ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Француженка по соседству
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Психология влияния
Стигмалион
Мой учитель Лис
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
В магическом мире: наследие магов
Неймар. Биография

— Джейк! — закричала она и схватила револьвер Джейка, который так и валялся на земле после драки с Силвой. Джейк увернулся от занесенного ножа, Джесси нажала на курок. Револьвер дернулся в ее руке, Силва упал на землю, сраженный насмерть.

Джейк мгновенно оказался рядом с ней, обнял ее за плечи, затем взял на руки. На этот раз она дала волю слезам.

— Все хорошо, милая. Он уже не причинит тебе вреда, — Джейк крепко прижал ее к себе, отнес в хижину и осторожно опустил на соломенный матрас. Найдя около печи ведро с водой, он намочил подол своей рубашки и протер ей лицо.

— Ты был прав, Джейк. Женщина… женщине нет места в бизнесе. Педди и остальные… Они убиты, и это только моя вина, — Джесси снова разрыдалась, уткнувшись лицом в матрас. Джейк успокаивающе обнял ее, и она прижалась щекой к его груди.

— Педди не умер, — сообщил он ей. — Он тяжело ранен, но врачи говорят, что он будет жить. Что касается других, кому-то стал известен твой план.

Они знали все: по какой дороге вы поедете, время отправления, где будет спрятан груз — и прекрасно все организовали. Кто-то умело направлял их действия.

Джесси перестала плакать.

— Кто-то рассказал им? Кто, Джейк? Кто мог знать?

— Я пока не знаю, но намерен узнать.

— Они были переодеты китайцами, Джейк. Но они не китайцы.

— Они оставили там китайский нож — знак Добрых Тружеников Моря. А одежда была на всякий случай, если кто-то видел их, или какой-нибудь бедняга вдруг выжил.

— Это было ужасно, — прошептала Джесси. — Было столько крови. И он сказал, что собирается сделать… такое… со мной. Получить удовольствие таким образом… — она взглянула на него. — Что он имел в виду? Я думала то, что произошло между нами той ночью… Я думала, что это происходит именно так.

Впервые за все это время, показавшееся ему вечностью, Джейк улыбнулся.

— Ты дьявольская женщина, Джесси Таггарт, но что касается того, как надо заниматься любовью, ты крайне нуждаешься в образовании.

— Но мы же занимались любовью, не так ли?

— Существуют сотни способов заниматься любовью — некоторые из них не такие нежные и деликатные.

Она на мгновение задумалась.

— Понимаю… И не мог ли ты объяснить…

— Джесс, я думаю, сейчас не время говорить об этом, — Джейк был не в силах отести взгляд от ее стройного тела, едва прикрытого разорванным ситцевым платьем.

— Да, согласна, но если никто ничего не объясняет, как женщине узнать об этом?

— Черт возьми, Джесс! Предполагается, что ты ничего не должна знать до замужества. Затем твой муж должен тебя всему научить.

— К тому времени я стану старой и седой. Я хочу знать сейчас.

Джейк стиснул зубы. Если он сейчас не прекратит разговор на эту тему, она узнает, хочет она этого или нет.

— Послушай, Джесс. Я хочу, чтобы между нами было все ясно. Как ты сказала раньше, мы плохо подходим друг другу, мы не любим друг друга, мы разные люди, но я предупреждаю тебя. Ты сидишь и задаешь такие вопросы, на тебе почти нет одежды и выглядишь ты такой жалкой, что, клянусь, сейчас ты получишь еще один урок. Я изо всех сил стараюсь не начать его прямо сейчас.

Джесси наблюдала за ним из-под ресниц, ей хотелось, чтобы он обнял ее, поцеловал и заставил забыть ужасы сегодняшнего дня. Ей хотелось чувствовать себя под его защитой, хотелось, чтобы они были близки, как раньше.

— Я думала о тебе сегодня. Я была рада, что не умру, не узнав… не узнав, что такое быть настоящей женщиной.

Джейк отвел взгляд.

— Я вспоминала, какие чувства ты во мне вызывал, — она повернула его лицо к себе. — И я хочу знать больше, Джейк. Ты меня научишь?

— Джесс, ты играешь с огнем, — он пытался предостеречь ее, но понял, что уже не сможет сдерживать себя. Нежно обхватив ладонями ее лицо, он осторожно прикоснулся губами к ее разбитым опухшим губам. Она обвила руками его шею, лаская пальцами его волосы. Из его груди вырвался стон.

— Я хочу тебя, черт возьми. Я так хочу тебя, что у меня все болит.

И хотя она была во многом виновата, выглядела жалкой и измученной, он хотел обладать ею, хотел, чтобы у нее даже мыслей не было о других мужчинах. Он не спрашивал себя о причине, он не хотел этого знать.

Она сильно прижалась губами к его губам, и он почувствовал, как она пробует раздвинуть его губы языком. Она была вся избита, и он боялся причинить ей боль, но уже не мог остановиться. Она целовала его так, как будто чувствовала то же самое.

Потребовалось меньше секунды, чтобы раскрыть ее разорванное платье и взять в руки ее нежную грудь. Пальцы гладили атласную кожу и ставшие твердыми соски. Джесси застонала и изогнулась, стараясь прижаться к нему всем телом. Он медленно стал целовать ее грудь, лаская языком соски и слегка покусывая их. Она, тихо постанывая, трясущимися руками расстегивала пуговицы его рубашки. Ему стало немного прохладнее, ее пальцы заскользили по его груди, покрытой мягкими черными волосами.

— Я все еще не могу поверить, что ты здесь, — прошептала Джесси. Его тело было таким теплым, а вьющиеся волосы на груди выглядели так соблазнительно, что ей хотелось ласкать его еще и еще. Она почувствовала его руки на своем теле, снимающие ее разорванное платье, развязывающие шнурки нижних юбок и панталон. Он бросил всю ее пыльную разорванную одежду в одну кучу, затем начал раздеваться сам, бросая свои брюки, сапоги, рубашку в ту же кучу.

Раньше, в ту, их первую ночь, у нее не хватило смелости рассмотреть его. А сейчас она не могла отвести от него глаз. На груди его виднелся еле заметный шрам, след от давней раны во время войны, второй шрам был на бедре. Его мужское естество стало огромным и набухшим, направленное вперед, оно как бы искало соприкосновения с ней. Робко Дотронулась она пальцами до его плоти, Джейк застонал.

— Полегче, Бостон, не спеши. У нас впереди еще вся ночь.

Джесси немного смутилась. Неужели так заметно, как она его желает? Он осторожно лег на нее и стал нежно и страстно целовать. Сначала он поцеловал каждую черточку ее личика, затем шею, опускаясь все ниже к ее прекрасной упругой груди. Он ласкал языком ее соски, и снова целовал каждую грудь, пока она не застонала от удовольствия и желания. Затем он скользнул ниже и стал целовать ее плоский твердый живот, опускаясь к бедрам, руки продолжали ласкать грудь и соски. Она не понимала его намерений, пока не почувствовала его губы рядом с ее самым интимным местом.

— Джейк, — она попыталась отстраниться, но он прижал ее к постели, не давая даже пошевелиться.

— Ты хотела получить урок любви, дорогая. И ты его сейчас получишь, — его руки крепко держали ее бедра, он стал целовать и ласкать языком сначала внутреннюю сторону бедер, а потом нежную чувствительную плоть. Занимаясь любовью с Джейком в первый раз и испытав блаженство и наслаждение, она считала, что полностью узнала, что такое близость мужчины и женщины, но теперь поняла, как она заблуждалась. Ее охватило острое наслаждение, граничащее с болью, она задыхалась и почти теряла сознание.

Затем он снова оказался над ней, стройный, сильный и властный. Казалось, она достигла вершины блаженства, но когда он поцеловал ее и проник внутрь, заполнив ее всю, ее желание стало нестерпимым. Он двигался над ней, и ее тело отвечало ему. Он приостанавливался, стараясь продлить наслаждение. Внезапно она поняла, что он любит ее, и это еще больше усилило ее страсть, она снова выгнулась, тесно прижавшись к нему, и наконец, острый миг блаженства, которого она так желала, наступил.

Его тело напряглось, он прошептал ее имя.

Потом они долго лежали молча, не шевелясь, их обнаженные тела блестели от испарины. Он прижал ее к себе.

— Как ты себя чувствуешь?

— Согревшейся и счастливой. У меня все болит, но ты заставил меня забыть об этом, — не видя его лица, она чувствовала, что он улыбается.

— Что мне делать с тобой дальше, Джессика Таггарт?

Улыбка погасла на ее лице. А что, в самом деле? Он не любил ее, он прямо это сказал. Возможно, и она не любит его. Возможно, Вполне вероятно. Ну что ж, она еще не совсем потеряла голову, у нее есть надежда взять себя в руки.

51
{"b":"18114","o":1}