ЛитМир - Электронная Библиотека

«Боже, только этого мне не хватало, – с отчаянием подумала она. – Впрочем, я сама виновата во всем».

И все же из этой ситуации должен был существовать какой-то выход.

Феба постаралась сосредоточиться и обдумать свое положение, но ее мысли путались.

Если Деверелл кому-нибудь расскажет о том, что узнал, и слух распространится по городу, это вызовет бурю негодования в обществе, и ей придется закрыть агентство. Великосветским дамам вряд ли понравится то, что Феба владеет и руководит заведением по найму прислуги. Еще меньше им по вкусу придется тот факт, что она якшается с выходцами из социальных низов.

Феба вгляделась в изумрудно-зеленые глаза Деверелла. Несмотря на то что он не угрожал ей, не давил на нее и не делал никаких громких заявлений, она чувствовала, что от него можно ожидать чего угодно.

Постаравшись расслабиться, она глубоко вздохнула.

– Что вы хотите знать?

Видя, что упрямица готова сдаться, виконт постарался скрыть свое торжество.

– Как вы узнаете о том, что кто-то из девушек попал в беду и нуждается в помощи?

Допив чай, Феба поставила чашку на поднос и начала подробно рассказывать Девереллу о сети осведомителей, действующих в районе Мейфэри в крупных загородных усадьбах. Это были прежде всего экономки и дворецкие, которые хорошо знали семьи своих господ, а также их слуг и положение дел в доме.

– Добыть необходимые сведения не так трудно, как кажется, – убежденно сказала она. – Везде есть уши. Эммелин работала во многих местах и сохранила старые связи; кроме того, ее семь сестер и два брата до сих пор служат в домах лондонской знати, и они тоже доставляют нам информацию.

– А что происходит потом?

– Потом? – Феба на мгновение задумалась. – Потом, если мы приходим к выводу, что девушку надо вызволять из беды, я посещаю дом, в котором она служит, вместе с Эдит или другой своей тетушкой. Бегство не так уж трудно устроить, и я обычно не вхожу в непосредственный контакт с жертвой сексуального преследования; для этого достаточно беседы экономки или дворецкого – одним словом, того человека, который поднял тревогу и известил нас о творящемся в доме бесчинстве.

– Значит, вы посещаете дом только для того, чтобы разведать обстановку и разработать план действий?

– Да. – Встав, Феба начала расхаживать перед камином. – Если девушка, которой нужна помощь, является горничной, портнихой или компаньонкой хозяйки дома, то подчас бывает лучше устроить для нее побег во время поездки в какое-нибудь поместье или загородную усадьбу.

– Именно поэтому вы помогли бежать горничной леди Моффат во время визита последней в Крэнбрук-Мэнор, не так ли?

Феба кивнула.

– Лорд Моффат на редкость блудлив, его похоть не имеет границ.

Внезапно Феба почувствовала, что виконт сильно напрягся, хотя на его лице не дрогнул ни один мускул, но что явилось причиной его крайней настороженности, она не знала. Внешне он оставался совершенно спокойным, и лишь его глаза потемнели, как грозовое небо.

Продолжая расхаживать по комнате, Феба изредка поглядывала на Деверелла, но он сидел молча, погрузившись в свои мысли.

В конце концов она решила, что нет никакого смысла ходить вокруг да около, и, остановившись перед ним, сцепила пальцы рук, стараясь унять их дрожь.

– Что вы собираетесь делать дальше? – Ее вопрос прозвучал как вызов.

Подняв на нее глаза, Деверелл нахмурился.

– Что делать? – переспросил он.

Недоумение, написанное на его лице, чуть не вывело Фебу из себя: он смотрел на нее с таким видом, как будто не понимал, что в его руках находится ее судьба и по своей прихоти он может погубить дело всей ее жизни.

– Да, что вы собираетесь делать? – Резко повернувшись, она снова начала энергично расхаживать по комнате, чувствуя, как в ней закипает бессильный гнев. – Я прекрасно понимаю, что светское общество придет в ужас, узнав о том, чем я занимаюсь: одно ваше слово, и на работе моего агентства можно ставить крест! А если о моей деятельности узнает отец, то тогда и я погибла вместе с агентством…

Обхватив себя за плечи, Феба резко остановилась перед виконтом, однако ответом ей было лишь задумчивое «Хм…».

На самом деле виконт вовсе не хотел выглядеть невежливым: он понял, чем озабочена Феба, однако не знал, что ответить ей.

До сих пор Джослин не жаловался на выработанную с годами способность быстро оценить любую ситуацию и адекватно реагировать на нее, но он находился в полном замешательстве; его приводила в ужас одна мысль о том, какому огромному риску она подвергала себя.

И вдруг Джослин почувствовал, что ситуация начинает проясняться и Феба зря опасается, что он может причинить ей зло.

– Кто такой Лофтус? – спросил он.

Феба прищурилась.

– Сначала скажите, что вы собираетесь делать дальше. Я не допущу, чтобы этот человек пострадал, тем более что он ничем не заслужил этого.

У Деверелла отлегло от сердца; по тону мисс Маллесон он понял, что этот человек был одним из тех, кто находился под ее покровительством.

– Вас интересует, что я намерен делать дальше? Хорошо, я скажу. По моему мнению, вы занимаетесь тем, чем не пристало заниматься великосветской даме, и ваша деятельность не только вредит вашей репутации, но и представляет для вас смертельную опасность.

Феба нахмурилась.

– По-моему, вы преувеличиваете, не так уж это и опасно.

Виконт с упреком посмотрел на нее.

– Интересно, что бы вы делали, если бы я вовремя не подоспел сегодня вам на помощь? Или выдумаете, что вы и хрупкая мисс Спрай смогли бы вдвоем противостоять разъяренному мужчине, вооруженному дубинкой и кинжалом? Надеюсь, вы все же не станете отрицать очевидное…

Феба покраснела.

– Подобный инцидент произошел со мной впервые, – неуверенно возразила она.

– Тем не менее он произошел и вы едва не погибли. Теперь вы обязаны мне своим спасением.

Поджав губы, мисс Маллесон некоторое время молча смотрела на него.

– Не пойму, куда вы клоните… – наконец выдохнула она.

Виконт небрежно улыбнулся:

– Правила, принятые в обществе, требуют, чтобы я сообщил вашему отцу все, что знаю об этом деле.

Феба возмущенно фыркнула, но не сказала ни слова, видимо, ожидая продолжения.

– Выход из этой ситуации, который устроил бы и меня, и общество, существует, – продолжал Джослин. – Он заключается в том, что я должен взять на себя ответственность за вас и встать на защиту вашей репутации и жизни.

Глаза Фебы потемнели.

– Но такую ответственность может взять на себя только супруг…

– Супруг, покровитель, любовник – называйте это как хотите, суть одна. Выбирайте, что вам больше нравится.

Разумеется, виконт хотел играть в жизни Фебы все три роли одновременно и не сомневался, что добьется этого, но не сразу. Ему не следовало спешить и предъявлять слишком много притязаний.

Феба снова прошлась перед камином.

– Если вы возьмете на себя роль моего покровителя, то что это будет означать и к каким последствиям приведет? – осторожно спросила она.

– Это значит, что я приму участие в тех операциях по спасению девушек, которые будут связаны с опасностью для вас или нанесением ущерба вашей репутации. Моя роль во всем этом деле – защитить вас от любой угрозы и обеспечить вашу безопасность.

Феба недоверчиво взглянула на него.

– И если я соглашусь, вы разрешите мне продолжать руководить агентством?

Деверелл, не колеблясь, кивнул.

– Если вы будете соблюдать мои условия, ничто не помешает вам и вашим людям заниматься тем делом, которое вы для себя избрали, но если возникнет какая-либо угроза для вас, я вмешаюсь и обеспечу вашу безопасность.

Феба пришла в замешательство. Она не понимала мотивов, которыми руководствовался виконт, делая ей столь необычное предложение, и это смущало ее.

Глядя на нее, виконт с удовлетворением отметил, что впервые за эту ночь ему удалось взять ситуацию под контроль.

– Итак, каково ваше решение? – выдержав паузу, спросил он.

42
{"b":"18116","o":1}