ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неплохо придумано. – Виконт на мгновение перенес свое внимание на лошадей, которые резво бежали по дорожке парка.

Вскоре они выехали на улицу с оживленным движением, потом свернули на Кенсингтон-Черч-стрит и, миновав подъезд агентства, подъехали к нему с обратной стороны.

Остановив лошадей, Деверелл вышел из коляски. Редкие прохожие с удивлением смотрели на него: в этом тихом переулке нечасто можно было встретить джентльмена, одетого в пальто с пелериной из дорогой ткани и начищенные до блеска сапоги.

Заметив двух уличных мальчишек, Деверелл поманил их к себе, и когда они, поколебавшись, все же подошли к нему, он попросил их присмотреть за лошадьми.

Феба видела, что он дал мальчишкам несколько монет, и их лица озарились радостью. Поблагодарив виконта, они направились к лошадям, и он быстро ввел их в курс дела, а затем помог своей спутнице выйти из коляски.

– Вы полагаете, что с лошадьми все будет в порядке? – спросила она.

Виконт усмехнулся:

– Не беспокойтесь, мои лошади – смирные, хорошо обученные животные, и дети легко справятся с ними.

Феба кивнула и направилась к служебному входу в агентство. Войдя внутрь, она застала Эммелин, которая месила тесто на кухне. Стоявшая у стола мисс Спрай размалывала орехи, а Бертлз сидел на стуле у горевшего очага.

Увидев Фебу и виконта, он быстро поднялся.

– Как чувствует себя Фергус? – с озабоченным видом спросила Феба.

– Лучше, но до полного выздоровления еще далеко. Сам он клянется, что поправится уже к сегодняшнему вечеру.

Облегченно вздохнув, Феба повернулась к Эммелин.

– Кажется, вы собираетесь приготовить печенье?

Эммелин, до сих пор не сводившая глаз с Деверелла, встрепенулась и, рассеянно взглянув на тесто, кивнула.

– Джессика завтра утром уезжает, и я хотела дать ей чего-нибудь в дорогу. Констанс вызвалась помочь мне.

Выдвинув стул, Феба села возле стола.

– Надеюсь, вы пришли в себя после вчерашнего происшествия? – спросила она мисс Спрай. – Бедняжка, вы, наверное, страшно испугались, когда этот человек погнался за вами.

Констанс Спрай подняла глаза, и когда их взгляды встретились, на ее губах появилась слабая улыбка, затем она снова потупила взгляд и принялась размалывать орехи.

– Слава Богу, что милорд сбил того негодяя с ног одним ударом, – вздохнула она. – Я никогда не забуду, как мерзавец, закатив глаза, упал на землю, словно мешок с луком.

Феба одобрительно кинула: в момент столкновения Деверелла и Чифли она занималась Фергусом и не видела, что произошло.

– Сегодня мы уточним, какое место вы хотели бы получить, – сказала она. – Но сначала я хочу встретиться с Джессикой.

Эммелин кивнула.

– Вы найдете ее наверху, где она пакует вещи.

Поднявшись на второй этаж и пройдя по коридору в глубину дома, Феба нашла Джессику в небольшой комнате, где девушка паковала свой нехитрый багаж. Увидев свою спасительницу, она просияла и торопливо сделала книксен.

Феба улыбнулась в ответ.

– У леди Пелем вам будет очень хорошо, – сказала она и затем, сев на краешек кровати, рассказала Джессике обо всех особенностях характера эксцентричной дамы, а также о взаимоотношениях в семье Пелем. Мужчины этого семейства, с которыми могла столкнуться Джессика, были пожилыми уравновешенными людьми; вряд ли они станут приставать к хорошенькой горничной.

Снизу донесся глубокий голос, затем звякнул дверной колокольчик.

Феба нахмурилась. Неужели Деверелл ушел, не сказав ей ни слова? Поднявшись, она обратилась к Джессике с прощальным напутствием:

– Запомните главное: если вы когда-нибудь снова попадете в беду, то можете вернуться в агентство; здесь вас примут с распростертыми объятиями и помогут найти новое место. Впрочем, пока вам не о чем беспокоиться: в доме леди Пелем царят мир и порядок. Их экономка и дворецкий – прекрасные люди, и они не дадут вас в обиду.

Джессика вздохнула.

– Для меня, мисс, огромным облегчением является уже то, что мне больше не нужно находиться в постоянном напряжении, дрожать от страха, ожидать нападения… Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю.

Феба протянула руку, остановив поток ее взволнованной речи. Пожелав Джессике удачи на новом месте, мисс Маллесон вышла из комнаты и, спустившись вниз, остановилась в растерянности. Голоса Эммелин и Деверелла доносились из помещения конторы. Заглянув в кухню, Феба убедилась, что там находится одна Констанс: девушка выкладывала кусочки теста различной формы на противень.

– Скажите, куда все это ставить? – снова раздался мужской голос. – Сюда?

Феба не могла не узнать голоса Деверелла; но ей было неясно, что происходит. Возможно, что-то случилось с Эммелин?

Охваченная тревогой, Феба быстро направилась ко входу в агентство.

Зрелище, которое предстало перед ней, изумило ее: Эммелин указывала виконту, куда ставить большие коробки с архивными документами агентства, и он беспрекословно повиновался ей.

Поставив очередную коробку, Деверелл стряхнул пыль с рук и, только повернувшись, чтобы взять следующую, заметил Фебу.

– Бертлз ушел за углем, вот я и решил помочь. – Он говорил на удивление невозмутимо, как будто подобное занятие было обычным делом для виконта.

– Подвиньте ее немного правее, милорд, – распорядилась Эммелин. – И оставляйте, пожалуйста, зазор между коробками; так Бертлзу будет легче снимать их, когда они понадобятся.

Виконт безропотно выполнил все ее указания, и Фебе с трудом удалось скрыть изумление.

Если бы Феба придала большее значение инциденту с коробками, дальнейшие события, возможно, меньше поразили бы ее. Виконт все глубже вникал в ее дела, не оставляя ее ни днем, ни ночью. Теперь он знал дорогу в ее спальню и часто приходил к ней под покровом темноты.

С одной стороны, Феба радовалась его приходу, таяла в его объятиях, а с другой – боялась попасть к нему в сети. Магия его ласк все больше порабощала ее, занятия любовью пленяли ее. Во время соития она не только брала, но и давала, не только получала наслаждение, но и доставляла его.

Каждую ночь Феба узнавала что-то новое, и ее рвение только возрастало, но именно эта опасная ситуация вызывала у нее тревогу.

Время бежало незаметно, и вскоре виконту удалось втереться в доверие к Эммелин; уже через пару дней после стычки у дома Чифли он стал равноправным членом маленькой команды. Никого больше не смущали его визиты в агентство; даже Скиннер, которая всего лишь слышала рассказы о его подвигах из уст Фергуса, перестала с презрением отзываться о нем.

Все эти перемены вызывали в душе Фебы тревогу. Она не сомневалась в честных намерениях и порядочности Джослина, но ей казалось, что с ее стороны было неразумно вовлекать аристократа в работу своего маленького агентства. Она постоянно ожидала подвоха от Деверелла, который мог в любой момент потребовать от нее, чтобы она передала ему бразды правления. Феба была убеждена в том, что Деверелл был не предназначен для вторых ролей; вряд ли его властный характер позволит ему долго оставаться в подчинении у женщины.

Первое время Феба была постоянно начеку, готовясь противостоять попыткам виконта узурпировать власть, но он вел себя сдержанно и с улыбкой выслушивал все ее указания.

Вечная настороженность и ожидание подвоха изматывали Фебу; ей было неприятно сознавать, что Джослин видит ее насквозь и читает ее тайные мысли.

После шести дней непрерывного общения с Девереллом – днем в агентстве, по вечерам в свете, по ночам в постели – Феба пришла к выводу, что этот человек является образцом порядочности и заслуживает полного доверия. Ей пришлось признать, что виконт принадлежит к той редкой породе джентльменов, которые всегда берут на себя полную ответственность за происходящее. К тому же Феба обнаружила, что Джослин обладает особым бухгалтерским талантом и деловой хваткой: он с видимым удовольствием просиживал часы напролет над бухгалтерскими книгами агентства, счетами и документами, сверяя их, сводя воедино и подводя баланс. Все это он делал легко и непринужденно, что свидетельствовало о его большом опыте в этой сфере.

48
{"b":"18116","o":1}