ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно произошло мгновенное ускорение, а за ним последовала кульминация — сначала ее, потом его. Он так глубоко вошел в нее, что она увлекла его за собой — и они улетели высоко-высоко, в царство счастья и блаженства.

Лишь после того, как он излил в нее свое семя и ощутил, как мощно сократились ее мышцы, удерживая его и принимая его в себя, волны охватившего их возбуждения стали понемногу спадать, и они медленно опустились на землю — расслабленные и обессиленные. Оторвавшись друг от друга, они словно бы застыли и, не открывая глаз, продолжали неподвижно лежать, наслаждаясь близостью.

Ее руки некоторое время крепко держали его, а затем бессильно упали. Тогда он, собрав последние силы, скатился в сторону, стараясь как-нибудь ненароком не задеть ее и не причинить ей боли, — и в ту же секунду погрузился в забытье, более глубокое, чем когда-либо испытанное им прежде.

Глава 13

Это было просто восхитительно.

Час спустя Тони все еще никак не мог понять, каким образом она, совершеннейший новичок в этом деле, оказалась единственной женщиной, заставившей его полностью потерять над собой контроль и унестись вместе с ней туда, где наслаждение превосходит всякие ожидания и где физический мир является лишь легким отзвуком мира более глубокого.

Он немного привстал и, высвободившись из ее объятий, обнял ее и прижал к себе. Алисия нисколько не сопротивлялась, она охотно придвинулась ближе и положила голову к нему на руку.

Ночь окутывала дом, как огромное одеяло; в окно пробивался лунный свет. Тони казалось, что Алисия все еще пребывает в блаженном забытьи. Он протянул руку и прикоснулся к ее волосам. Она не шелохнулась. Тогда он снова лег на спину и задумался, глядя вверх, на балдахин, и поглаживая густые шелковистые пряди.

Через некоторое время от этой нежной ласки Алисия пришла в себя. Во всем теле она ощущала какое-то небывалое тепло. Вздохнув, она пошевелилась — и сразу же все вспомнила.

Тони замер. Он знал, что она уже не спит.

Алисия открыла глаза и подняла голову. Затем посмотрела ему в лицо, ясно отдавая себе отчет, что лежит голая в его объятиях.

Он не сводил с нее своих черных глаз, но ни по этим глазам, ни по непроницаемому выражению лица невозможно было прочесть его мыслей. — Почему ты мне ничего не сказала? Он произнес это совершенно спокойным, ровным голосом. Она задержала взгляд на его лице:

— Ты и так все узнал.

Тони посмотрел на тонкую руку, лежавшую у него на груди, и взял ее в свои ладони.

— В районе Чиппинг-Нортона нет никакого мистера Каррингтона. Никаких следов нет и в приходской метрической книге. В местных гостиницах и на постоялых дворах такого имени тоже никто не слышал. Зато многие знают Пивенси — обеих мисс Пивенси.

Тони посмотрел на нее своими зоркими глазами.

— Если бы ты попросила, я бы остановился. — Это было утверждение, в котором ощущался скрытый вопрос.

Она спокойно выдержала его взгляд.

— Я знаю.

Эти слова были произнесены раздельно — как признание того, что решение ее было обдуманным. Она отдалась ему добровольно и не собиралась этого скрывать. Что сделано, то сделано: теперь она его любовница.

— Но как ты узнал? — спросила она. — Неужели твой приятель…

Тони сжал ее руку, пытаясь успокоить.

— Ты только не волнуйся. Лорд Уорнфлит по моей просьбе занимался связями Раскина и заодно навел справки о твоем предполагаемом муже, Альфреде Каррингтоне. Он ведь тоже «А.К.».

Кажется, теперь Алисия начала понимать его.

— Джек — человек надежный: мы можем на него полностью положиться.

Некоторое время она молчала, а затем спросила:

— Так это и была та срочная информация, о которой он сообщил тебе вчера вечером?

Тони кивнул:

— Он знал, что для меня это очень важно. Алисия опустила свои длинные ресницы.

— Я не могла тебе во всем признаться, потому что не имела права рисковать. — В ее тоне не было даже намека на извинение. Она просто высказала свою точку зрения на ситуацию.

Тони тяжело вздохнул и посмотрел куда-то вдаль невидящим взглядом. Конечно, теперь, учитывая все, что он знал о ней, об их совместном с Адрианой плане, о ее преданности своей сестре и братьям, он не мог винить ее в чем-либо — малейший намек на то, что она вовсе не вдова, за которую себя выдает, даже сейчас может привести к ее полному краху: у Адрианы не будет ни единого шанса найти себе хорошую партию, и обе они превратятся в парий высшего света, будут безжалостно изгнаны из него в свою глухую деревню, где им вместе с их братьями придется влачить жалкое существование…

Ее начало беспокоить его молчание, и она попыталась потихоньку выскользнуть из его объятий. Но его мускулы напряглись и удержали ее на месте.

Алисия замерла; Тони вздохнул и, глядя на ее склоненную голову, произнес:

— Я все понимаю.

Она продолжала лежать, не поднимая головы; тогда он поцеловал ее в макушку и легонько толкнул. Алисия подняла голову и взглянула в черные глаза, которые обещали ей гораздо больше, чем просто понимание. Они обещали ей безопасность, защиту от явных и скрытых угроз окружающего мира; рядом с ней наконец-то появился человек, с которым можно было поделиться своими мыслями, своими тревогами, планами. Он действительно ее понимал.

Словно желая подбодрить ее, Тони попросил:

— Расскажи мне, как все это получилось — с тобой, с твоей сестрой, с вашим рискованным предприятием…

Это был не приказ, а просьба, отказать в которой у нее не нашлось сил. Что ж, пусть он узнает всю правду, а там будет видно…

Алисия улеглась поудобнее, но так, чтобы ему не надо было выпускать ее из своих объятий.

— Все это началось после того, как умер наш отец.

Она чистосердечно рассказала ему все, в том числе и историю своих отношений с мистером Кингом. Хотя Тони не проронил ни слова, она могла с уверенностью сказать, что он не одобряет всего этого; тем не менее он выслушал все до конца без каких-либо возражений. Алисия очень удивилась, когда он вдруг стал подробно расспрашивать ее об их многочисленных платьях, и мысленно поблагодарила Бога за то, что не все люди были такими наблюдательными. Затем она, в свою очередь, спросила его, почему он так заинтересовался ее предполагаемым мужем, и Тони пояснил, что в этом деле, по его мнению, мог быть замешан какой-нибудь другой член семейства Каррингтон. Они стали горячо обсуждать всевозможные варианты связей Раскина, обмениваться мыслями, оценивать вероятности — словом, между ними возникла такая откровенная беседа, какую Алисии еще ни с кем не доводилось вести.

Мало-помалу они выговорились и замолчали. Алисия лежала в его объятиях, наслаждаясь блаженством и слушая, как бьется его сердце.

Ей казалось, что она должна была чувствовать некоторое волнение или какое-нибудь девическое смущение от того, что между ними до этого произошло, но, видимо, она уже свыклась со своим новым состоянием, с их интимной близостью, с этим невыразимым блаженством и простым порядком вещей, который ей совершенно не хотелось нарушать.

Тони ласково посмотрел на нее, и она ощутила, какой прикоснулся губами к ее волосам. — Спи.

Эти произнесенные, шепотом слова не сразу достигли ее слуха. Она повернула голову, посмотрела на него, потом приподнялась и прикоснулась губами к его губам. Он ответил ей тем же. Тогда она вздохнула, положила голову ему на грудь, обняла его и, закрыв глаза, погрузилась в сон.

В предрассветной тьме Тони вдруг вмешался в ее сновидения. Некоторое время она ощущала на себе его ласки, от которых по всему телу одна задругой проходили волны блаженства, и при этом долго не могла понять, где заканчивался сон и начиналась явь.

Затем он приподнялся, раздвинул ей колени и медленно вошел в нее. Почувствовав внутри себя его твердый, сильный, напряженный орган, она проснулась. Ее тело с готовностью приняло его в себя. Алисия вытянула руки и крепко обняла его — она знала, что с этих пор ее жизнь уже никогда не будет такой, как прежде.

46
{"b":"18115","o":1}