающе блестела, без единой царапины и пятнышка.

42
{"b":"18111","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Два в одном. Оплошности судьбы
Темная ложь
На первый взгляд
Мег. Первобытные воды
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Крампус, Повелитель Йоля
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Прошедшая вечность
Тьерри Анри. Одинокий на вершине