ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же у нее была соблазнительная фигура: даже обернутая в простой кусок грубого полотна, она все равно притягивала бык себе взгляды самых изысканных джентльменов; вот почему они сейчас находились в Лондоне, в гуще высшего света.

Продолжая вести беседу с лордом Маршалси, Алисия исподтишка наблюдала за всеми, кто ухаживал за ее младшей сестрой. До сих пор все шло точно так, как они планировали, когда сидели в скромной гостиной маленького домика в Литтл-Комптоне, который вместе с прилегающими к нему несколькими акрами земли составлял совместное имущество ее, Адрианы, и трех их братьев. Однако тогда даже в самом смелом своем воображении они не могли представить, что события будут развиваться столь стремительно.

Их план, несмотря на все его безрассудство, почти удался, по крайней мере удалось обеспечить будущее для трех их братьев — Дэвида, Гарри и Мэтью, а также для Адрианы. О себе Алисия особо не беспокоилась — время придет, когда все родные будут окончательно устроены.

Лорд Маршалси становился все более беспокойным; сжалившись над ним, Алисия осторожно ввела его в кружок поклонников Адрианы, а сама незаметно отступила в тень, как истинная дуэнья. При этом она не преминула отметить, как уверенно сестра держится с окружающими ее джентльменами. Ни Адриана, ни она сама никогда не вращались в высшем обществе и не имели представления о принятых в нем правилах поведения, однако за время, прошедшее с момента их появления в городе и вступления несколько недель назад в эти высокие сферы, они усвоили и использовали довольно много новых навыков без малейшей запинки.

Вот почему Алисия считала, что у нее есть достаточно оснований гордиться собой и своей сестрой, и все больше верила в прекрасное завершение придуманного ими плана.

— Миссис Каррингтон! Примите уверения в моем совершеннейшем почтении!

Эти обращенные к ней слова словно вернули ее из розового будущего в реальную действительность. Стараясь скрыть смущение, она улыбнулась и протянула руку джентльмену, который замер перед ней в изящном поклоне.

— Мистер Раскин! Как я рада видеть вас здесь!

— Я тоже чрезвычайно рад, милая леди! — Свой комплимент Раскин сопроводил проницательным взглядом и приторной улыбкой, отчего у Алисии по спине пробежала неприятная дрожь. Это был довольно крупный мужчина, на полголовы выше ее ростом, и довольно крепкого телосложения; одевался он хорошо и вел себя как джентльмен, но в нем угадывалось нечто такое, что, несмотря на всю ее неопытность, вызывало у Алисии брезгливое чувство.

По какой-то необъяснимой причине Раскин включил ее в круг своего внимания уже с момента их первой встречи. Если бы она смогла понять эту причину, то немедленно попыталась бы каким-то образом ее устранить. Ее бурное воображение рисовало его в виде огромной змеи, приготовившейся проглотить загипнотизированную им жертву. Алисия вынуждена была притворяться, что не понимает смысла его ухаживаний, а когда он предложил ей полную свободу, сделала вид, что не заметила намека; даже когда чуть позже он заговорил про женитьбу, она пропустила это мимо ушей и перевела разговор на что-то другое. Увы, все было напрасно: Раскин продолжал преследовать ее еще более настойчиво.

— Если бы вы уделили мне всего минуту внимания наедине, моя радость, я был бы вам весьма признателен… — Он все еще держал ее руку в своих руках.

Алисия с уклончивым выражением высвободила руку и помахала ею Адриане.

— Боюсь, сэр, что ввиду необходимости заботиться о сестре я на самом деле не могу…

— Ах, так! — Раскин бросил взгляд в сторону Адрианы и мисс Тивертон, которую та взяла под свое крылышко, заслужив тем самым вечную благодарность леди Хертфорд. — Но, видите ли, то, что я собираюсь вам сказать, как раз имеет некоторое отношение к вашей сестре. Впрочем, ваше беспокойство… вполне можно понять. — Он отвел взгляд и внимательно осмотрел зал, полный разного рода модников и модниц. На вечеринку к леди Эмери съехались все сливки общества; людей было огромное множество, и все непринужденно разговаривали, обмениваясь последними слухами. — Здесь так шумно, может, мы просто отойдем в сторону? Там мы с вами сможем побеседовать, не забывая о безопасности вашей очаровательной сестры и не упуская ее из виду.

На этот раз просьба Раскина была высказана столь настойчиво, что Алисия не решилась ему отказать. Наклонив голову, она с выражением полного безразличия взяла его под руку и позволила увести себя сквозь толпу гостей в укромное место. Внешне она была спокойна, но ее сердце билось все быстрее, а в легких не хватало воздуха. Может, ей просто почудилось, но… Действительно ли в его тоне прозвучала угроза?

Из укромного уголка позади шезлонга, среди престарелых дам, как и обещал Раскин, можно было спокойно наблюдать за Адрианой и всем ее окружением. А если разговаривать шепотом, то даже старушки, всегда настроенные на скандал, не смогут ничего услышать.

Раскин, стоя рядом с ней, спокойно наблюдал за гостями.

— Я хотел бы, моя дорогая, чтобы вы внимательно выслушали все, что я собираюсь вам сказать, а уже потом дали свой ответ.

Алисия быстро взглянула на него и крепко сжала свой веер.

— Я должен заметить, что мой дом находится неподалеку от Бледингтона… — Раскин сделал небольшую паузу. — Ага! Я вижу, вы меня понимаете!

Алисия изо всех сил пыталась скрыть свое волнение. Бледингтон лежал к юго-востоку от торгового городка Чиппинг-Нортона, а их деревушка, Литтл-Комптон, — к северо-востоку. По прямой между Литтл-Комптоном и Бледингтоном было не более восьми миль. Однако там она никогда не встречалась с Раскином — ее семейство жило замкнутой жизнью и до самого последнего времени не выезжало за пределы Чиппинг-Нортона. Приступая к своему маскараду, Алисия была абсолютно уверена, что ни один человек в Лондоне ее не узнает. Очевидно, Раскин разгадал ход ее мыслей.

— В деревне мы с вами никогда не встречались, но я видел там вас и вашу сестру, когда в прошлый раз приехал домой на Рождество. Вы с ней переходили через рыночную площадь.

Алисия быстро посмотрела на него, и он хищно осклабился:

— Тогда-то я и решил заполучить вас. В самом деле, это так романтично. Я поинтересовался, как вас зовут, и мне сказали — мисс Алисия Пивенси. — Раскин помолчал, потом пожал плечами, — Если бы вы не объявились в Лондоне, то из этого, конечно, ничего бы не вышло. Однако вы все же появились несколько месяцев спустя — под видом вдовы, якобы потерявшей мужа более года назад. Это, конечно, смелый ход, и теперь у вас есть все шансы на успех. Я со своей стороны желаю вам только добра. Тем не менее, — продолжал он уже более суровым тоном, — вы от предложенного мной покровительства отказались. По некотором размышлении я решил поступить честно и сделал вам предложение, но вы опять задрали нос — никак не могу понять почему. Неужели вы совсем не заинтересованы в том, чтобы найти себе мужа, а заботитесь только о своей сестре? Или вы решили отложить свои личные дела на потом? — Его взгляд не отрывался от ее лица. — Не кажется ли вам; моя дорогая миссис Каррингтон, что теперь и для вас пришло время заняться собой?

Алисия с усилием подавила приступ подступившей тошноты, молясь про себя о том, чтобы головокружение не кончилось обмороком. Комната поплыла у нее перед глазами, однако уже через несколько секунд, переведя дух, она на удивление спокойным тоном спросила:

— Что, собственно, вы хотите этим сказать?

С лица Раскина не сходило напряженное выражение.

— Я хочу сказать, что вы, отвергая мое предложение, были столь убедительны в роли безутешной вдовы… И вот сегодня я получил письмо от старого доброго доктора Лэнджа — он уверяет меня, что сестры Пивенси до сих пор незамужние вот так-то! — Раскин хищно осклабился. — Однако вам бояться нечего: после того как я пришел к выводу, что женитьба на вас — это отличная идея, полученные мной сведения ничуть не изменили моего к вам отношения. Итак, давайте внесем в этот вопрос ясность, моя дорогая. Миссис Каррингтон не может больше оставаться в свете, но если вы согласитесь стать миссис Уильям Раскин, то я не возражаю против того, чтобы свет так и не узнал, что никакой миссис Каррингтон никогда не было. А теперь я снова прошу вашей руки. Если вы дадите свое согласие, то ваш план устроить будущее очаровательной Адрианы не пострадает ни на йоту. — Улыбка так же внезапно исчезла с его лица, как и появилась, однако он продолжал внимательно изучать ее. — Надеюсь, я ясно выражаюсь?

2
{"b":"18115","o":1}