ЛитМир - Электронная Библиотека

Следуя впереди Деверелла, Феба бросала ему эти фразы через плечо: она как будто убегала от своего собеседника, считая его варваром, человеком, с которым опасно связываться. Впрочем, опасность, по-видимому, не только пугала, но и притягивала ее, иначе Феба не бросила бы свою увлекательную книгу и не пошла с Девереллом.

Вопреки стараниям Фебы Деверелл не сводил с нее взгляда. Ее голубое платье с круглым вырезом нельзя было назвать ни чопорным, ни вызывающе смелым: такую одежду обычно носили женщины, знающие себе цену, но считающие излишним подчеркивать достоинства своей фигуры.

Джослин хорошо разбирался в людях. Взглянув на человека и перебросившись с ним парой слов, он уже мог описать его характер и рассказать о его привычках. Понаблюдав за Фебой, виконт пришел к выводу, что Одри не ошиблась в своих оценках. Фебу действительно совершенно не интересовали мужчины; и вряд ли в ближайшем будущем это изменится. Тем не менее Феба Маллесон с первого взгляда понравилась ему, и он решил во что бы то ни стало добиться ее руки.

Внезапно Феба, не поворачивая головы в его сторону, помахала рукой гостям.

– Вы, наверное, уже успели со всеми познакомиться, – лукаво произнесла она. – Питер Меллорс часто бывает здесь, он может ответить на все ваши вопросы, касающиеся этого поместья.

Но виконт предпочел бы поговорить не с Меллорсом, а с самой Фебой. У него накопилось много вопросов к ней. Он мог бы, например, спросить у нее, куда она его сейчас ведет и что собирается делать. Понимает ли она, что, несмотря на все старания, ее ждет проигрыш?

Джослин усмехнулся; судя по всему, ему не придется скучать в течение следующих четырех дней. Он мысленно поблагодарил тетушку Одри за то, что она заставила его приехать сюда.

Феба Маллесон смело подошла к гостям, она чем-то походила на генерала, инспектирующего свои войска, и толпа отдыхающих расступалась перед ней, словно воды Красного моря перед библейскими персонажами. Виконт ни на шаг не отставал от нее, приветливо улыбаясь и даже не пытаясь скрыть свои намерения. Пусть все видят, что он ухаживает за неприступной Фебой Маллесон.

Феба направилась к столу, у которого величественный Стрипс колдовал над украшенным гравировкой серебряным самоварам.

– Чашку чая для мисс Маллесон. – Джослин кивнул дворецкому.

Феба искоса посмотрела на не в меру заботливого сопровождающего, но все же взяла из его рук фарфоровую чашечку с ароматным напитком.

– А вы, сэр, разве не будете пить чай?

Деверелл поймал на себе сочувствующий взгляд Стрипса, отлично понимавшего, что виконт привык к совсем другим напиткам, затем дворецкий налил ему чашку чая.

Феба была не в духе; она пила чай маленькими глоточками, держа чашку у губ, и исподлобья поглядывала на своего спутника.

Через некоторое время Феба подняла глаза и, заметив кого-то, молча направилась к гостям. Деверелл последовал за ней.

– Миссис Хилдебранд, Леонора, Табита, мистер Хинкли, – важно произнесла она, – вы, наверное, уже успели познакомиться с виконтом Пейнтоном?

Леди приветливо улыбнулись Деверсллу, а мистер Хинкли чопорно поклонился.

– Я только что рассказала милорду о наших обычных развлечениях, – продолжала Феба, не сводя глаз с молодой симпатичной блондинки Леоноры Хилдебранд. – Вы – великолепная наездница, Леонора, и, конечно, поедете сегодня на прогулку верхом…

На самом деле Леонора не собиралась кататься сегодня, и Феба прекрасно знала об этом, однако, подняв на Деверелла лучистые голубые глаза, девушка кивнула:

– Я подумывала об этом. Может быть, вы составите мне компанию?

Джослин рассеянно улыбнулся, делая вид, что отвлекся и его мысли заняты чем-то другим, – в результате вопрос повис в воздухе. Поскольку он упорно молчал, Леонора перевела глаза на мистера Хинкли. Судя по всему, тот с нетерпением ждал приглашения поехать и готов был отправиться хоть сейчас.

– Мы могли бы съездить к броду, – продолжала Леонора, возвращаясь взглядом к Джослину. – Это здесь недалеко, поэтому у нас осталась бы еще уйма времени, чтобы вернуться и переодеться к ужину.

Видя, что Деверелл не проявляет никакого интереса к предложению ее дочери, мать Леоноры милостиво улыбнулась мистеру Хинкли.

– Действительно, – проворковала она, – свежий воздух и физические нагрузки пойдут вам на пользу. Именно это прописал Леоноре доктор. Бедняжка последние несколько недель страдала мигренью, и все это следствие утомительной городской жизни. Знаете, Лондон просто наводнен надоедливыми штатскими и полунищими офицерами.

Мистер Хинкли с сочувствием делал вид, что этот камешек брошен не в его огород, а Деверелл едва сдержал улыбку – уж он-то отлично знал и Леонору, и миссис Хилдебранд.

– Не хотите ли присоединиться к нам, Пейнтон? – обратился к нему Хинкли.

Поставив чашку на блюдечко, Джослин наморщил лоб.

– Пожалуй, нет, хотя ваше предложение звучит заманчиво. Я только что приехал, и мне надо лучше познакомиться с остальными гостями.

Тут уж Хинкли не удалось скрыть свою радость.

– А вы, мисс Маллесон? – спросил он к Фебу.

Феба бросила быстрый взгляд на виконта. Ей хотелось принять предложение, хотя бы для того, чтобы на пару часов уехать подальше от этого назойливого человека, но ведь он мог тут же изменить свое решение и присоединиться к ним.

– Спасибо, но я тоже не смогу. Почему бы вам не пригласить на прогулку мистера Мэннинга и мисс Пилборо – они оба заядлые наездники.

Мистер Хинкли и миссис Хилдебранд стали искать глазами в толпе упомянутых Фебой особ, а Леонора, не скрывая своего разочарования, с обидой взглянула на Деверелла. Но прежде чем она успела придумать, о чем заговорить с ним, чтобы удержать его возле себя, в дело снова вмешалась Феба:

– Мне кажется, мистер Пейнтон, вам хочется пообщаться с мистером Меллорсом. Я права? – Она очаровательно улыбнулась Хинкли и обеим дамам. – Прошу извинить нас.

Вскоре Феба подвела Деверелла к группе гостей, среди которых были Питер Меллорс и его прелестная сестра Дейдре. Раз Леонора не сумела заинтересовать Деверелла, Феба решила обратить его внимание на другую молодую леди и так избавиться от навязчивого ухажера; ей не нужны были поклонники, следующие за ней по пятам.

Разумеется, до Фебы доходили слухи о том, что Деверелл как-то связан с армией и находился на службе у правительства, что особенно настораживало ее. Некоторые занятия этой молодой особы не всегда можно было назвать вполне законными, и она не желала, чтобы такой человек, как Деверелл, заглядывал ей через плечо; от одной мысли о том, что он что-нибудь пронюхает, ее бросало в дрожь…

Теперь все надежды Фебы были на то, что ей удастся свести Деверелла с красавицей Дейдре, которая, издали заметив виконта, очаровательно улыбнулась ему.

– Дорогой Питер, – обратилась Феба к Меллорсу, – я расхвалила вас виконту Пейнтону как знатока этого дома и его окрестностей. Виконт впервые здесь, и его надо познакомить с усадьбой.

Питер приветливо кивнул:

– Буду рад помочь вам, старина: задавайте вопросы, и я с удовольствием отвечу на них.

Джослин усмехнулся:

– Благодарю, но я уже нашел то, что мне нужно, – бильярдную.

– Вот и отлично. Это действительно самое важное помещение в доме. – Питер подмигнул дамам. – Где еще после ужина собраться джентльменам, чтобы сыграть несколько партий…

– Надеюсь, вы удалитесь туда только после того, как посидите с нами в гостиной. – Миссис Моррисон притворилась, что сердится.

– Само собой разумеется, – поспешно заверил ее Питер.

– Так-то лучше.

– Здесь столько очаровательных дам, что, думаю, мы просто не сможем бросить их на произвол судьбы. – Джослин улыбнулся и прижат руку к сердцу.

Уголки губ миссис Моррисон дрогнули.

– Поживем – увидим. Вы пробудете здесь все четыре дня, пока будет длиться праздник?

– Да, таковы мои намерения.

– Если вас, конечно, не заставят прервать свой визит срочные дела, – насмешливо промолвила Дейдре Меллорс, грациозная юная леди с копной отливающих золотом, каштановых волос.

4
{"b":"18116","o":1}