ЛитМир - Электронная Библиотека

Очутившись на тротуаре, виконт на секунду остановился, желая еще раз обдумать все, что ему удалось узнать на этот раз. Однако он тут же убедился, что вместо ожидаемого движения мыслей в нем начали просыпаться давно забытые инстинкты. Что-то пришло в движение, но что именно — ему еще предстояло понять.

Глава 4

Остаток дня и весь вечер Тони просидел в своей библиотеке, анализируя улики, которые ему удалось собрать в кабинете и на квартире у Раскина. Он прекрасно понимал, что небрежные рукописные заметки и долговые расписки — единственная зацепка, которая давала ему возможность осуществлять дальнейшее расследование.

Составив список дат, по которым Раскин определенными частями выплачивал свои долги, а также выписав суммы соответствующих выплат, Тони решил, что на сегодня с него достаточно. Кстати, благодаря данному Далзилом заданию у него теперь, по крайней мере, появился удобный предлог для того, чтобы не ездить на светские балы.

На следующий день, сразу же после обеда, он переоделся и отправился в Эмери-Хаус на домашнюю вечеринку к своей крестной, куда его заблаговременно пригласили. Войдя в гостиную, он подошел к леди Эмери и, склоняясь над ее рукой, с тоской отметил про себя, что мужчин среди присутствующих гостей было всего лишь четверо, включая его самого. Фелиситэ ласково улыбнулась:

— Мои дорогие! Вы чрезвычайно порадовали бы меня, если бы уделили немного внимания нашим юным гостьям и побеседовали с ними…

Несмотря на всю мягкость словесных формулировок, в глазах тетушки Тони прочитал откровенный приказ, и его губы скривились в усмешке. Все же, приложив руку к сердцу, он смиренно произнес:

— Я весь к вашим услугам, мадам.

Тетушка Фелиситэ, не выдержав, фыркнула, но тут же прикрылась веером, одновременно указывая ему на небольшую группу юных леди, столпившихся у окна: — Ну же, мой мальчик, вперед! Тони прекрасно понимал, что путь к отступлению ему отрезан, и поэтому нехотя поплелся в указанном направлении.

Разумеется, с точки зрения высокой морали его поведение можно было назвать циничным: ни у одной из этих юных красавиц, несмотря на молитвы их матерей, не было ни малейшего шанса на то, чтобы сделаться его женой и даже вызвать у него хоть какой-нибудь интерес. И Тони никак не мог понять, почему они считают его своей потенциальной добычей. Однако, памятуя про недремлющее око крестной, на этот раз он вел себя, как полагается: остановился сначала около первой группы и, немного поболтав, тут же перешел к другой. Его тактика заключалась в том, чтобы нигде не задерживаться подолгу, в этом случае ни одна из юных леди не могла упрекнуть его в том, что его поведение подало ей хотя бы некоторую надежду.

Прилежно выполняя поручение тетушки, Тони, тем не менее, не забывал внимательно поглядывать на всех присутствующих, но Алисии Каррингтон среди них он так и не обнаружил.

Направляясь к очередной группе беседующих, Тони поймал на себе недоумевающий взгляд тетушки Фелиситэ и понял: он ведет себя как человек, который явно кого-то ищет. Мысленно сказав себе «Брр!», он тут же поспешил далее, а еще через некоторое время стал потихоньку прикидывать про себя: достаточно ли долго он уже здесь кокетничал и не пора ли уходить… как вдруг в паре ярдов от него две довольно солидные дамы вполголоса начали обмениваться последними сплетнями, тема которых, по их мнению, была слишком щекотливой для нежных ушей юных красавиц.

Тони немедленно насторожился: он уже и раньше заметил какое-то непонятное движение среди пожилых дам, проявлявших жадный интерес к какому-то предмету, благодаря которому то тут, то там они собирались в кружок и шушукались.

Две сплетницы в ярде от него наклонили друг к другу головы и понизили голос, однако они вряд ли стали бы делать это, если бы им было известно, что Тони обладал отлично натренированным слухом.

— Я узнала это только сегодня утром от Селии Чисуик — мы встретились с ней за чаем у леди Монтакьют, Вам что-нибудь говорит имя Уильяма Раскина? Да-да, он был заколот кинжалом прямо вон на той дорожке… — Тони краем глаза увидел, как дама кивнула в сторону сада — Ну так вот: оказывается, он шантажировал одну леди — какую-то вдову!

— Не может быть! И кого же?

— Ну, этого, конечно, никто не знает, сами понимаете.

— Но у кого-нибудь должны же быть какие-то предположения?

— Вряд ли… Хотя… Вы, наверное, знаете, с кем он разговаривал как раз перед тем, как вышел из гостиной и отправился прямиком навстречу своей смерти?

— Нет. — Голос собеседницы понизился до напряженного шепота. — А вы? Вы знаете, кто это был?

Тони чуть сместился в сторону и увидел, как первая дама наклонилась ко второй и прошептала что-то в самое ухо своей собеседницы, после чего у той глаза еще больше расширились.

— Не может быть! Неужели это правда?

Поджав губы, первая дама утвердительно кивнула, после чего вторая раскрыла, веер и принялась обмахивать себя.

— Боже мой! И она еще таскает повсюду за собой свою прелестную сестру. Ну и дела!:

Тони старался сохранять на лице равнодушное выражение, чтобы как-нибудь невзначай не выдать своего внезапного волнения. Постояв, еще несколько минут рядом со стайкой юных созданий, он не спеша направился к выходу, как вдруг на, его пути возникла тетушка Фелиситэ.

— Ты ведь не собираешься: покинуть нас так рано? — Она взяла его под руку. — Или у тебя, в самом деле, что-то случилось?

Секунду поколебавшись, Тони ответил:

— К сожалению, да. Мне надо идти, потому что я еще должен заняться, кое-какими делами.

Тревога в глазах тетушки Фелиситэ от этих слов лишь еще больше усилилась.

— Я-то думала, ты уже покончил со всем этим… Виконт засмеялся резким отрывистым смехом:

— Я тоже, но, как оказалось, еще нет. — Он высвободил свою руку и, вежливо поклонившись, повторил: — Я должен идти.

Фелиситэ озабоченно посмотрела на него, потом перевела взгляд в сторону сада: казалось, она начала, наконец, кое-что понимать.

— Ну что ж, должен — значит, должен. Но будь осторожен и не забудь мне потом все рассказать.

Когда Тони вышел из дома тетушки, он даже не остановился, как всегда, чтобы обдумать свой план.

Алисия неутомимо шагала по стриженому газону парка вслед за Адрианой и ее обожателями. Утренняя прогулка, кажется, уже стала обязательным пунктом в их распорядке дня. Такие прогулки давали Адриане возможность общаться с молодыми людьми менее формально, а им — чувствовать себя менее скованными.

Чтобы несколько сгладить остроту этой ситуации, Алисия пригласила мисс Тивертон прогуляться вместе с ними. Теперь Адриана шла рядом с этой юной леди, а пятеро молодых людей наперебой старались завладеть ее вниманием.

Самым заметным и самым настойчивым среди них, несомненно, был лорд Маннингем. Алисия исподтишка любовалась его фигурой, которую сегодня украшали легкая куртка, плотно облегающие светлые бриджи и черные ботфорты. Манеры у него были изысканные, но не слащавые, и он обладал какой-то особой мужественной красотой, которая явно привлекала к себе внимание Адрианы, о чем сестра прекрасно знала.

Кажется, пришло время побольше разузнать о Джеффри Маннингеме, подумала про себя Алисия. Этот человек, по всей видимости, был приятелем лорда Торрингтона — того самого человека, который без всякого повода с ее стороны имел дерзость дразнить ее в ее же собственном доме и даже почти поцеловал.

Она вспомнила об этом эпизоде, и нервы ее сразу вдруг как-то напряглись… Алисия, тем не менее, тут же безжалостно отогнала от себя это воспоминание: для него такие происшествия наверняка являлись обычным делом. Она снова сосредоточилась на Адриане и ее свите и, поправив зонтик, зашагала дальше… как вдруг услышала, что кто-то резким, словно удар бича, голосом произнес ее имя. Ну конечно! Алисия быстро обернулась: так и есть — лорд Торрингтон уже стоял рядом с ней. Схватив ее за локоть своими железными пальцами, словно клещами, он развернул ее и быстро повел по газону в противоположную сторону, подальше от дороги.

13
{"b":"18115","o":1}