ЛитМир - Электронная Библиотека

Властный.

Если она полностью доверится такому человеку, согласится ли он ее потом отпустить? Алисия не была настолько глупой, чтобы упустить из виду этот важнейший момент: ведь если бы она стала его любовницей и открыла ему свой секрет, он оказался бы по отношению к ней практически в таком же положении, в каком когда-то был Раскин, то есть смог бы диктовать ей свои условия. Она тщательно обдумывала возможность такого варианта развития событий, однако, как ни старалась, не могла признать его правдоподобным. Адриана упоминала о том мнении, которое сложилось о Торрингтоне у Джеффри, и оно полностью согласовывалось с ее собственной оценкой: такой джентльмен никогда не станет удерживать женщину против ее воли, поскольку является человеком чести.

И если бы она, в самом деле, стала его любовницей, то, в конце концов, сколько бы времени это ни длилось, он ее все равно отпустил бы.

Таким образом, все эти рассуждения вновь вернули ее к началу — то есть к вопросу о том, как ей быть; к ответу же она не приблизилась ни на йоту. А раз не было возможности принять решение, значит, следовало его отложить, то есть постараться удержать виконта от кульминации, к которой он явно стремится. Если бы ей удалось пройти по самому краю и избежать падения, то как только Адриана будет устроена, а вдова исчезнет… Впрочем, все это были только предположения, а пока, похоже, разработанный ими дерзкий, но слишком прямолинейный план столкнулся с серьезными осложнениями.

Экипаж дернулся и со скрипом свернул на Уэйвертон-стрит, и это оторвало Алисию от ее размышлений. Адриана также почувствовала толчок, открыла глаза и потянулась.

Когда карета остановилась, Алисия взяла в руки шаль, сумочку и с помощью лакея выбралась наружу. Поднимаясь по лестнице к двери дома, она твердо решила хотя бы на время избавить себя от всех этих проблем.

На следующее утро Тони пешком отправился в клуб «Бастион». Физическая нагрузка нужна была ему, чтобы подавить чувство неудовлетворенности, которое прежде посещало его довольно редко. Все дело было, в том, что никогда еще ни одну женщину он не желал так сильно. Хуже того, он прекрасно понимал, что действовать надо медленно, осторожно, ведь его отношения с Алисией строились не на неделю и не на месяц, а навсегда. По его разумению, эта связь должна была стать самой важной в его жизни, а потому заслуживала максимального внимания и уважения.

Правда, Тони никогда не мог себе представить, что за внимание своей будущей невесты ему придется соперничать с ее семьей. Тем не менее, столкнувшись с этим фактом, он в целом отнесся к нему положительно, хотя и предвидел связанные с ним трудности. Будучи единственным ребенком своих родителей, он не имел возможности испытать на себе те отношения, которые для Алисии и ее родных были совершенно естественными. Зато теперь она могла создать для него — и вместе с ним — именно такой дом и такую семью, о которых Тони мечтал. Он же со своей стороны не будет стараться изменить ее.

Теперь ему необходимо было сосредоточить свои мысли на предстоящей встрече с Джарвисом Трегартом и Джеком Уорнфлитом, которые уже ждали его в гостиной клуба, расположившись вокруг знаменитого стола из красного дерева. Там же находился и Кристиан Аллардайс, и когда он вопросительно приподнял брови, Тони жестом сделал ему знак остаться.

— Ты все равно уже что-ЧТО слышал об этом деле, а мне лишняя помощь не помешает, — кратко пояснил он.

Кристиан ухмыльнулся: — Еще бы — тут ведь замешан. Далзил!

— Вот именно.

Усевшись, за стол, Тони кратко рассказал приятелям все, что ему удалось узнать. Рассказал об обстоятельствах его смерти и о его делишках с А.К.

— Вот перечень судов, упоминаемых в записках Раскина, с соответствующими датами. А это… — тут он протянул им лист бумаги, — дни, в которые Раскин получал крупные денежные пожертвования в свой игровой фонд.

Джарвис принялся внимательно изучать список кораблей и дат, сравнивая их с датами поступления платежей. Джек, подсев к нему поближе, тоже стал внимательно всматриваться в бумаги; Кристиан же, оставшись рядом с Тони, внимательно смотрел на них через стол.

— Полагаю, выплаты каким-то образом соотносятся с расписанием движения кораблей?

— Скорее всего. Этот А.К., кто бы ни был предлагал весьма жесткие условия. Деньги выплачиваются только в том случае, если — Джек оторвался от бумаги взглянул на остальных.

— Если информация оказалась полезной, — подхватил Тони.

— А это говорит о том, — пробормотал Кристиан, — что она была нужна для какой-то вполне определенной цели.

— И цель эта, — прибавил Джарвис, продолжая изучать бумаги, — вряд ли была благородной.

— Такой вывод напрашивается сам собой, — согласился Тони, — а значит, нам необходимо установить как именно использовалась эта информация….

— И затем выяснить, кому это было выгодно.

— Совершенно верно… — Тони секунду помолчал. — Вы мне можете в этом как-нибудь помочь?

Джарвис поднял глаза и усмехнулся:

— Я как раз собирался на несколько дней съездить в родные края и мог бы порасспрашивать кое-кого в Плимуте и на окружающем его побережье. — Он взглянул на Тони. — Я думаю, у тебя больше знакомых на островах и на французской стороне, а также здесь, на юго-западе…

— Да, но проблема состоит в том, что столь куцая информация, — Тони кивком головы указал на листы бумаги в руках Джарвиса, — это все, чем мы располагаем. Я по крупицам извлек ее из каких-то обрывочных записей и кратких пометок. Вероятно, в тех сведениях, которые передавал Раскин, содержалось гораздо больше подробностей.

— Но нам эти подробности неизвестны, — подытожил Джек.

— В том-то и дело. Из депеш, проходивших через его руки, Раскин узнавал все, что касалось маршрутов следования кораблей — по крайней мере, в тех случаях, когда они приближались к нашим берегам. — Тони бросил выразительный взгляд на Джарвиса. — Если вам удастся отыскать хоть какой-то намек на возможные последствия этой деятельности, то есть на то, каким образом использовалась полученная информация, я смогу прозондировать почву в нужном направлении. Однако специфика моих связей такова, что если я буду задавать вопросы общего характера, то не получу никакого ответа и — что еще хуже — возможно, спугну того, кто стоит за всей этой операцией.

Впрочем, ему вовсе не требовалось вдаваться в дальнейшие подробности: особенности функционирования сети осведомителей всем присутствующим были и так хорошо известны.

— Можно оставить их у себя? — спросил Джарвис, беря со стола бумаги.

— Да, конечно, — кивнул Тони. — Это копии. Джарвис свернул листы и положил в карман:

— Я постараюсь расспросить кое-кого и выяснить, не было ли сообщений о происшествиях с этими кораблями в указанные здесь дни, и если что-то узнаю, тотчас же об этом доложу.

— Когда мы поймем, где надо искать, я смогу быстро провести необходимые расследования.

— А тебе не приходила в голову мысль, — осторожно спросил Джек, — попытаться навести справки через судоходные компании? Если это торговые корабли….

— Через день-два в город приедет один мой знакомый — в прошлом он занимался примерно тем же, что и мы. Несколько лет назад он, правда, ушел со службы, однако с правилами игры знаком очень хорошо. Сейчас он является владельцем компании «Хендон шиппинг» — это одна из крупнейших линий местного сообщения. У него есть связи в нужных кругах, и я думаю, он сумеет навести справки такого рода, не вызывая ничьих подозрений.

Джек понимающе кивнул:

— Ну и чем же, по-твоему, следует заняться мне?

— Прежде всего самим Раскином, а также тем, как на него вышел А.К. Раскин жил в Бледингтоне, там находится его дом. Хотя он, скорее всего, бывал там не слишком часто, мы не должны упускать из виду этот момент. Поскольку из всех нас ты живешь ближе всего к этим местам, твое появление там, вероятно, не вызовет ни у кого подозрения. Наша конечная цель идентифицировать А.К.: не исключено, что он живет в тех краях, и именно там познакомился с Раскином, а главное — узнал, где тот работает.

27
{"b":"18115","o":1}