ЛитМир - Электронная Библиотека

Джесси открыла рот от удивления.

— Вы… Вы грубый, невоспитанный и ни на что не годный, бегающий за женщинами… ублюдок! Как мог мой отец поступить так жестоко, сведя нас вместе?

— Может быть, я и ублюдок, — ответил Джейк, с выражением, не совсем понятным Джесси, — может быть, и многое другое. Но это не меняет дела. Я хочу, чтобы вы дали слово, что не будете встречаться с Ла Порте.

— Идите к черту! — закричала Джесси, не в силах больше сдерживать свой гнев.

— Этого бы не допустил твой отец, Джесси.

— Мой отец никогда не командовал мною.

Джейк наклонился ближе к ней, прижимая ее к своей груди.

— Я хочу, чтобы ты дала слово.

Джесси высвободила руку и замахнулась, чтобы ударить его, но Джейк успел перехватить ее руку.

— Черт тебя побери, Джесс, — сказал он сердито.

Он еще крепче прижал ее к себе, наклонил голову и поцеловал девушку — это горячее объятие ошеломило Джесси. Она ощущала теплоту его тела, его твердые губы, которые страстно обжигали ее рот. Джейк приподнял ее подбородок, поцелуй стал еще крепче. Она открыла рот, чтобы запротестовать, но его язык коснулся ее языка, она перестала отталкивать Джейка.

Что же с ней происходит? С негромким стоном она подалась к нему. Даже когда Джейк выпустил ее руку, она продолжала прижиматься к нему. Ее руки сами поднялись вдоль его спины, дошли до плеч, пока не достигли шелковистых прядей его волос. Она почувствовала дрожь во всем теле и снова непонятное теплое покалывание где-то внизу живота.

Чувства ее раздвоились, она понимала, что ей нужно остановиться, но другая, тайная часть ее сознания желала, чтобы этот поцелуй длился вечно, ей хотелось узнать, куда приведут эти жаркие ощущения, хотелось поддаться сильному желанию, которое она чувствовала глубоко внутри.

Она отвечала на его поцелуй, его язык ласкал ее язык и губы, его руки скользнули вниз, к ее бедрам, и наконец, он обхватил обеими руками низ ее бедер и крепко прижал к себе. Джесси тихонько застонала. Даже сквозь пышные складки юбки она чувствовала его сильные теплые руки, они нежно ласкали ее. Ее тело покрылось мурашками, и она задрожала.

Внезапно она почувствовала, как что-то твердое и настойчивое прижимается к ее телу. Она широко открыла глаза. Хватая ртом воздух, она отпрянула от него, ее лицо горело, сердце бешено колотилось.

Джейк также чувствовал себя оглушенным. Внезапно дверь отворилась, яркая полоса света осветила полутемную комнату. Руперт удивленно смотрел на них.

— Босс, извините, что помешал вам. Один из клиентов обвиняет Стибби, что тот пользуется мечеными картами. Это скотовладелец, который ходит с ружьем. Педди занят, а тот новенький опять куда-то исчез. Думаю, вам лучше выйти самому, пока еще можно что-то сделать.

— Я сейчас приду.

Руперт закрыл дверь, а Джейк перевел дыхание и повернулся к Джесси.

Она выглядела немного растерянной, ее глаза были широко раскрыты, она пристально смотрела на него.

— Извини меня, Джесс, я совсем не хотел этого. Но это только подтверждает все то, что я сказал тебе.

— Да? — Джесси подняла голову. Она хотела казаться безразличной, одной рукой она ухватилась за складки юбки, другую поднесла к горлу. Она чувствовала под рукой частое биение пульса. — И каково же ваше мнение?

— Что ты еще наивная маленькая школьница, которая совсем не готова сдерживать аппетиты таких мужчин как Ла Порте.

— Я не наивная.

— Если вы хотите еще доказательств, я буду счастлив их предоставить, — Джейк угрожающе направился к ней.

Джесси собрала все свои силы, чтобы не отступить.

— Вы дьявол, Джейк Вестон.

— А Ла Порте — негодяй. Я требую вашего слова.

Стараясь убедить себя, что ее сердце бьется так сильно от гнева, Джесси твердо посмотрела на него.

— Хорошо, — сказала она наконец. — Я не буду встречаться в Ла Порте, по крайней мере, некоторое время.

— Нет, не так.

— Я не стану встречаться с ним, пока не узнаю о нем больше.

— Попробуй еще раз.

— Я не буду встречаться с ним в течение двух недель.

Джейк одобрительно улыбнулся.

— Давай договоримся на месяц, Джесс. Если через месяц ты все равно захочешь встретиться с ним, это будет твое личное дело.

Стараясь понять, действительно ли в его глазах светилось беспокойство о ней, Джесси наконец уступила.

— Хорошо, пусть будет месяц.

— Он негодяй, — повторил Джейк, его обычное чувство юмора возвращалось к нему, — но у него глаз наметан на самых хорошеньких женщин на побережье Барбари.

Взгляд Джейка не отрывался от ее фигуры, на губах играла легкая улыбка. Но вдруг он нахмурился, как если бы вспомнил что-то неприятное, и быстро вышел из комнаты.

Джесси опустилась на мешок с сахаром. Боже мой, что же случилось? Ее охватила дрожь, она дотронулась до своих губ. Щеки и губы горели, она все еще ощущала вкус его губ. Это совсем не похоже на поцелуи Бенджамина Кафера. Прикосновения Бена были легкими и нежными. Джесси не возражала против его поцелуев, она чувствовала себя желанной. Поцелуи Джейка, наоборот, возбуждали в ней самой сильное желание.

Хуже всего было то, что это слишком ей понравилось. Если честно, то ей не хотелось, чтобы он останавливался. Боже милостивый, Джейк Вестон такой негодяй и грубиян, каких она раньше не встречала. Возможно, он обманывал ее отца, и, может быть, обманывает ее сейчас. А может быть, он даже имеет какое-то отношение к смерти ее отца — но она не могла думать ни о чем, кроме как о его объятиях и его губах.

Решительно тряхнув головой, Джесси поднялась на ноги. Черт возьми! В сердцах она стукнула мешок с сахаром носком туфельки, причинив только боль своей маленькой ножке. Он заставил ее дать обещание не встречаться с Рене, но интересно, мог бы Рене вести себя так, как Джейк? Этот француз показался ей настоящим джентльменом, но, конечно, она еще недостаточно его знала, чтобы быть в этом абсолютно уверенной. Но как Джейк, который так себя вел с ней, осмеливался критиковать другого!

Снова вспомнив страстные прикосновения Джейка, Джесси застонала от смущения. Какой наглец! Боже мой, о чем думал ее отец?

Решив выйти в зал, она направилась к двери. Возле нее на посту стоял Педди. Интересно, как бы повел себя Педди, если бы она позвала на помощь?

— Я еду домой, — сказала она ему. Педди кивнул. Стараясь не смотреть на Джейка и на Рене Ла Порте, она последовала за Педди, который проталкивался через заполненную людьми комнату. Она не приедет сюда ни завтра, ни послезавтра. Ей нужно время, чтобы подумать. Ей нужно держаться подальше от Джейка Вестона, насколько это возможно.

На следующий день Джейк проснулся после полудня с сильной головной болью. Во сне ему снились большие ножи и шнурки из красного шелка, еще ему приснилось, что он занимается любовью со своим новым боссом.

Джесси уехала сразу же после инцидента в кладовой, ни на кого не взглянув и ни с кем не попрощавшись. Джейк чувствовал угрызения совести. Старина Таггарт застрелил бы его, если бы узнал, какие вольности он себе позволил с его дочерью. Джейк совсем не собирался ее целовать. Он совсем не хотел связываться с дочерью Таггарта. Но она сводила его с ума, и у нее это чертовски хорошо получалось. Поцелуй казался самым естественным и, конечно, самым приятным способом заставить ее заткнуться.

Сидя на краю постели, Джейк вспомнил, что вчера он осушил бутылку францисканского бренди, тщетно пытаясь выбросить из головы девушку. Он никак не мог забыть податливость ее стройного тела, мягкость пышной груди, когда он сжал ее в объятиях, крепкую округлость ее бедер. Джейк выругался про себя.

Голова все еще болела. Он побрился, оделся и сошел вниз. Подойдя к бару, он разбил яйцо в пивную кружку, наполнил ее пивом, выпил залпом. Эта смесь взбодрила его. Он поставил кружку на место и пошел вдоль бара, чтобы помочь Руперту внести бочку с виски за стойку.

Пять лет назад, когда он впервые встретился с Генри Таггартом, он тоже работал за стойкой бара и подавал напитки. Он попал в Калифорнию с армией Конфедератов, после Техаса обосновался в Ричмонде. Его мать умерла во время эпидемии холеры еще до войны[2], а отца он никогда не знал. Известие, что отец его женился и обзавелся другой семьей, никогда его не трогало.

вернуться

2

Война Севера и Юга.

19
{"b":"18114","o":1}