ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Постарайся не дышать
Призрачная будка
Брачный контракт на смерть
Кодекс Прехистората. Суховей
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Американские боги
Синдром Джека-потрошителя
Эрта. Личное правосудие

Поклонившись, незнакомец повернулся и направился в другой конец зала. Не обращая внимания на дам, тщетно пытавшихся поймать его взгляд, он послал лакея присмотреть за Алисией, а затем нашел Кластерса, дворецкого леди Эмери, и, уведя его с собой в библиотеку, объяснил ему ситуацию и попросил сделать необходимые распоряжения.

В доме Эмери Тони начал бывать с раннего детства, и весь персонал был ему хорошо знаком. Его просьбы всегда исполнялись; вот и теперь по приказу Тони немедленно вызвали лорда Эмери из игровой комнаты, а леди Эмери из гостиной и послали лакея за полицейским.

Собравшиеся не очень удивились появлению Тони; в конце концов, его крестная была француженка. В данном случае поддержку ей вызвался оказать капитан полиции — высокомерный тип, который всегда видел трудности там, где их вообще не было. Мгновенно оценив его методы, Тони решил не упоминать о присутствии на месте преступления женщины — зачем без надобности травмировать ее; если учесть огромные размеры убитого и то, как она держала кинжал, довольно трудно было бы представить ее в качестве убийцы.

Кроме того, он просто не знал имени этой женщины. Об этом Тони подумал уже в тот момент, когда, вернувшись в гостиную, обнаружил, что ее там нет. Он обыскал все комнаты, но и среди гостей ему не удалось найти незнакомку. Толпа в зале к этому времени заметно поредела, и Тони подумал, что женщина была здесь не одна, а со своим мужем, и они уже уехали… При этой мысли весь его энтузиазм сразу же пропал.

Еще немного покрутившись среди гостей, Тони вышел в холл и направился к выходу. На парадной лестнице он вдруг остановился, вдыхая свежий морозный воздух.

Отчего-то эта женщина никак не выходила у него из головы, и он почувствовал легкую обиду. Конечно, он вовсе не рассчитывал на ее благодарность, однако не отказался бы еще раз заглянуть в большие зеленые глаза и увидеть, как они смотрят на него без всякого страха. Интересно, не почувствовала ли и она тоже, как вскипает и бушует кровь, не ощутила ли этот первый признак разгорающейся страсти?

Где-то вдалеке зазвонили колокола. Втянув в себя очередную порцию свежего воздуха, Тони спустился по лестнице и отправился домой.

Дом Тони был тихим, спокойным местом — во всем огромном старом здании жил только он один. Разумеется, прислуга у него тоже была, но она, как правило, усердно оберегала его от всевозможных волнений и не беспокоила по пустякам.

Немудрено, что Тони едва не испытал шок, когда в девять часов утра его разбудил камердинер, прислуживавший еще его отцу и перешедший к нему по наследству вместе с титулом, и сообщил, что внизу его ожидает какой-то джентльмен, желающий немедленно с ним поговорить. На просьбу изложить суть дела джентльмен ответил, что его имя Далзил и что их хозяин, вне всяких сомнений, примет его.

Сочтя, что ни один нормальный человек в здравом уме не назовется Далзилом, не будучи им, на самом деле, Тони принялся одеваться, недовольно ворча при этом.

Любопытство заставило его поскорее спуститься вниз, ведь раньше их просто вызывали к Далзилу в офис в Уайтхолле. Конечно, теперь он уже не входил в число фаворитов Далзила, однако что-то подсказывало ему — одной этой причины еще недостаточно для того, чтобы столь значительный человек сам нанес ему визит вежливости.

Войдя в библиотеку, где камердинер оставил Далзила томиться в ожидании аудиенции, Тони первым делом уловил аромат свежесваренного кофе: разумеется, Хангерфорд не забыл подать гостю чашку этого чудесного напитка.

Слегка поклонившись гостю, вольготно расположившемуся в кресле, Тони подошел к колокольчику и дернул за шнурок; затем, повернувшись и опершись локтем о каминную полку, он вопросительно посмотрел на Далзила, который ждал его, отставив чашку в сторону.

— Прошу простить меня за столь ранний визит, но, как мне стало известно от Уитли, прошлой ночью вы обнаружили труп. Тони уставился в темные, наполовину скрытые под тяжелыми веками глаза Далзила и с восхищением подумал, что вряд ли хотя бы один случай подобного рода мог ускользнуть от его внимания.

— Да, это так. Чистая случайность… А чем вызван ваш и Уитли интерес к этому делу?

Лорд Уитли занимал в министерстве внутренних дел должность аналогичную должности Далзила, и Тони являлся, возможно, единственным членом группы Далзила, взаимодействовавшим с агентами Уитли, которым было поручено уничтожение шпионской сети, действовавшей за пределами Лондона и пытавшейся сорвать военные кампании Веллингтона.

— Жертва преступления, Уильям Раскин, служил старшим клерком администрации в министерстве сборов и доходов, и я пришел выяснить, не связано ли с этим убийством что-нибудь такое, что мне необходимо знать…

Итак, старший клерк администрации в министерстве сборов и доходов. Тони припомнил окровавленный кинжал и слегка вздрогнул.

— Думаю, что нет, — не вполне уверенно ответил он. Далзил кивнул, а затем поднялся, видимо, собираясь уходить. Встретившись взглядом с Тони, он спокойно произнес:

— Если в ситуации возникнут какие-либо изменения, дайте мне знать, — после чего вежливо поклонился и пошел к выходу.

Проводив гостя в холл, Тони поручил его заботе лакея, а сам отправился в библиотеку, на ходу размышляя о том, кто же такой Далзил на самом деле. Без сомнения, они с ним были одного поля ягоды: имея тонкие нормандские черты лица, бледную кожу и черные волосы, конечно же, этот человек принадлежал к аристократическому роду. Однако Тони было известно, что Далзил — это не единственное его имя. Он имел не столь высокий рост и выглядел несколько более тощим, чем его подчиненные, бывшие гвардейцы, однако от него исходила такая смертоносная аура, что даже среди плотной толпы, более крупных мужчин она мгновенно выделяла его как самую опасную фигуру.

Наконец Тони услышал стук — это захлопнулась парадная дверь. Еще через секунду появился Хангерфорд с подносом, на котором стояла чашка горячего кофе. Приказать повару подать завтрак, милорд? Тони кивнул:

— Да, и пусть поторопится — я скоро ухожу.

Он пил отличный кофе и смаковал предчувствие, которым наполнили всю его нервную систему появление Далзила и несколько сказанных им слов. Игнорировать или недооценивать такого рода предупреждение он не мог, хотя в данном случае лично его оно не касалось. Но возможно, оно касалось ее…

Вопрос Далзила давал Тони прекрасный предлог для того, чтобы побольше разузнать о ней; можно даже сказать, что, принимая во внимание проявленный Уайтхоллом интерес к данному происшествию, на него была возложена обязанность это сделать. Теперь ему предстояло удостовериться в том, что за смертью Раскина не скрывается какое-либо еще более гнусное преступление, а значит, необходимо было найти эту женщину.

Глава 2

Разумеется, теперь Тони жалел о том, что сразу не спросил, как ее зовут, однако знакомиться с дамой над мертвым телом ему никогда раньше не приходилось; таким образом, все, что он имел на данный момент, — это ее описание. Мысль спросить свою крестную мелькнула у него в голове лишь на миг, и он тут же ее отбросил: у него не вызвала ни малейшего восторга перспектива в очередной раз стать объектом внимания тетушки Фелиситэ, тем более на этот раз, когда он и сам не был ни в чем уверен. К тому же эта леди, возможно, присутствовала на вечеринке в качестве подруги кого-нибудь из гостей, и тетушка Фелиситэ могла просто не знать ее лично.

За завтраком Тони все время пытался понять, как отыскать эту женщину, пока вдруг ему в голову не пришла поистине гениальная мысль. Быстро проглотив сосиски и ветчину, он вышел в холл, накинул на плечи пальто, которое Хангерфорд уже держал в руках, и направился на Брутон-стрит.

Идея заключалась в том, что незнакомка была одета в необыкновенно изысканное платье превосходного покроя: ниспадающие складки, вырез — все выдавало руку опытной модистки. Если верить Хангерфорду, самые популярные в высшем обществе модистки по-прежнему располагались на Брутон-стрит, и Тони начал обход с ближайшего угла, то есть с салона мадам Франчески.

5
{"b":"18115","o":1}