ЛитМир - Электронная Библиотека

– Согласен, – неохотно согласился Деверелл, и джентльмены попрощались с Монтегю.

Как только дверь за поверенным закрылась, виконт бросил нетерпеливый взгляд на Грейнджера.

– Арлингтон-стрит, двадцать один, – без запинки произнес тот.

Деверелл тут же отпустил Грейнджера и Фергуса и, кактоль-коони вышли из комнаты, повернулся кДалзилу, который, взяв со стола стакан с бренди, залпом осушил его.

– Вы с нами? – Виконт приподнял бровь.

– Конечно, – без колебания ответил старый вояка. – Разве я могу пропустить охоту на такого крупного зверя?

По выражению лица бывшего начальника Джослин сразу понял, какой смысл тот вкладывал в свои слова. Только Далзил с его огромным влиянием и обширными связями в правительстве мог справиться с Лоутером и противостоять недовольству, которое возникнет в обществе после его ареста. Он одобрительно кивнул, затем внимательно оглядел свой небольшой отряд.

– Итак, с чего мы начнем партию?

На этот раз Феба почти не волновалась; прижавшись спиной к стене рядом с дверью, она сжимала в руках тяжелый горшок, который нашла под кроватью. Скрип ступеней на лестнице должен был предупредить о возвращении человека, который держал ее взаперти и хотел получить от нее ответ. Вместо этого он получитудар фарфоровым сосудом по голове. Если ей удастся по крайней мере сбить хозяина дома с ног, она сможет выбежать из комнаты, спуститься по лестнице и даже, если повезет, запереть за собой дверь, расположенную на втором этаже. Феба хорошо знала планировку подобных городскихдомов; ей хватило бы нескольких минут, чтобы добраться до входной двери и вырваться на свободу. Таков был ее план.

Подняв голову, Феба посмотрела вверх. Уже смеркалось; два часа, данные ей на размышление, наверняка истекли.

Активное сопротивление таило в себе много опасностей, но у Фебы не было выбора. Она не верила ни единому слову этого человека. Как только она назовет имя мнимого любовника, негодяй незамедлительно продаст ее торговцам женщинами, и тогда Девереллу уже никогда не удастся найти ее. Но это случится, даже если ее репутация сильно пострадает и она навлечет на себя несмываемый позор. Отец установит за ней жесткий контроль и не позволит вернуться к прежней жизни, а виконт скорее всего откажется от мысли жениться на ней…

Едва Феба дошла в своих невеселых размышлениях до этой мысли, как до ее слуха донесся скрип деревянных ступеней, и она затаила дыхание.

Ключ со скрежетом повернулся, и дверь медленно открылась, спрятав за собой Фебу. Приготовившись к атаке, она высоко подняла руки, крепко сжимая в них ночной горшок. Как только ее тюремщик сделал шаг вперед, она попыталась обрушить на его голову фарфоровый сосуд, однако он, видимо, заметил какое-то движение и успел отшатнуться; в итоге горшок только слегка задел его. Тем не менее он пошатнулся, ив этот момент горшок выскользнул из рук Фебы, упал на пол и разбился вдребезги.

Повернувшись к Фебе, похититель с искаженным яростью лицом вцепился в ее запястья, однако она применила прием, которому научил ее Деверелл, и, хотя и с трудом, сумела вырваться.

Мужчина на мгновение опешил. Воспользовавшись его замешательством, Феба попыталась ударить его коленом в пах, однако поскользнулась на осколках горшка, и удар получился неточным.

Лицо ее противника покрылосьбагровыми пятнами, он был вне себя от бешенства. Взревев, он схватил Фебу за плечи, и тут она, припомнив снова, чему ее учил Деверелл, резко стукнула его лбом в переносицу.

Негодяй взвыл от боли, однако его пальцы лишь еще сильнее впились в плечи Фебы. Чертыхнувшись, Феба уже собралась вонзить каблук ему в ногу, но тут с нижней площадки лестницы раздался встревоженный голос дворецкого:

– Милорд, милорд, срочно спускайтесь в гостиную; к вам приехал какой-то джентльмен: он говорит, что у него неотложное дело и требует, чтобы вы немедленно приняли его.

Феба набрала воздух в легкие, собираясь завопить как можно громче, но похититель с силой швырнул ее в глубину комнаты; отлетев к стене, она едва сумела уберечь голову от ушибов, закрыв се руками.

Тяжело дыша, хозяин дома устремил на нее злобный взгляд.

– С вами я разберусь позже, – хрипло произнес он, поправляя дрожащими пальцами манжеты. – Теперь уж вы точно попадете в руки торговцев живым товаром!

С этими словами он вышел и, громко хлопнув дверью, снова запер ее.

Струдом поднявшись на ноги, Феба подошла кдвери и стала колотить в нее кулаками.

– Деверелл, я здесь! – крикнула она что было сил, после чего стала напряженно прислушиваться.

Все было тихо: скорее всего дверь на нижней площадке теперь была закрыта и не пропускала никаких звуков, так что Феба оказалась окончательно отрезанной от всего остального мира.

Осторожно обойдя фарфоровые осколки, валявшиеся на полу, она подошла к кровати и села. Ей хотелось плакать, но она все же постаралась взять себя в руки.

Возможно, гостем, требовавшим, чтобы хозяин дома незамедлительно принял его, как раз и был виконт; а если же нет, ей оставалось лишь ждать, когда мерзкий негодяй вернется и расправится с ней.

Глава 22

Стоя в углу гостиной лорда Лоутера, виконт неотрывно наблюдал сквозь открытую дверь за Далзилом, Кристианом и Тристаном, которые ожидали хозяина дома в вестибюле.

Несколько минут назад трое джентльменов постучались в дверь, и дворецкий не посмел не впустить их в дом, когда Далзил тоном, не терпящим возражений, приказал ему немедленно позвать хозяина. Попросив гостей подождать в вестибюле, слуга поспешно отправился за своим господином, а Тристан, воспользовавшись моментом, снова отпер входную дверь и впустил Деверелла и Джервиса.

Приятели бесшумно прокрались в неосвещенную гостиную и затаились в углу; они должны были, пока Далзил будет разговаривать с Лоутером, обыскать дом и освободить Фебу. С момента похищения прошло более двух часов, и джентльмены, отправившиеся ей на выручку, почти не сомневались в том, что ее доставили в особняк Лоутера, из чего следовало, что она все еще находилась где-то в доме.

Затаившись в темноте, виконт напряженно ждал появления хозяина дома. То, что Лоутер никуда не уехал, было хорошим знаком, и Деверелл пообещал себе не терять терпения, хотя его сердце сжималось от боли при мысли о том, что переживала сейчас его возлюбленная.

Когда-то Джослин мечтал о том, что Феба станет его женой, посвятит ему всю себя без остатка, растворится в нем, будет жить только его интересами; а вот теперь он увлекся ее идеями и сам проникся ее заботами. Она стала средоточием всей его жизни, и без нее он не мыслил больше своего существования. Вот почему он поклялся себе, как только этот кошмар закончится, сделать Фебе предложение и уговорить ее выйти за него замуж.

На лестнице послышались тяжелые шаги, и тут же Деверелл и Джервис спрятались в густую тень.

– Далзил? – раздался в гулком вестибюле голос хозяина дома. – Чем обязан?

– Прошу прощения, что мы потревожили ваш сон, милорд. – Далзил изобразил на лице притворную улыбку. – Вам, наверное, нездоровится: как я вижу, вы получили удар по голове.

– Что? Ах, это! Пустяки; я случайно ударился головой о выдвижной ящик шкафа. Неприятно, конечно, но ничего страшного. – Лоутер сделал паузу. – Итак, что привело вас ко мне?

– Мне надо проконсультироваться с вами по одному юридическому вопросу. Полагаю, вы знакомы с Дерном и Трентемом?

– Да, кажется. – Лоутер, поколебавшись, сделал рукой приглашающий жест. – Может быть, пройдем в мой кабинет?

Прислушавшись к удалявшимся шагам, виконт обернулся к Джервису и указал рукой на дверь.

Судя по всему, хозяин дома спустился с верхнего этажа, однако проникнуть туда оказалось не так-то легко: когда Деверелл, подождав несколько мгновений, выглянул в коридор, у двери кабинета он заметил дворецкого – высокого, сурового вида человека, подслушивавшего разговор своего хозяина с гостями.

70
{"b":"18116","o":1}