ЛитМир - Электронная Библиотека

— Разрешите взять вашу сумку, мисс? — кондуктор в черной форме поставил ее небольшой саквояж на верхнюю полку. Джессика опустилась на бархатное сиденье. Ее остальные вещи находились в багажном вагоне.

— Едете до самой Калифорнии? — спросил кондуктор, проверяя ее билет. — Довольно долгое путешествие для такой молодой леди.

Джесси сдержала порыв гнева. В конце концов, этот человек просто пытается поддержать разговор, он не собирается читать ей мораль.

— Уверяю вас, я с нетерпением жду этого путешествия.

Кондуктор тотчас же согласно кивнул, как будто хотел сказать: «Посмотрим, что будет потом».

— Если вам что-нибудь понадобится, мисс, скажите мне, — с этими словами он повернулся к джентльмену, сидящему слева от нее.

Мужчина был модно одет, как, впрочем, и все остальные в купе, он улыбнулся. Джессика осмотрелась, предвкушая предстоящее путешествие, затем убрала выбившуюся прядь темных блестящих волос под сиреневую шляпку с узкими полями.

Раздался резкий свисток паровоза, и Тихоокеанский экспресс, выпустив клубы пара, тронулся. Джесси ехала не в первый раз, отец часто брал ее в свои деловые поездки, путешествовала она и с матерью, до того, как та умерла два года назад, но они редко ездили в таком шикарном вагоне. Джесси провела рукой по роскошному темно-вишневому бархату сиденья. Почему бы и не доставить себе такое удовольствие? В конце концов, она ведь может себе это позволить, ее отец был состоятельным человеком.

Джесси снова вспомнила об отце, и комок подкатился к ее горлу. Она не виделась с ним почти три года, и это еще больше усиливало ее чувство потери. Хотя он сравнительно успешно вел свои дела в Бостоне, настоящая удача пришла к нему в Сан-Франциско, городе, который он называл родным.

— Я полюбил Запад, — как-то однажды признался он Джесси. — Я уже житель Запада, а твоя мать принадлежит Бостону. Она не сможет быть счастлива ни в каком другом месте.

Хотя Джесси понимала, что страсть к приключениям была частью его натуры, это все равно расстраивало ее — несходство характеров отдалило друг от друга отца и Бернесе, мать Джесси.

С детских лет Джесси слышала, как ссорились родители, мать часто плохо говорила об отце. Однако, отец, хотя явно был несчастлив в семейной жизни, делал все, что от него зависело, чтобы Джесси и ее мать ни в чем не нуждались. Джесси училась в самой лучшей школе, ее одежда была элегантной и дорогой. Но три года назад отец уехал в очередную поездку на Запад и больше не вернулся. В своих письмах он с гордостью сообщал, что его дела процветают, и он очень доволен своей жизнью в Сан-Франциско. Он обещал, что после окончания школы, она сможет переехать к нему.

По мнению Джесси, писал он слишком редко. Она перечитывала его письма снова и снова, пока бумага совсем не изорвалась. Эти письма были символом ее мечты, в приключениях отца она видела и для себя возможность убежать от всех этих чопорных и благородных правил поведения, которым ее обучали в Академии миссис Симпсон, этой пуританской престижной школе Бостона.

Джесси всегда не хватало отца, но даже больше, чем по отцу, она тосковала по свободе, которую чувствовала, бывая с ним, по той роскошной жизни, которую вела, разъезжая с ним.

Родители по-разному воспитывали ее. Мать учила пристойному поведению благовоспитанной леди, отец же предоставлял свободу: брал ее с собой в свои бесконечные поездки — на север страны она доехала с ним до штата Мэн, а на юге она побывала даже в Чарльстоне. Отец поощрял ее участие в различных деловых предприятиях. К десяти годам она научилась вести подсчеты даже лучше, чем бухгалтер отца, и у нее часто возникали идеи, как тем или иным способом увеличить прибыль.

Генри Таггарт умер через месяц после ее восемнадцатилетия и всего лишь за три недели до того, как она закончила школу. Их мечта жить вместе так и осталась мечтой, но взамен он оставил ей другое — она владела теперь пятьдесят одним процентом собственности, принадлежавшей Таггарту. И хотя она не очень хорошо представляла, каким образом зарабатываются деньги в бизнесе и как вести этот самый бизнес, но намеревалась изучить все это как можно скорее.

Джесси была уверена, что, независимо от того, как в данный момент обстоят дела в Сан-Франциско, при правильном управлении компании Таггарта будут процветать, как и прежде. Это было испытание, которое она сама пожелала. Если бы только отец был рядом с ней!

По мере того, как поезд набирал скорость, Джесси постаралась отбросить печальные мысли, но не вспоминать о телеграмме Джейка Вестона она просто не могла. Гнев переполнял ее всякий раз, когда она думала об этом.

Какая наглость! Неужели Вестон считает ее полной дурой! Он думает, что она сдастся без сопротивления. Возможно, ее отец и доверял ему, но это вовсе не значит, что и она будет делать то же самое. Из того, что ей было известно, вполне можно предположить, что Вестон обкрадывал отца многие годы.

Джесси выпрямила спину. Если Вестон намеревается одержать над ней верх, его ждет большое разочарование.

Но в одном она была твердо уверена. Независимо от того, что ждет ее на Западе, Джессика Таггарт готова сама защищать свое будущее. И никто, а уж особенно такой человек, как Джейк Вестон, не помешает ей сделать это.

Глава 2

Джейк нанял легковую двухместную коляску с откидным верхом, чтобы поехать на станцию Эмбар-кадеро, куда прибывал паром, не смотря на то, что у него самого была прекрасная серая лошадь, и он владел половиной капитала компании грузовых экипажей. Но леди трудно подниматься на шестифутовые ступеньки грузового экипажа, а Джейк тешил себя надеждой, что Джессика Таггарт была леди.

Паром курсировал через залив между Сан-Франциско и Ричмондом, где кончалась железная дорога. Он должен был прибыть через двадцать минут, и Джейку не хотелось опаздывать. Он выбрал невысокую коляску с удобными креслами, рассчитывая, что у девушки не будет много вещей, один или два чемодана — не больше. Впрочем, это зависело от того, сколько она здесь собирается пробыть. При этой мысли Джейк помрачнел.

Он мало знал о ней, так как Генри предпочитал ничего не рассказывать о своей семье. Однако, и тех счетов на ее обучение и одежду, которые он видел, хватило, чтобы понять, что каждый каприз девушки тут же выполнялся. Генри поставил свою дочь на пьедестал, недосягаемый для любой другой женщины, и Джейк прекрасно это понимал.

— Моя дорогая милая Джесси заслуживает только самого лучшего, — частенько слышал он от Генри. Тот не очень-то терпел недостатки своих служащих, но, похоже, своей дочери он прощал все. Джейк был убежден, что женщина, которой потворствовали во всех желаниях, причинит любому только одни беды.

Пустив лошадь рысью, он повернул за угол, по направлению к причалу. Конечно, он мог бы пересечь залив и встретить поезд на вокзале в Ричмонде, но после ее высокомерной телеграммы, у него совершенно пропало желание оказывать ей такую любезность. Джейк считал Джессику Таггарт просто избалованной девчонкой. Соответственно и собирался с ней обращаться, установив такой тон общения с самого начала.

Джейк надкусил кончик сигары, закурил и улыбнулся. «После такого длительного путешествия она будет усталой и сговорчивой», — думал он. Слишком усталой, чтобы нести свои сумки и чертовски усталой, чтобы причинить ему какой-либо вред.

Сидя в своей коляске у края причала и поставив ногу в высоком черном сапоге на перекладину экипажа, Джейк наблюдал за китайскими рабочими, снующими с грузами вокруг него, чайки кружились над водой, портовые лодки сновали по всему заливу. Примерно в четверти мили был виден прекрасный 200-футовый клипер, который бросил якорь в заливе, и его обнаженные мачты стояли в ожидании парусов, которые помчат его назад в Новую Англию.

Было время, двадцать лет назад, когда весь порт был наполнен кораблями с голыми мачтами, без парусов. Все они были прекрасно оснащены и способны выдержать любые испытания, какие только Мыс Доброй Надежды мог подстроить, но не могли уйти в море без команды. Все мужчины бросились искать золото. Даже старина Таггарт, в те времена капитан и владелец одного из бригов, решил заколотить его досками и отправиться в Сьерру. Да у него и не было другого выбора, так как в Сан-Франциско не осталось сильных мужчин, а тех, кто остался, невозможно было уговорить отправиться в плавание, даже напоив до полусмерти.

2
{"b":"18114","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Опасная улика
Дети мои
Таинственный портал
Тобол. Мало избранных
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Кровь, кремний и чужие
Жизнь, которая не стала моей