ЛитМир - Электронная Библиотека

Вместе с Джеффри, которому уже сообщили о происшедших событиях, Тони сопровождал восхитительную миссис Каррингтон и ее еще более восхитительную сестру на официальный обед, а затем на три пышных бала.

Едва они приехали на первый из балов — к леди Селвин — и вошли в бальный зал, как Тони тут же услышал голос своей крестной:

— Это переходит всякие границы! — Тон леди Эмери был сдержанно-негодующим. — Этот скрытный господин пытается манипулировать нами, светскими людьми, при помощи слухов и грязных трюков, пытается заставить нас ополчиться на миссис Каррингтон и изгнать ее из Лондона, чтобы ее бегство от нашего гнева выглядело как признание вины. Таким образом он хочет ввести в заблуждение власти и прикрыть свои грязные делишки! — Леди Эмери передернула шаль на плечах, демонстрируя этим движением и всем своим видом полное отвращение к негодяю. — Это уж за гранью всяких приличий — чтобы джентльмен пытался нас так использовать!

Графиня Харфорд слушала свою красноречивую приятельницу, выпучив глаза.

— Так, значит, все эти слухи — ложь? Фи! — Леди Эмери движением пальцев выразила свое презрительное отношение к слухам. — Всего лишь искусный вымысел, и ничего больше. Миссис Каррингтон он выбрал в качестве мишени по той простой причине, что она имела несчастье оказаться последней, с кем бедняга Раскин беседовал перед смертью — от руки этого самого человека, смею вас уверить! Она пришла на вечеринку — ну так скажите, пожалуйста, что должен человек делать на вечеринке, если не беседовать с другими гостями? Но эта бестия теперь пытается обмануть власти, пустить их по ложному следу и использовать нас для достижения своих дьявольских целей!

— Какое коварство! — Графиня была совершенно шокирована.

— И не говорите. — Леди Эмери многозначительно наклонила голову и прибавила: — Теперь вы понимаете, почему мы, то есть те из нас, кто знает истину, должны быть бдительными и не допускать распространения подобной лжи?

— Несомненно. — Леди Харфорд, явно напуганная этой историей, схватила леди Эмери за руку. — Боже мой, если светское общество можно с такой легкостью использовать в качестве орудия для нанесения удара по репутации…

Продолжить ее мысль было нетрудно: никто не может чувствовать себя в безопасности.

Графиня подняла голову и слегка погладила леди Эмери по руке.

— Можешь на меня положиться, Фелиситэ: я пресеку любые досужие разговоры на эту тему. — Поправив свои юбки, она вздохнула: — Бедная миссис Каррингтон, должно быть, совершенно убита…

Леди Эмери жестом отвергла это предположение.

— Не волнуйтесь, она не хуже нас с вами знает, как надо держаться. Вечером ее ждут здесь — и я нисколько не сомневаюсь, что она прибудет с высоко поднятой головой!

— Что ж, я искренне желаю ей добра. — Леди Харфорд поднялась. — И сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь бедняжке свести на нет столь подлый план!

С царственным наклоном головы — на который леди Эмери милостиво ответила точно таким же — леди Харфорд отошла в сторону и смешалась с толпой гостей. Тони, стоявший позади крестной в двух шагах от ее кресла, быстро двинулся вперед, вместе с другим удивленно наблюдавшим за этой сценой зрителем — Алисией. Из-за огромного скопления гостей ни одна из собеседниц их не заметила. Теперь он обошел вокруг кресла и поклоном приветствовал крестную, а затем поцеловал ее в щеку.

— Вы были великолепны! Леди Эмери хмыкнула:

— Трудно удержать себя в рамках, когда ты просто вне себя. — Она повернулась к Алисии и, взяв ее за руки, усадила в кресло. — А для вас, моя дорогая, все это уж и вовсе чересчур — честное слово.

Затем она требовательно посмотрела на Тони:

— Вы ведь скоро найдете его, да? И тогда весь этот бессмысленный кошмар наконец закончится.

— Мы идем за ним по пятам всей командой — так что не бойтесь, мы его разоблачим.

— Вот и хорошо! — Леди Эмери снова обратилась к Алисии: — А теперь расскажите, как идут дела у вашей очаровательной сестры. Действительно ли Джеффри Маннингему удалось завоевать ее благосклонность?

Пока они разговаривали таким образом, Тони внимательно осматривал собравшихся. Многие дамы старшего поколения подчеркнуто приветствовали их, открыто демонстрируя свое расположение; другие, не столь влиятельные, тоже останавливались и заверяли Алисию в своей поддержке. Словом, предпринятые ими усилия уже стали приносить свои плоды.

Вскоре приехали Тристан с Леонорой и тоже немедленно принялись обходить гостей. Сочтя, что бал у леди Селвин полностью взят под контроль, Тони взглядом подозвал Джеффри и Адриану, и они отправились по запруженным улицам дальше, к следующему светскому собранию.

К моменту их приезда в дом графини Госфорд бал у нее был в самом разгаре. Там они встретили еще нескольких матрон и великосветских дам, которые выразили им свою поддержку. Леди Озбалдестон подозвала их к себе повелительным взмахом своей трости; она дала им понять, что давно уже не видела ничего подобного и что она решительно намерена устроить громкий скандал по поводу предпринятых «этими мерзавцами» попыток натравить светское общество на Алисию. Это своего рода наказание послано нам за нашу взаимную недоброжелательность друг к другу, и глупо делать вид, будто мы этого не ВИДИМ. — Взгляд ее черных глаз остановился на золотисто-зеленом платье Алисии. — Так что тебе не за что нас благодарить. Ты сделаешь доброе дело, если поможешь нам осознать, насколько созданная нами система беззащитна перед лицом таких грубых и подлых манипуляций. Ты поможешь нам стать честными. — Тут она слегка поморщилась. — Во всяком случае, гораздо более честными. — Она повернулась к Тони: — И как долго вы собираетесь гоняться за этим негодяем?

— Мы делаем все, что можем, но некоторые вещи требуют времени…

Леди Озбалдестон прищурила глаза и пристально посмотрела на Тони.

— Знаю я вас: потом начнёте пытаться всеми правдами и неправдами скрыть от нас имя этого негодяя. — Ее лицо приняло угрожающее выражение. — Имейте в виду: мы этого не потерпим.

Тони вежливо улыбнулся.

— Можете быть уверены, — сказал он в ответ. — Кто бы что ни говорил, меня в числе его защитников не будет.

Пожилая дама некоторое время пытливо вглядывалась, в его лицо, потом хмыкнула — очевидно, вполне удовлетворившись его ответом.

— Хорошо. Теперь можете идти танцевать — кстати, как раз начинается вальс. Не стоит чересчур волноваться и напрочь отказываться от развлечений.

Тони поклонился, а Алисия сделала книксен; после этого он увел ее на танец.

После трех туров Алисия почувствовала некоторую тревогу.

— Что случилось? — тут же заботливо поинтересовался Тони.

Она улыбнулась — с легкостью, которой при сложившихся обстоятельствах даже сама не ожидала.

— Просто мне… все это кажется немного нереальным. Я вдруг, как Золушка, перенеслась в какое-то невообразимое место. Никогда не думала, что вокруг так много людей, готовых меня поддержать. — Она слегка покраснела. — И все же они становятся на мою сторону только потому, что об этом просите вы: Кит, Леонора и другие.

Тони улыбнулся искренней, теплой улыбкой. — Ты слишком себя недооцениваешь. — Он привлек ее ближе к себе, наклонился и прошептал на ухо: — Прими в расчет следующее. Вы с Адрианой были открытыми и дружелюбными и почти не нажили себе за все это время врагов — наоборот, всего за несколько недель приобрели много настоящих друзей. С вами всегда было приятно общаться: вы не старались никого оттеснить или очернить чье-то имя. Вы не участвовали в недостойных интригах и избегали любых скандалов… Да вы просто воплощение женщин, которых общество с удовольствием примет в свои ряды, один из тех образцов, на которые великосветские дамы указывают другим, менее опытным; живой пример, которому все рады следовать…

Конечно, подумала Алисия, если не считать того маленького обстоятельства, что все это вовсе не о ней. Она по-прежнему ощущала некоторое беспокойство; оно появилось довольно давно — еще в тот день, когда Тони впервые выделил ее среди толпы на каком-то уже забытом балу, — и с тех пор не проходило, но сейчас у нее не было времени думать об этом.

58
{"b":"18115","o":1}