ЛитМир - Электронная Библиотека

Обманщик, здоровенный рыжеволосый грузчик, стоял на стуле. Его узловатые руки выступали из слишком коротких рукавов рубашки, подчеркивая его мрачную внешность. Он удерживал внимание разношерстной толпы, состоящей из грузчиков, погонщиков мулов и рыбаков.

— Они крадут нашу работу, — кричал он. В одной руке у него была кружка с пивом, в другой длинный охотничий нож.

Рядом с ним сидел Кац Бочек. Он поднял голову и посмотрел на Обманщика.

— А затем они отсылают заработанные деньги домой в Китай, — проговорил он так тихо, что его услышал только Обманщик.

— А затем эти черные боевики отсылают деньги своим братьям по крови в Китай! — закричал Обманщик. Он завораживал толпу, как странствующий проповедник.

Сидя напротив него, Харас МакКаферти восхищенно наблюдал, как Кац манипулировал своим рабочим. Ненависть Бочека к китайцам преобладает даже над его страстью к богатству и власти, подумал Харас. МакКаферти считал, что этот предрассудок поляка был своего рода компенсацией за дискриминацию, от которой он страдал сам, как польский эмигрант.

— Алек Абернатти был настоящим христианином. Он оставил вдову и троих детей, — продолжал Обманщик, отхлебнув из кружки. Иена от пива висела на его небритом подбородке. Он высоко поднял кружку с пивом. — За прекрасного человека, за белого христианина. Массой тридцать второй степени. Сын Свободы! — он опрокинул кружку и выпил пиво одним глотком, затем стер пену с губ тыльной стороной ладони. — Я, например, знаю, что надо делать с этими желтыми язычниками и их сифилисными проститутками, — сказал он, затем голос его перешел в крик. Он заорал, брызгая слюной. — Кто со мной? — Обманщик поднял большой охотничий нож. Мужчины вскочили на ноги, допивая спиртное и размахивая оружием.

Продолжая выкрикивать, Обманщик соскочил со стула и стал пробираться сквозь толпу приветствующих его мужчин. Человек пятьдесят последовали за ним, направляясь к двери. Когда самые воинственные вышли на улицу, остальные мужчины тоже стали выходить за ними. В зале остались только двое.

Кац и Харас сидели спокойно во внезапно опустевшем, похожем на амбар, зале, потягивали спиртное, наблюдая, как официантки собирают стаканы и ставят на место стулья. Одна из них стала выметать из-под ног Бочека осколки разбитой пивной кружки.

— Сегодня ночью многим придется расплачиваться, мистер, — сказала девушка.

— Похоже на то, — согласился Бочек с довольной улыбкой.

Поднявшись на ноги, он потянулся, зевнул и допил свое пиво. Когда девушка вытирала перед ним стол, он уставился на ее полную грудь, обтянутую ситцевым платьем.

— Да, девушка, некоторым чертовски много придется платить. Умному человеку лучше побыть дома и не показываться на улице. Я думаю, у тебя есть место, где можно укрыться от ночной прохлады.

МакКаферти смущенно отвел взгляд.

— Ну что вы, я замужняя женщина, мистер.

Кац сплюнул на грязный пол.

— Тогда отправляйся к своему бедняге.

Он бросил окурок сигары на стол, а девушка поспешила прочь, даже не оглянувшись. Кац достал другую сигару из кармана жилета.

— Итак, Вестон вернул свое золото, — он выпустил клубы дыма в сторону МакКаферти.

— Большую его часть, — уточнил Харас. — Если бы этот дурак Силва не захватил девушку, то, возможно, успел бы скрыться.

— Его клюв был всегда таким же твердым, как и его голова.

— Как насчет ужина? — спросил Харас.

— Не надо, чтобы нас видели вместе слишком часто. Почему бы тебе не отправиться в свой офис и не подумать, как можно убедить эту Таггарт продать дело. Я хочу владеть этим бизнесом. Со своими связями я могу через несколько недель утроить прибыли.

— Я уже испробовал все, что мог и не знаю, что еще могу сделать.

— Девушка — твр, й клиент, не так ли? Выполняй свою работу. Убеди ее, что это в ее интересах. А я займусь Вестоном.

МакКаферти надел котелок.

— Спокойной ночи, Кац.

— Хорошо, — ответил тот. Наблюдая, как коротенький и толстый, с болезненным лицом адвокат пробирается между столов к выходу, он с удовольствием размышлял о предстоящем вечере. Когда с улицы уберется толпа, он найдет экипаж и отправится ужинать в ресторан «У Антона», расположенный высоко на Ноб Хилл. Из этого ресторана открывается великолепный вид на Китай-город. Если повезет, сегодня этот вид будет еще прекраснее из-за горящих домов. Кац усмехнулся.

Глава 20

— В чем дело? — спросила Джесси кэбмена, который внезапно остановил лошадь. Улицы были темны и безлюдны. Густые облака закрывали луну.

Кэбмен повернулся к пассажирам.

— Дальше я не могу ехать, мэм.

— Но нам нужно доехать до кварталов, где живут «Добрые Труженики Моря».

— Я прошу прощения, мэм, но только китайцы и глупцы осмеливаются появляться в Китай-городе ночью, а я ни тот, ни другой… Извините, я совсем не хотел вас оскорбить.

Джесси и Су Лин выбрались из экипажа. Джесси порылась в своей сумочке, держа кошелек поближе к фонарю, который висел на дверце экипажа. Она бросила на кэбмена подозрительный взгляд, когда вручала ему серебряную монету. Экипаж укатил прочь вместе со своим фонарем, и девушки остались на улице в полной темноте.

Вскоре затих стук копыт по твердоукатанной дороге. В дневное время эти улицы, заполненные китайцами, были шумны, сейчас — совершенно пустынны, молчаливы и темны. На окнах нижних этажей — железные ставни. Входы лавок, магазинов и ларьков закрыты решетками. Некоторые окна верхних этажей тускло освещались масляными лампами, блики этого света падали на гниющие отбросы, повсюду валяющиеся возле домов.

— Далеко нам идти, Су Лин? — Джесси надвинула поглубже капюшон плаща и постаралась отбросить возникающие сомнения.

— Всего лишь несколько кварталов, мисс Джесси. Но я считаю, нам нужно было взять с собой мистера Джейка.

— Я же тебе сказала, Джейк бы это не одобрил.

— Пойдем по этой дороге, — Су Лин указала на узкую улочку. Она повернулась к Джесси и поправила капюшон, чтобы лица не было видно совсем. — Извините, мисс Джесси… Западные девушки очень ценятся в лагере для перемещенных лиц.

— Ты имеешь в виду, что они могут…? О Боже мой! — в ужасе прошептала Джесси.

— Да, они могут продать вас в Макао или Гонконг. Пожалуйста, постарайтесь не показывать лица.

Джесси нервно оглянулась.

— Давай пойдем быстрее, — она старалась казаться спокойной, хотя это было совсем не так. Су Лин поспешила вперед, Джесси следовала за ней. Когда они проходили мимо одного из переулков, она заметила темные фигуры нескольких мужчин, они курили и тихо переговаривались. Острый неприятный запах гниющих отбросов, наполнявших сточные канавы, был настолько силен, что она почти ощутила их на вкус.

Из-за глубоко надвинутого капюшона она не заметила идущего навстречу мужчину и столкнулась с ним.

— Извините меня.

Он удивленно оглянулся, и у него вырвалось китайское ругательство.

— Пожалуйста, мисс Джесси, ничего не произносите. В Китай-городе Су Лин будет разговаривать вместо вас.

Они углубились дальше в темноту. Джесси чуть не наткнулась на огромную собаку, сидящую на каком-то ящике. Собака зарычала. Джесси испуганно отпрянула в сторону. Почему я не послушала Су Лин?

— Быстрее, мисс Джесси.

Увы, только теперь она поняла, что зря так поступила. Ей не нужно было идти сюда без Джейка. Он очень разозлится, и на этот раз будет совершенно прав. И все же… Она, наверно, поступила бы точно так же, если бы считала, что может предотвратить смерть невинных людей.

— Лови, ты не видела Джесси? — спросил Джейк. — Ее нет в комнате, и ее нет внизу.

— Ты уверен?

— Я видела, как они вместе с Шуга Су Лин спускались по задней лестнице, — сообщила Анна-бель. — Они были одеты для улицы. Я даже удивилась, куда это они отправились.

— О Боже, — Лови была явно напугана. — Я знала, Су Лин должна была повидаться с тобой, но думала, ты спишь. Ты был таким усталым, я не хотела беспокоить тебя.

56
{"b":"18114","o":1}