ЛитМир - Электронная Библиотека

— Во время любой вооруженной кампании торговые суда подвергаются нападению со стороны флота противника. Это вполне обычная тактика ведения войны, имеющая целью помешать той стране, с которой вы воюете, ввозить жизненно необходимые товары. Даже нехватка капусты, например, способна вызвать в стране внутренние волнения и оказать давление на правительство.

Алисия попыталась сделать вывод из полученной информации.

— Значит, шестнадцать кораблей, вы говорите… — Она взяла из рук Дэвида список: на полях рядом почти с половиной указанных названий были проставлены маленькие буквы «з». — Эти шестнадцать кораблей были захвачены в качестве военной добычи… — Тут она подняла глаза и вопросительно посмотрела на окружающих: — Но кем именно?

— Этого нам установить не удалось, — вздохнул Маггс. — Но все, с кем мы беседовали, были уверены, что это, скорее всего либо дело рук каперов, либо французского или испанского флота. Дети, — он кивнул на братьев, — попали в самую точку, когда предложили расспросить рабочих. Они разгружают корабли и должны помнить те случаи, когда их нанимали, а корабль почему-то не пришел — ведь они тогда лишались заработка.

Алисия старательно усваивала все, что ей рассказывали, пока дети допивали свой чай и доедали булочки. Покончив со всем этим, они с надеждой посмотрели на нее, и она с улыбкой сказала:

— Ну, хорошо. Вы отлично поработали после обеда, да к тому же еще узнали много нового, поэтому, я думаю, от уроков вас можно на сегодня освободить! — Ура!

— А можно мы пойдем поиграем в парке? Алисия посмотрела в окно: на дворе уже вечерело.

— Если позволите, я прогуляюсь с ними. — Маггс поднялся с места. — Мы на полчаса, не больше — пусть дети немного побегают.

— Благодарю вас. — Алисия обернулась к братьям: — Если обещаете слушаться Маггса, то можете идти.

Дети повскакали со своих мест и шумной ватагой выбежали из комнаты; Маггс, посмеиваясь, последовал за ними. Торрингтон оказал ей хорошую услугу, прислав слугу, который прекрасно умел обращаться с детьми.

После этого Дженкинс стал убирать со стола, Адриана взялась за свои эскизы, а Алисия осталась сидеть с листком бумаги в руках: она очень жалела, что сейчас с ними не было лорда Торрингтона.

Вечером Алисия решила поехать на бал к леди Кармайкл. Тони, заранее узнав об этом от Маггса, не счел нужным торопиться с приездом: он решил подождать, пока схлынет первая волна гостей.

Вторую половину дня он провел у мистера Кинга, расспрашивая его об Алисии — точнее, о ее финансах. Как и следовало предполагать, у нее с мистером Кингом был заключен контракт, но, к огромному удивлению виконта, его предложение выкупить контракт не вызвало у мистера Кинга особого энтузиазма.

Все же после небольшой словесной дуэли он и мистер Кинг достигли определенного согласия. После того как Тони открыл причину своей заинтересованности, мистер Кинг сделался гораздо более сговорчивым: он согласился сжечь подписанный Алисией контракт в обмен на банковский чек. Поскольку ростовщик не хотел, чтобы контракт попал в чужие руки, а единственной целью Тони было снять с Алисии бремя финансовой ответственности, мистер Кинг охотно пошел ему навстречу.

Еще одну возможность удивиться Тони получил, когда оплачивал требуемую сумму. Он прекрасно знал, во что обходится содержание недвижимости, а также оплата счетов за наряды от портних и модисток, поэтому у него не укладывалось в голове, каким образом Алисия ухитрялась жить на те скромные деньги, которые она взяла в долг. Даже ее платья стоили гораздо дороже!

Тем не менее, Кинг заверил его, что никаких других долгов у Алисии нет. Он и сам считал взятую в долг сумму слишком уж маленькой, однако, получив на днях приглашение отобедать с Алисией и побывав у нее в гостях, не увидел ни малейших признаков нужды или чрезмерной экономии.

Теперь Тони понял, что до сих пор знал только внешнюю часть жизни Каррингтонов — превосходно отделанный фасад без каких-либо изъянов. А вот что за этим фасадом… Тут он припомнил и отсутствие в доме слуг, и простую повседневную пищу на их столе.

Рассчитаться с Кингом — то есть вернуть взятую в долг сумму плюс проценты — Алисия должна была в июле. К тому времени ее жизнь, по мнению Тони, должна была коренным образом измениться; однако, если бы она вдруг вспомнила о своем обязательстве и завела об этом речь, Кинг должен был сказать ей, что всю сумму долга уже заплатил анонимный благотворитель. Она, конечно, догадается, кто это был; так что Тони уже заранее приготовился к допросу с пристрастием.

И вот теперь, с чувством хорошо выполненного долга, Тони входил в гостиную леди Кармайкл.

Поприветствовав хозяйку поклоном, он смешался с толпой гостей. Бал был в самом разгаре: гостиную заполняла пестрая смесь шелка и атласа всевозможных оттенков и черных прогалин — строгих мужских вечерних костюмов.

Виконт огляделся, рассчитывая заметить в одном из углов зала Адриану и ее свиту… однако вместо этого увидел лишь Джеффри Маннингема, который с мрачным видом прислонился к стене.

Почуяв неладное, Тони сразу же направился к нему.

— Ну и где же они? — прорычал Джеффри. — Ты, случайно, не знаешь?

От неожиданности все самодовольство Тони вмиг куда-то пропало, и он принялся усердно вглядываться в гостей, но знакомого кружка так и не обнаружил.

— По моим сведениям, они должны быть где-то здесь…

— Должны? Тогда позволь тебе сообщить, что их здесь нет. Тони это и сам уже это прекрасно понял по тому напряжению, которое ощущалось в поведении Джеффри. Он стал лихорадочно соображать, что бы такое могло приключиться с сестрами. Может быть, Маггс ошибся?

Наконец он вопросительно посмотрел на Джеффри:

— А откуда ты знаешь, что они должны быть здесь?

— Адриана сама мне сказала…

Дело принимало скверный оборот. Обе сестры планировали приехать сюда, но по какой-то причине задерживались.

Неожиданно внимание их привлекло странное оживление у входных дверей. Лакей с озабоченным видом что-то прошептал дворецкому и передал ему записку, после чего дворецкий выпрямился и стал вглядываться в гостей.

Остановив свой взгляд на Тони, он поспешно направился в его сторону и, подойдя, слегка поклонился:

— Милорд, это сообщение только что доставил один из лакеев вашего сиятельства. Насколько я могу судить, дело очень срочное.

— Благодарю вас. — Тони взял с подноса сложенную записку, развернул ее, быстро пробежал глазами и снова посмотрел на дворецкого:

— Пожалуйста, немедленно вызовите мою карету.

— Слушаюсь, милорд!

Тони развернул записку и заново перечел ее, при этом Джеффри тоже смог увидеть написанное через плечо приятеля. В письме легко угадывался женский почерк; по тому, как неровно стояли буквы, было ясно, что отправительница его была очень взволнована.

«Милорд, я не знаю, кто еще может нам помочь, а Маггс заверил меня, что если я напишу вам, в этом не будет ничего плохого. Когда мы собирались ехать к леди Кармайкл, прибыли офицеры полиции вместе с сыщиком уголовного розыска и увели Алисию с собой». На этом месте по листу растеклось огромное чернильное пятно. Заканчивалось письмо так: «Пожалуйста, помогите! Мы просто не знаем, что делать. Адриана».

Джеффри, не удержавшись, выругался:

— Что, черт побери, происходит?

— Ума не приложу. — Тони сунул записку в карман. — Ну что, идем?

— Идем! — хмуро ответил Джеффри.

Они быстро спустились вниз и оказались на крыльце как раз в тот момент, когда к нему подъехал парадный экипаж лорда Торрингтона. Жестом пригласив Джеффри садиться, Тони крикнул кучеру: «Уэйвертон-стрит!», после чего вскочил в карету и захлопнул дверцу.

Экипаж стремительно помчался по улицам, не снижая скорости на поворотах, и через каких-нибудь пять минут они уже прибыли к дому Алисии.

Мужчины выскочили на улицу, не дожидаясь, пока карета окончательно остановится. На их настойчивый стук в дверь вышел Маггс.

— Что случилось? — Тони требовательно посмотрел на слугу.

36
{"b":"18115","o":1}