ЛитМир - Электронная Библиотека

– С помощью инквизиторов я надеялся противостоять ереси, зародившейся в моей церкви, – сказал Принц Лжи. – Мистра вознамерилась помешать моему плану, хотя он никоим образом не касался ее обязанностей как богини Магии.

Тир кивнул и погладил свою длинную белую бороду.

– Что ты можешь сказать, богиня, в свою защиту относительно поимки инквизиторов?

– Они угрожали последователям всех богов, – ответила Мистра. – Их нужно было остановить.

– Инквизиторы не выбирали твоих лакеев, – сказал Кайрик. – Они крушили каждого, кто высказывался против меня. Если пострадал кое-кто из твоих последователей, то они сами виноваты. – Повелитель Мертвых обернулся к собравшимся. – Я лично считаю, что инквизиторы действовали как сила природы – как одна из бурь Талоса. И Мистра не имеет никакого права мешать тому, что якобы может причинить вред ее последователям. В противном случае не было бы ни омутов, ни ядовитых растений, ни оружия, ни…

– Мы поняли, – перебила его Шара, Госпожа Ночи, и лениво потянулась. – Выкладывай, Мистра. Ты должна указать весомую причину, каким образом эти заводные механические воины имеют отношение к богине Магии.

– Их доспехи могут выдержать любое заклинание, – ответила Мистра. – Инквизиторы самой своей природой пытаются доказать, что ремесло выше Искусства.

Тир задумался над заявлением богини.

– Справедливо, – наконец произнес он. – И ты могла бы убедить нас своим аргументом… если бы сама не прибегала к помощи Гонда в борьбе с инквизиторами. Следуя твоей логике, получается, что клетки, сконструированные Чудодеем по твоей просьбе, также вредят Магии.

Мистра не сумела привести других аргументов в пользу своих действий, тогда Тир постучал по трибуне костлявыми пальцами.

– В таком случае ясно, что богиня, затеяв битву с Кайриком, перешла границу своих полномочий, – Остальные члены Совета хором выразили согласие. – Итак, – мрачно добавил Тир, – мы должны рассмотреть возникшую угрозу Равновесию.

Не успел бог Справедливости договорить, как Кайрик вскочил с места, требуя слова:

– В Зентильской Твердыне проживает самое большое количество верных мне последователей из царств смертных. Если еретикам удастся обратить город против меня, я потеряю столько сил, что, скорее всего, не сумею предотвратить восстание в Городе Раздоров.

Принц Лжи повернул к высшим богам, собравшимся в зале, свое изможденное уродливое лицо.

– Всем вам известно, что мое царство в Гадесе переживает постоянные волнения. И всем вам также известно, что произойдет, если подданные меня свергнут: полное нарушение Равновесия. До тех пор пока не будет найден новый бог, который займет трон в замке Праха, никто в царствах смертных не сможет умереть, несмотря на самые тяжелые раны. А недавно усопшие воскреснут и начнут охотиться на живых до тех пор, пока… Картина вырисовывается такая зловещая, что лучше об этом не думать.

Кайрик медленно опустился на скамью в наступившей мрачной тишине.

– Умение произвести эффект всегда было одной из твоих сильных сторон, Кайрик, – сухо заметила Мистра, – но все, что ты говоришь, не имеет никакого отношения к восстанию в Гадесе.

– Нет, имеет, – возразил Тир, – Все это имеет непосредственное отношение к Кайрику и его царству. – Он снова вцепился в край трибуны, да так, что побелели костяшки пальцев. – Главная улика против тебя следующая: ты самолично взялась наказать Кайрика. захотела помешать его планам, которые он вынашивает, чтобы сеять в мире раздоры и смерть. При этом ты забыла два важных момента. Во-первых, это долг Кайрика – создавать в Королевствах подобный раздор. Во-вторых, в твои обязанности не входит предотвращать раздор. Ты богиня Магии, Мистра, а не вестница мира или мстительница за тех, кому Кайрик причинил зло.

– Книга, которую он заставляет писать своих слуг, повлияет и на всех вас, – холодно заметила Мистра. – Но только немногие из богов высказались против Кайрика, узнав о создании книги. Где же тут справедливость, когда Равновесие переместится в противовес прихотям Повелителя Мертвых?

– Как я уже говорил, богиня, нужно иметь терпение, – высказался Огм. – До сих пор мы успешно сопротивлялись созданию книги, разве не так? Что касается других преступлений Кайрика… В прошлом Равновесие всегда корректировало его выходки.

– А я со своей стороны готов способствовать устранению любого ущерба, который мог нанести в гневе на то, что меня отрезали от магической материи, – высказался Кайрик. – Верните мне инквизиторов, и, заверяю Совет, в будущем они будут использоваться исключительно против моих подданных.

Мистра горестно рассмеялась:

– Но только при условии, что тебе вернут и магию, я права?

– Именно так, богиня. – Кайрик поклонился. – Именно так.

С места поднялся Детандер, Властелин Утра, глаза его мягко сияли, как тихий рассвет.

– Мы готовы отказаться от всех обвинений против тебя, – начал он, – но только если ты согласишься пойти на эти компромиссы.

– Никто из вас не видит, какой это монстр, – заявила Властительница Тайн.

– Монстр? Отчего же? – твердым, как металл, голосом спросил Огм. – Только потому, что он прибегает к иллюзиям и обману, чтобы одурачить свои жертвы? Вспомни, богиня, как ты поймала инквизиторов в свою ловушку.

– Еще остается вопрос о Гончем Псе Хаоса, – спокойно заявил Кайрик. – Улики, найденные на смотровой площадке башни Черного Посоха…

– Тебе бы лучше вообще не упоминать об этом преступлении, – предостерег его Тир. – Хорошо, что зверь не причинил вреда ни одному из Преданных, иначе кто-нибудь из нас вызвал бы тебя в суд за освобождение пса…

– Но Мистра коварным образом пленила Кезефа, при этом сознательно лишив жизни своего верного последователя, – буркнул Кайрик. – Вряд ли ей пристало критиковать меня за мораль.

– О чем это ты толкуешь? – возмутилась Мистра. – Я ровным счетом ничего не знаю о Кезефе. И ни разу не сталкивалась с этим животным.

Повелитель Мертвых изобразил, что потрясен.

– Зато все улики говорят об обратном.

Стукнув один раз по трибуне, Тир заставил замолчать публику в суде.

– Улики, которые ты нам представил – священный символ и свиток с заклинанием, – мот подкинуть туда любой. Справедливость требует доказательств.

– Справедливость требует, чтобы я спас богиню Магии от незаслуженного наказания, – произнес Маск. Повелитель Теней шагнул из ближайшего к Мистре угла, и по залу прокатился шепот удивления: никто не видел Маска в том углу до тех пор, пока он не заговорил.

– Это я поймал Кезефа, а свалил вину на богиню ради интриги. – Маск подошел к Мистре и встал рядом. – В таких делах я не могу поступать иначе. Хотя в данном случае я действовал, подчиняясь страху. Пусть никто из вас не желает этого признавать, но вы сами знаете, что Повелительница Волшебства права: Кайрик угрожает всем нам.

– Я так и думал, – пробормотал Принц Лжи, и короткий меч на его боку злобно вспыхнул красным цветом. – Где сейчас Гончий Пес Хаоса?

– Тебе его ни за что не найти, – насмешливо ответил Маск. – Но не волнуйся, рано или поздно он придет к твоему крыльцу. Псы все одинаковы.

В ответ на колкость Кайрик лишь улыбнулся:

– Где же ты раздобыл заклинание, позволившее тебе так легко его поймать? Ведь такие сведения вне пределов твоего понимания, Повелитель Теней.

– Он нашел его в моей библиотеке, – с вздохом признался Огм.

– И ты туда же, – прошипел Принц Лжи. – Скажи мне, Переплетчик, каким это боком Кезеф имеет отношение к знаниям? Или ты, как и Миднайт, виновен в превышении своих полномочий?

– Знания, содержащиеся в книгах моей библиотеки, доступны всем богам, – прогремел Огм.

В его голосе слышалась угроза, как в военных песнях, написанных чародеями Тэя. – Маск получил заклинание от меня в обмен за услугу. Тот, кто приходит ко мне за знаниями, приносит с собой какие-нибудь утраченные исторические сведения, чтобы я мог их включить в свои книги.

– Значит, ты и мне подарил бы это заклинание в обмен на какую-нибудь старую рукопись? – хитро спросил Кайрик.

50
{"b":"18111","o":1}