ЛитМир - Электронная Библиотека

Это был опасный противник. Вот если бы как-нибудь превратить его в союзника… Но даже если ей это не удастся, возможно, она все же сумеет убедить Деверелла хранить молчание обо всем, что он узнал.

Заметив, что карета свернула на тихую улочку, Феба поморщилась. Клуб «Бастион», куда они сейчас направлялись, в ее представлении был настоящим логовом льва, где виконт непременно попытается заставить ее ответить на все интересующие его вопросы, взывая к чувству благодарности.

Феба так и не решила, как ей быть в этой непростой ситуации, когда кони замедлили бег и карета остановилась. Деверелл открыл дверцу и, спрыгнув на землю, помог Фебе выйти из экипажа, а затем послал Грейнджера в дом за слугами. Вскоре кучер вернулся вместе с одетым в ливрею лакеем и важного вида дворецким, державшимся с большим достоинством.

Пока Грейнджер и лакей под наблюдением дворецкого помогали Фергусу выйти из экипажа, виконт повел мисс Маллесон по обсаженной декоративным кустарником дорожке к парадному крыльцу клуба, над которым не было ни вывески, ни какого-либо другого знака, свидетельствовавшего о том, что это место обитания знатных состоятельных джентльменов.

Поднявшись по ступеням крыльца, вошли в холл с выложенным керамическими плитками полом и недавно покрашенными в сдержанные тона стенами. Строгий, лишенный декора интерьер, который украшала лишь напольная ваза с живыми цветами, указывал на то, что здесь задают тон представители сильного пола.

Пропустив слуг, дворецкий закрыл дверь.

– Отведите мистера Макенну в малую гостиную, – распорядился Деверелл, взглянув на Фергуса, который был в полном изнеможении. – И пусть Грейнджер останется с ним. А вы, Гасторп, – обратился он к дворецкому, – пошлите за Принглом. Когда хирург придет, попросите его тщательно осмотреть мистера Макенну – этот человек получил сильный ушиб головы, выполняя служебные обязанности.

Дворецкий поклонился.

– Будет исполнено, милорд, я сейчас же пошлю за Принглом.

– Кто из членов клуба здесь сегодня?

– Кроме вас, никого, милорд.

– В таком случае мы нарушим традицию, и я проведу мисс Маллесон в библиотеку. – Сняв с плеч Фебы плащ, он передал его дворецкому.

Феба одернула темно-синее закрытое платье с длинными рукавами, которое должно было помочь ей слиться с темнотой ночи; она пыталась сделать вид, что не находит ничего необычного в своем появлении в мужском клубе.

Поддерживая Фебу под локоть, Деверелл повел ее к парадной лестнице.

– Пришлете Прингла ко мне наверх, когда он закончит заниматься с Макенной, – бросил он на ходу.

– Слушаюсь, милорд. – Дворецкий поклонился. – Прикажете подать чай?

Деверелл вопросительно посмотрел на Фебу, и она кивнула.

– Пожалуй, это было бы очень кстати.

Когда они поднялись на второй этаж, Феба выглядела, как всегда, спокойной и собранной. Внимательно взглянув на нее, виконт убедился в том, что она хорошо владеет собой, тогда как многие девушки на ее месте были бы потрясены событиями сегодняшней ночи и едва держались бы на ногах от усталости и пережитого волнения.

Распахнув дверь библиотеки, виконт пропустил Фебу вперед, а затем вошел вслед за ней и плотно прикрыл дверь. По правде сказать, ему нравилась выдержка мисс Маллесон, он терпеть не мог женских ахов и охов.

Феба пересекла комнату, обставленную роскошной мебелью. Рядом с глубокими кожаными креслами, стояли круглые полированные столики, на которых лежали спортивные журналы.

Подойдя к камину и взглянув на отражение Деверелла в большом зеркале, висевшем над каминной полкой, Феба опустила глаза и протянула руки к весело потрескивавшему огню так, словно они озябли. При этом виконт вспомнил, что она сделала то же самое, переступив порог кухни в своем агентстве. Однако на улице не было холодно, и он успел заметить, когда помогал Фебе выходить из кареты, что у нее были теплые руки.

Судя по всему, мисс Маллесон просто сильно нервничала; сделав такой вывод, виконт направился к ней и, взяв под локоть, усадил ее в глубокое уютное кресло у камина, а сам сел напротив.

Еще в экипаже он решил, что поговорит с Фебой в библиотеке, а раненого Макенну можно разместить в малой гостиной на первом этаже, той самой, которую обычно члены клуба «Бастион» использовали для встреч с женщинами.

Теперь, глядя на Фебу, виконт чувствовал, что его охватывает возбуждение, и опасался не совладать с собой, тогда как она, удобно устроившись в мягком кресле, все время бросала взгляд на дверь. Состояние здоровья Макенны вызывало у нее сильную тревогу, и эти мысли отвлекали ее от предстоящего разговора.

– Не беспокойтесь, с ним будет все в порядке, – заверил ее виконт, догадавшись, о чем она думает.

«Возможно, это и так, – пронеслось в голове Фебы. – Но будет ли все в порядке со мной?» Прищурившись, она внимательно посмотрела на своего визави. Что было у него на уме? Мурашки забегали по спине Фебы. Скрестив руки на груди, она стала потирать ладонями предплечья так, словно замерзла, хотя в библиотеке было тепло.

Внезапно в дверь постучали, и в комнату вошел Гасторп с подносом в руках. Поставив поднос на столик, стоявший рядом с креслом Фебы, он налил ей чаю и бросил вопросительный взгляд на Деверелла.

– Спасибо, нет, – ответил на его немой вопрос Деверелл. – Я лучше выпью бренди.

Перед трудным разговором ему действительно не мешало взбодриться, чтобы не наделать непоправимых ошибок и не потерять любимую женщину; однако на этот раз он твердо решил идти до конца и непременно узнать всю правду о мисс Маллесон.

Подав Девереллу хрустальный стакан с бренди, Гасторп вышел из библиотеки, и виконт, потягивая крепкий янтарный напиток, стал наблюдать за Фебой, которая, обхватив ладонями чашку чая, не мигая смотрела в огонь.

И тут Джослин, возможно, впервые в жизни испытал чувство щемящей нежности. Он сам не понимал, что с ним происходит, но твердо знал одно: ему следует вести себя с этой женщиной осторожно и не рубить сплеча, поскольку она слишком многое значила для него. Их связывало не только физическое влечение, возраставшее с каждым днем. Ей предстояло стать его женой, и этот вывод был основан не на доводах разума, а на глу боком всепоглощающем чувстве, родившемся в его душе.

– Чем именно занимается агентство «Афина»? – спросил он, не повышая голоса, но хотя вопрос прозвучал буднично, ему все же не удалось скрыть любопытства.

Некоторое время Феба молчала.

– Это не ваше дело, – наконец холодно произнесла она.

Виконт нахмурился.

– Тем не менее я прошу вас ответить.

Однако Феба упорно не желала говорить на эту тему.

– Ну хорошо, – Деверелл сделал глоток бренди, – тогда я сам попытаюсь описать сложившуюся ситуацию, а вы поправите меня, если я в чем-нибудь ошибусь. Вы через агентство помогаете бежать служанкам из тех домов, где они терпят домогательства со стороны своих господ или их родственников. Чтобы создать, а потом поддерживать деятельность агентства, вы использовали деньги из того состояния, которое получили в наследство от тетушки. Здание, в котором расположено агентство, принадлежит вам, хотя само агентство зарегистрировано на имя мистера и миссис Бертлз, а также некоего мистера Лофтуса Коутса, и формально они являются его собственниками.

– Так вы и об этом узнали? – Феба нахмурилась.

– Да, я навел справки.

Феба бросила на своего собеседника подозрительный взгляд.

– Интересно, каким это образом вы наводили справки? – Она вдруг осеклась, догадавшись, что он собирал за ее спиной сведения о ней, используя свои каналы. – Похоже, вы использовали свои старые связи для того, чтобы выяснить, каково мое финансовое положение, так?

Виконт спокойно кивнул, и глаза Фебы вспыхнули.

– Да как вы посмели! – возмутилась она; ее лицо пошло красными пятнами, она была вне себя от ярости.

– Когда речь заходит о вашей безопасности, я готов на все.

Пристально взглянув на него, Феба внезапно поняла, что виконт говорит чистую правду, так как принадлежит к тому типу мужчин, которые не позволяют своим возлюбленным иметь от них тайны; и как видно, ей придется мириться с этим. Виконт не оставит ее в покое до тех пор, пока не узнает всю ее подноготную.

41
{"b":"18116","o":1}