ЛитМир - Электронная Библиотека

Хмыкнув, Генри вернулся к работе и начал писать обвинительное заключение, поэтому некоторое время стоявшую в кабинете тишину нарушал только скрип пера.

Взгляд Малколма остановился на висевших на стене пистолетах с длинными стволами и деревянными полированными рукоятками, украшенными медными инкрустациями. Генри был одержимым коллекционером огнестрельного оружия. Малколма всегда удивляла эта безумная страсть опекуна, который в других отношениях оставался осторожным, осмотрительным человеком.

Для Малколма все эти тщательно собранные пистолеты, среди которых были дорогие старинные раритеты, не представляли никакого интереса: он считал, что оружие пригодно только для стрельбы и его нужно использовать по назначению, а не вешать на стену для созерцания.

Зато Генри был помешан на них. Когда он жаждал заполучить новый экспонат в свою коллекцию, то не останавливался ни перед чем. Так например, он выложил за один из принадлежавших Наполеону пистолетов целое состояние, и теперь, после окончания войны, когда на рынке появилось оружие бывших французских маршалов, ему срочно нужны были деньги, чтобы пополнить собрание раритетов.

Дописав фразу, Генри бросил перо.

– Какие проблемы? – спросил он, не удосуживаясь поднять глаза на Малколма.

– Та хорошенькая гувернантка Чифли, на которую у нас были свои планы, исчезла.

Генри на мгновение замер, затем недовольно сдвинул брови.

– Исчезла? Что это значит?

Малколм пожал плечами.

– Она убежала прошлой ночью, и Чифли утверждает, что побег был организован. В переулке ее ждали какие-то люди.

Генри скривил губы.

– Этот надутый индюк не может пропустить ни одной юбки. Скорее всего он, добившись своего, хорошо заплатил девушке и она скрылась с кругленькой суммой.

Малколм с улыбкой покачал головой.

– Я допускаю, что так могло быть, но в данном случае Чифли не врет. Во-первых, он действительно вне себя от ярости, а это значит, что ему так и не удалось уломать красотку. Во-вторых, синяки и кровоподтеки на его лице свидетельствуют о том, что ему изрядно досталось от тех, кто помог гувернантке сбежать. Матери Чифли сказал, что ушибся о дверь.

Генри нахмурился и забарабанил пальцами с желтоватыми ногтями по лежавшим перед ним документам, решавшим судьбу одного из подсудимых.

– Похоже, у нас появились конкуренты, занимающиеся тем же промыслом, – наконец заключил он.

– У меня есть еще кое-какие сведения. Служанки несколько раз исчезали во время больших праздников, устраиваемых в загородных усадьбах, и вот теперь пропала гувернантка из городского дома, расположенного в Мейфэре. Все это не может быть простым совпадением. – Малколм бросил на опекуна почтительный взгляд. – Каковы будут ваши распоряжения?

– Собери побольше информации об исчезновении этих девушек, – с мрачным видом изрек Генри. – Я этого так не оставлю! Если у нас действительно появились конкуренты, мы должны как следует проучить их.

Деверелл не сомневался, что может завоевать сердце Фебы только с помощью доверия, и на пути к достижению этой цели ему уже удалось многое сделать, а теперь предстояло закрепить и развить успех.

Для этого у него был четкий, ясный план, и он полагал, что если женщина спит с мужчиной, значит, она ему доверяет. Тот факт, что Феба стала его любовницей, вселил в его душу уверенность, но до победы было еще далеко. Сейчас ему следовало укрепить отношения с Фебой таким образом, чтобы она влюбилась в него и согласилась стать его женой.

Мысли о счастливом браке не оставляли виконта. Раскрыв тайну Фебы и не запретив ей руководить агентством, он еще больше сблизился с ней, и доверие Фебы к нему от этого только возросло.

В полдень виконт отправился в дом Эдит, где, переступив порог, застал Фебу и ее тетушку сидящими в глубоких креслах. Поздоровавшись с Эдит, он обратился к Фебе:

– Не хотите ли прокатиться по парку, мисс Маллесон? – Заметив, что Феба несколько озадачена его предложением, он добавил: – Сегодня прекрасная погода, и мы могли бы проехаться куда-нибудь подальше от дома, например, до Кенсингтон-Черч-стрит и обратно.

– О да, конечно. – Феба улыбнулась. – Я с удовольствием покатаюсь по парку. – Она повернулась к Эдит: – Полагаю, вы некоторое время обойдетесь без меня, тетушка?

– Конечно, дорогая, – ответила Эдит и одарила Деверелла дружеской улыбкой. – Сегодня у меня намечен всего лишь один визит, я должна заехать к леди Хардкасл и, думаю, самостоятельно справлюсь с этой задачей.

– В таком случае, милорд, подождите немного, я схожу за шляпкой и плащом. – Встав, Феба направилась к двери, но на пороге остановилась и, обернувшись, обратилась к тетушке: – Надеюсь, вы не забудете о моей просьбе? Если вы встретите леди Перселл…

– Конечно, дорогая. – Эдит, кивнула. – Если я увижу ее, то шепну ей на ушко то, о чем вы меня просили.

Выйдя из комнаты, Феба поднялась по лестнице в свою спальню и позвала Скиннер. Надевая перед зеркалом шляпку и завязывая под подбородком широкие ленты, она объяснила горничной, что едет в агентство проведать мисс Спрай и Джессику.

– Джессика завтра уезжает вместе с леди Пелем, – сообщила она, – и я должна удостовериться в том, что у нее все в порядке. А как дела у Фергуса?

– Он все еще не встает с постели. – Скиннер встряхнула плащ Фебы. – К счастью, его обязанности взял на себя слуга виконта, которому его господин велел во всем помогать нам. Фергус сказал, что этот парень выручил его прошлой ночью, и, похоже, он готов доверить ему своих лошадей. Грейнджер, так зовут парня, повезет сегодня миссис Эдит в город. Что же касается Фергуса, то он клянется, что к вечеру придет в себя. – Служанка набросила плащ на плечи Фебы, и та, надев перчатки и выйдя из спальни, спустилась в холл, где ее уже ждал виконт.

– Эдит поднялась к себе, чтобы переодеться. – Деверелл взял Фебу под руку и повел ее к двери. Он словно предугадал ее желание посетить агентство, и это поразило ее. Впрочем, возможно, виконтом двигало простое любопытство: раскрыв ее тайну, он теперь хотел поближе познакомиться с ее работой.

Внезапно Фебу охватила тревога: Деверелл хотел стать покровителем не только ее, но и дела всей ее жизни, и это настораживало. Внутренний голос подсказывал ей, что такие властные люди, как он, стремятся брать на себя ответственность за все происходящее, и возможно, виконт попытается возглавить агентство, оттеснив ее на задний план.

– Что именно известно Эдит о деле, которым вы занимаетесь? – спросил виконт, когда они сели в открытую коляску и она тронулась с места.

– Она знает все и в то же время ничего. Эдит из породы тех людей, которым ничего не надо объяснять, они сами обо врем догадываются. Тетушка давно наблюдает за мной и все понимает, но мы не ведем откровенных разговоров на эту тему; поэтому если папа что-нибудь заподозрит и спросит ее, она с чистой совестью ответит, что ничего не слышала ни о каком агентстве.

Деверелл кивнул.

– Скажите, если Эдит вдруг понадобится срочно связаться с вами, когда вы находитесь в агентстве, она сможет это сделать? Ваша тетушка знает его адрес?

– Она не знает адрес, но его знает прислуга. Ей достаточно попросить Хендерсона отнести мне записку, и я тотчас появлюсь.

– А о чем Эдит должна поговорить с леди Персслл?

Феба поморщилась; она надеялась, что Деверелл не обратит внимания на се короткий диалог с Эдит.

– Хотя тетушка и не знает деталей проводимых нами операций, она понимает, в чем состоит деятельность нашего агентства. Леди Перселл является сестрой леди Чифли: она очень порядочная дама с хорошо развитым чувством справедливости…

Деверелл, прищурившись, посмотрел на Фебу.

– Эдит ездила с вами вчера днем в Чифли-Хаус, где вы встречались с ее сыном, не так ли?

– Да, и ей тоже не понравилась развязность молодого человека. Теперь она может с полным правом рассказать леди Перселл о недопустимом поведении ее племянника. Когда леди Перселл услышит об исчезновении гувернантки, служившей в доме ее сестры, она, без сомнения, сопоставит эти факты и серьезно поговорит с леди Чифли о творящихся в ее доме безобразиях.

47
{"b":"18116","o":1}