ЛитМир - Электронная Библиотека

В балладе было двенадцать строф, и в конце их голоса слились в один гармоничный аккорд, завершающий произведение.

Когда музыка стихла, Феба вернулась к действительности. В комнате стояла мертвая тишина, которая свидетельствовала о том, что слушатели поражены великолепным исполнением. Затем зазвучали громкие аплодисменты.

Феба улыбнулась и, встав, поклонилась вместе с Девереллом. Освобождая место для следующих исполнителей, они прошли в глубину комнаты, туда, где сидели Одри и Эдит.

– Замечательное исполнение, – похвалила их Эдит; ее лицо сияло от радости. Одри тоже выглядела вполне довольной.

– Пение доставило мне огромное удовольствие, – признался Деверелл Фебе, когда они встали за спинкой диванчика, на котором сидели их тетушки.

– Мне тоже. Я не ожидала, что вы так хорошо поете: у вас настоящий талант.

Виконт усмехнулся:

– Посещение парижских салонов, по-видимому, было для меня не таким уж бесполезным делом.

– Ах вот оно что!

Феба устремила взгляд на леди, сидевшую за фортепиано.

Концерт, как она и предполагала, оказался очень скучным. Фебе не терпелось остаться наедине с виконтом, но сейчас они не могли уединиться.

И все же Феба время от времени украдкой поглядывала на Деверелла. Он слушал музыку с невозмутимым видом, но по тоскливому выражению его глаз она догадалась, что его состояние близко к отчаянию. Время для них обоих тянулось невыносимо медленно.

Днем они вступили на новую тропинку, и Фебе хотелось сделать по ней еще один шажок. Совместное исполнение баллады только подстегнуло ее, разожгло аппетит. Ей хотелось получать все новые ощущения, и она с нетерпением ждала того часа, когда наставник вновь возьмется за ее обучение.

Когда в комнату наконец вкатили столик на колесиках с чаем, было очень поздно и Феба уже смирилась с тем, что свидание с Девереллом сегодня не состоится.

Выпив чаю, Эдит поднялась с диванчика, собираясь удалиться в свою комнату, и Феба решила проводить тетушку наверх; однако виконт остановил ее.

– Встретимся в беседке у озера, когда все улягутся, – тихо прошептал он.

Феба заколебалась, и тогда Джослин, взяв ее руку, галантно прикоснулся к ней губами. По ее пальцам пробежала дрожь. Феба поняла, что Деверелл настроен очень решительно и не упустит шанс встретиться с ней наедине.

– Хорошо, – прошептала она. – Я приду, когда в доме все стихнет.

Ведя тетушку к выходу, Феба чувствовала на себе взгляд виконта. Он не спускал с нее глаз до тех пор, пока она не исчезла за дверью.

Наконец обитатели дома разошлись по своим спальням и все стихло. Стараясь ступать бесшумно, Феба вернулась в комнату для музицирования, чтобы встретиться с Джессикой, горничной леди Моффат, и посвятить ее в детали плана, который им предстояло осуществить.

Узнав о том, что ее скоро спасут, девушка бросилась Фебе на шею и стала горячо благодарить ее; бедняжка ужасно боялась возвращаться в загородный дом Моффатов, в котором ей не давал прохода сластолюбивый лорд Моффат.

Заверив Джессику в том, что завтра ночью после бала она благополучно уедет отсюда, Феба отпустила ее и вышла из дома через боковую дверь, а затем, завернув за угол, она направилась по усыпанной гравием дорожке к стоявшей у пруда беседке.

Виконт уже ждал ее, прислонившись к одной из мраморных колонн. Сегодня ему удалось узнать о Фебе кое-что новое. Перед ужином он встречался с Грейнджером, и конюх рассказал ему, что у мисс Маллесон есть горничная по имени Скиннер – женщина внешне строгая и суровая, но по натуре добрая и отзывчивая, она уже много лет прислуживала Фебе и знает ее с детства; у Эдит и Фебы один кучер на двоих, шотландец по фамилии Макенна. Кроме этого, Грейнджер выяснил, что комната Фебы находится рядом со спальней ее тетушки и выходит на террасу, расположенную с обратной стороны дома.

Беседка, в которой происходило свидание, очень нравилась Джослину: она как нельзя лучше подходила для тайной встречи любовников, – и он не сомневался, что на этот раз ему удастся добиться от Фебы более смелых ласк. Они непременно должны были сделать хотя бы еще один шажок по опасной тропе, которая вела в неизвестность.

Дрожа от нетерпения, Феба подошла к ротонде и, остановившись в нерешительности, вгляделась в густые тени в глубине беседки, которую скрывали от любопытных глаз густые заросли, так что со стороны дома трудно было разглядеть, что происходит внутри.

Отделившись от колонны, виконт подошел к арке, у которой остановилась Феба, и она, увидев его, улыбнулась, а затем, приподняв юбку, поднялась по мраморным ступеням.

– Я все гадала, пришли вы или нет… – негромко проговорила она.

Взяв Фебу за руку, Деверелл увлек ее в сумрак беседки. Ему хотелось крепко обнять ее, но, боясь, что она испугается, он сдержал свой порыв.

Взяв в ладони лицо Фебы, виконт припал губами к ее губам, но на этот раз он не собирался ограничиться одним поцелуем. Чувствуя, что Феба самозабвенно отвечает ему, он медленно положил руку на ее талию, однако не стал торопить события, Феба должна привыкнуть к его объятиям и убедиться в том, что он владеет собой и не потеряет голову.

Продолжая пылко целовать Фебу, Джослин осторожно придвигался ближе к ней.

Когда он прижал ее к себе, дрожь пробежала по телу Фебы, ее соски затвердели. Их поцелуй, казалось, длился целую вечность, но она не ощущала испуга, несмотря на смелость ласк Деверелла.

В конце концов, откинув все сомнения, она сама прильнула к нему всем телом, и окружающий мир словно перестал существовать для них.

Однако, несмотря на возбуждение, Деверелл не утратил контроля над собой: его поцелуи были все такими же неспешными, манящими, и Феба, исступленно гладя его грудь, широкие плечи, крепкую спину, наслаждалась ощущением силы, которая исходило от него. Она знала, что он хочет ее, и боялась, что не сможет утолить его безумную страсть, его неистовую жажду: Джослин как будто защищал Фебу от самого себя – своей похоти, желания близости, напора чувств.

Глаза Фебы затуманилась. Она все более страстно отвечала на каждую его ласку, на каждый поцелуй, и виконт был благодарен ей за это. Ее возбуждение нарастало, но даже сквозь дымку страсти Феба видела, какая опасность грозит ей в том случае, если он потеряет самообладание, поэтому она решила не искушать его.

Феба не могла видеть выражения глаз Деверелла, но она чувствовала, что он находится на пределе сил.

– У ваших поцелуев вкус изысканного вина, – прошептал виконт. – Они такие соблазнительные, Пьянящие…

– А у ваших поцелуев вкус… опасности.

– Да, я опасен, но не для вас. – Джослин выпустил ее из своих объятий и отступил на шаг. – Пойдемте, я провожу вас до дома.

Феба кивнула, и они, выйдя из-за деревьев, пересекли лужайку.

Подойдя к одной из застекленных дверей, ведущих в библиотеку, Деверелл распахнул ее и жестом пригласил Фебу войти. Когда она проходила мимо него, он вдруг обнял ее и привлек к себе.

Феба испуганно вздрогнула, но не стала сопротивляться. Их губы слились в долгом страстном поцелуе.

– Мы сделали еще один небольшой шажок, – прошептал Джослин, прерывая поцелуй. – А теперь спокойной ночи.

Феба кивнула и, когда он выпустил се из своих объятий, вошла в библиотеку, а Деверелл замер на пороге.

– Разве вы не собираетесь ложиться спать?

Он покачал головой:

– Я немного пройдусь.

Сквозь стекло Феба увидела, как виконт пересек залитую лунным светом лужайку и исчез за деревьями, затем повернулась и направилась к себе.

Глава 5

– Может быть, свернем незаметно куда-нибудь в сторону?

– Мы, конечно, можем попробовать. – Джослин взглянул на вереницу экипажей, двигавшихся впереди и позади его коляски. – Но к сожалению, нам этого не позволят.

Феба была очаровательна в своем муслиновом платье с узором из красноватых веточек. Вздохнув, она начала вращать кружевной зонтик над головой.

– Пикник есть пикник, но боюсь, что глупая болтовня гостей испортит мне аппетит, – заявила она.

12
{"b":"18116","o":1}