ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейк отпустил ее и повернулся, чтобы уйти.

— Я пришлю Су Лин помочь тебе упаковаться, — его голос был низким и хриплым, глаза изучали ее лицо, словно запоминая каждую черточку. — Мне нелегко будет забыть тебя.

— Я тоже никогда тебя не забуду.

— Прощай, Бостон.

— Прощай, Джейк, — она провожала его тоскливым взглядом, пока он не закрыл за собой дверь на улицу.

Джейк старался побороть отчаянье, сжимавшее его грудь. Он заколотил в красно-коричневую дверь так, что задребезжали стекла.

— Ла Порте! — закричал он, и дверь распахнулась.

— А, монсеньор Вестон. Я вас ждал.

— Бьюсь об заклад, что ждал, — Джейк ударил Ла Порте кулаком в лицо. Француз отлетел назад, перевернув столик из розового дерева. Стоявшая на нем китайская ваза упала на пол и разлетелась вдребезги. Ла Порте медленно поднялся на ноги, сердито потирая скулу.

Джейк стоял в дверях, удовлетворенно потирая побелевшие суставы. Он собирался как следует поколотить французского денди.

— Наше маленькое рандеву продолжится еще немного, — тихо сказал Рене, взгляд его ожесточился. — Я буду счастлив избить вас до бесчувствия, но предпочитаю сделать это не в доме. Это дорогие импортные ковры. Встреча с вами уже стоила мне редкой китайской вазы, — он повернулся к Джейку спиной, снял сюртук и бросил его на стул. Затем повернулся к застекленной двери, которая вела на террасу и во внутренний двор и вышел из комнаты.

Джейк последовал за ним, стиснув зубы, по пути он также снял сюртук. Рене пересек террасу, расстегивая манжеты. Джейк расстегнул две верхних пуговицы рубашки. Рене тщательно закатал сначала один рукав рубашки, затем другой. Джейк сделал шаг вперед. Рене снял жилет, вынул из кармана тонкие сигары и положил их на небольшой металлический столик. Рядом со столом стоял такой же стул.

— Ты уверен, что готов? — саркастически спросил Джейк.

— Как пожелаете, — Рене вышел на травяную лужайку, поднял руки и принял стойку, как на состязаниях в Квинсбери.

Джейк выступил вперед и нанес удар правой, который Рене легко блокировал, и получил в ответ два быстрых удара в лицо. Француз, пританцовывая, ушел в сторону. Немного удивленный, Джейк отступил назад. Хотя он старался быть хладнокровным, но образ искусного французского любовника, ласкающего красивые бедра Джесси, ее каштановые волосы, рассыпавшиеся по подушке, мелькнул у него в голове, и он весь закипел от гнева. Он бросился на Ла Порте, сильно размахнулся, но Рене опять ушел в сторону, успев нанести ему два быстрых коротких удара. Затем Рене нанес правой такой сильный удар, что Джейк упал на колени. Он почувствовал вкус крови во рту, в голове у него помутилось.

— Ты, ублюдок, — Джейк вскочил на ноги и посмотрел на француза. Тот пританцовывал, все время меняя положение, оставаясь в стойке в стиле Квинсбери.

Итак, француз умел драться. Джейк недооценил его, но теперь он будет осторожен. Сконцентрировав внимание на орлином носу Ла Порте, он нанес удар правой прямо от плеча. Они обменялись несколькими сильными ударами по голове и в грудь и разошлись в стороны.

На этот раз Рене пришлось туго. Струйка крови потекла у него из носа.

— Свинья, — выругался Ла Порте.

Победная улыбка слегка коснулась губ Джейка. Он снова начал наступать. Рене отступил в сторону, упал на землю и схватил ногу Джейка. Тот рухнул на траву. Рене навалился на него, не давая подняться, и нанес несколько сильных ударов в лицо. Джейк перевернулся на спину и ударил сапогом, отбросив француза назад.

Джейк с трудом поднялся на ноги, из носа сильно текла кровь, его глаз начал заплывать. Этот сукин сын оказался гораздо сильнее, чем он думал. Кулак Рене снова полетел в лицо, но Джейк уклонился и ударил Рене по колену. Теперь они уже оба обессилели и тяжело дышали.

— Ты… можешь… драться… — сказал Джейк, стараясь восстановить дыхание. В его голосе прозвучала нотка уважения. Отступив назад, ой ударил Рене в подбородок, в ответ получив такой же удар. Они дрались еще несколько минут, каждый из них то одерживал верх, то терпел поражение.

— Я отдал… должное… в доках… Нового Орлеана, — еле произнес Рене, — многие моряки… черные… коричневые… и белые… не смогли одержать верх над французом.

— Да? Ну… а на этот раз лягушатника поколотят, — проворчал Джейк.

Они продолжали драться на террасе, затем выкатились во двор, на камни, разбросав в стороны железные стол и стулья. Они обменивались ударами на земле, оба дышали так тяжело, что не могли произнести ни слова. Уже обессиленные, они дрались, стоя на коленях, их удары больше напоминали простые толчки. Наконец, хватая воздух ртом и все в крови, они приползли на террасу, не в силах держаться на ногах.

— Ты ублюдок, — сказал наконец Джейк. Ты одержал верх.

— Над тобой? Каким образом?

— Над Джесси.

Рене удалось сесть, он вытянул ноги впереди себя, его прекрасно сшитые брюки были порваны на коленях.

— А ты не одержал над ней верх?

Джейку тоже удалось сесть.

— Это совсем другое дело.

— Почему? Потому, что ты любишь ее? — Рене с трудом поднялся на ноги. Наклонившись, и едва не упав, он поставил стол и стулья на место.

Джейк колебался. Затем он тоже поднялся на ноги.

— Ты напоил ее.

— Она сама себя напоила. Я к этому не имею никакого отношения.

— Она не знала, что делает. У тебя, черт возьми, гораздо больше опыта с женщинами, чем у нее с мужчинами.

— А-а, — Рене саркастически усмехнулся. — Итак, ты считаешь, что я опозорил ее. Владелец публичного дома обвиняет Рене Ла Порте в том, что тот соблазнитель женщин. Это смешно, монсеньор.

— Но не для меня, французик.

— Давай продолжим наш спор после стакана бургундского, — Рене поднял свой жилет и заковылял к застекленной двери.

— По одному стакану и затем снова на улицу, — Джейк, спотыкаясь, последовал за ним.

Входя в дом, Рене снял рубашку и вытер ею кровь с лица. Он оторвал низ рубашки и подал Джейку.

— Прижми это к носу, Вестон. Ты испачкаешь кровью ковер.

Джейк презрительно взглянул на него, но поднял голову и прижал рубашку к носу, пока кровь не остановилась. Он вытер лицо и швырнул рубашку на террасу.

Рене бросил на него пренебрежительный взгляд и направился к буфету. Он открыл бутылку вина и налил два полных хрустальных бокала. Джейк взял один и сделал большой освежающий глоток. Их глаза встретились.

— Она собирается уезжать в Бостон, — сказал Джейк.

— Я знаю, возможно, это и к лучшему, — Джейк не ответил. — Конечно, ты рад избавиться от нее?

— Если честно, то нет, — ответил Джейк.

— Но твоя честь запятнана. Ты не станешь просить ее остаться — тебе, конечно, не нужна обесчещенная женщина.

Джейк покачал головой.

— Дело не в этом.

— Для тебя имеет такое большое значение, что она спала со мной?

— Теперь, когда у меня было время все обдумать, — помолчав, ответил Джейк, — мне абсолютно все равно, даже если бы она переспала с Атиллой Гуном.

Рене рассмеялся, и Джейк бросил на него свирепый взгляд.

Рене примирительно поднял руку.

— Я чувствую так же, как вы, монсеньор Вестон. Если бы я любил женщину, я бы согласился взять ее из Алжирского борделя.

Вздохнув, Джейк прислонился к стене.

— Я не думаю, что она останется, даже если я ее об этом попрошу.

— Не могу себе представить великого монсеньора Вестона, стоящего на коленях, хотя мадмуазель Таггарт стоит этого.

Рене поднял бокал.

— За любовь.

Джейк допил вино.

— Думаю, нет необходимости продолжать драться, пока мы не убьем друг друга.

— То, что было между нами, мы решили. А в остальном это касается только тебя и твоей леди.

— Спасибо за вино, — Джейк направился к двери.

— Прежде, чем ты уйдешь, мне надо сказать тебе одну вещь.

Джейк оглянулся на него, держа одной рукой тяжелую медную ручку двери.

— Миссис О'Кланахан, — позвал Ла Порте. — Спуститесь сюда на минутку.

64
{"b":"18114","o":1}