ЛитМир - Электронная Библиотека

Она упомянула, что не собирается чинить ему препятствия, но при этом приоткрыла завесу над странными обстоятельствами, которые он так или иначе был намерен прояснить, понимая при этом, что придется совершить гигантский прыжок над пропастью.

Камден женился на Кэро за ее таланты, неоспоримые способности хозяйки светского салона. Судя по тому, что Майкл о нем знал, тут нет ничего удивительного. Если какой-то мужчина и был способен распознать столь редкие качества в неопытной семнадцатилетней девушке, этим мужчиной мог быть только Камден. Кстати, до этого он уже похоронил двух столь же талантливых жен.

Но проблема не в этом. Кэро не поняла его истинных намерений, искренне считая, что он женился на ней по другим, обычным, романтическим причинам, о которых так мечтали молодые девушки, тогда как Камден…

Майкл скрипнул зубами. Камден, разумеется, сознавал всю силу своего обаяния, образованности, блестящей внешности и манер. О да, он, конечно, повел будущую невесту по волшебной тропе, позволив той предаться грезам о вечной любви; все, что угодно, лишь бы добиться цели.

Он хотел Кэро и получил ее.

Но для нее истина оказалась ужасным ударом.

Муж безжалостно ранил ее, и раны до сих пор кровоточили. Даже после стольких лет.

Майкл сам стал свидетелем ее страданий. Больше он не затронет эту тему, по крайней мере по своей воле. Но не сожалел о содеянном. Если бы он промолчал… теперь хотя бы он знает, с чем придется иметь дело.

Учитывая то, что ей было известно о его настоятельной и очень реальной потребности в такой жене, как у Камдена, столь же талантливой и способной, шансы уговорить ее выйти замуж за него почти равны нулю.

И здесь крылась главная трудность: не просто завлечь ее в постель, а повести к алтарю.

Майкл долго размышлял, прежде чем решить, что это слишком далекие планы. Кто знает, как пойдут дела? Может, перед ним откроется другой, более короткий и ясный путь к браку, и ему не придется совершить тот самый гигантский прыжок над пропастью.

Одно ясно: спешить нельзя. Придется продвигаться мелкими шажками. Достичь одной цели, прежде чем добиваться другой.

Постаравшись выбросить из головы тревожные мысли, он попытался перечитать последнее письмо тетушки Харриет. Но одолел лишь один абзац и снова вспомнил о Кэро.

Тихо выругавшись, он сложил письмо и бросил его на стол, в груду других и уже через пять минут скакал в Брэмшо.

Здравый смысл подсказывал, что сегодня, в день бала, – а несмотря на его утверждения в обратном, событие, на котором будет присутствовать столько важных лиц, считалось достаточно серьезным, – не время наносить визит хозяйке дома. Будь у него хоть немного мозгов, он действовал бы, как задумал. И все же…

В конце концов несправедливо заставлять Эдварда в одиночку присматривать за Кэро! Джеффри наверняка успел скрыться в кабинете и не покажется до самого ужина, так что должен же кто-то обуздать Кэро, если возникнет такая необходимость.

Он нашел ее на террасе, где она распоряжалась расстановкой столов и стульев на газоне. Поглощенная действиями слуг, не сообразивших отнести очередной столик чуть правее, она не замечала его, пока его руки не легли на се талию.

– А… здравствуй, – рассеянно пробормотала она, оглядываясь.

Майкл расплылся в улыбке. Руки скользнули ниже, легонько лаская ее бедра. Маленькая армия внизу вряд ли что-то заметит. Но Кэро все равно строго нахмурилась.

– Приехал помочь?

Майкл, смирившись с неизбежным, обреченно вздохнул.

– Что нужно делать?

Роковые слова, как он немедленно обнаружил: у Кэро оказался длинный список самых необходимых и срочных дел. И первым было задание передвинуть мебель в парадных комнатах, а также вынести все, что помешает гостям свободно прогуливаться по дому. Пока лакеи сражались с более тяжелыми буфетами и шкафами, ему вместе с Элизабет и Эдвардом было поручено позаботиться о лампах, зеркалах и других громоздких, но хрупких и ценных предметах. Некоторые следовало убрать, другие – переставить. Следующий час пролетел как ветер.

Удостоверившись, что в доме все сделано, Кэро вернулась на террасу и заявила, что теперь на одной стороне газона необходимо возвести шатер. Переглянувшись с Эдвардом, Майкл немедленно вызвался добровольцем. Все легче, чем ворочать цветочные урны и тяжелые горшки на террасе.

Элизабет решила помочь.

Ткань шатра была сложена на краю газона вместе с шестами, веревками и колышками. Все трое – Кэро к этому времени уже умчалась куда-то еще – они развернули ткань и после нескольких не слишком удачных попыток разложили шесты. Шатер был не квадратным, а, как они быстро выяснили, шестиугольным – задача предстояла нелегкая.

Наконец Майкл ухитрился поднять один угол. Удерживая шест в вертикальном положении, он кивнул Эдварду:

– Попробуйте поднять центральный шест.

Эдвард, уже успевший скинуть сюртук, оглядел бесчисленные складки, мрачно кивнул и нырнул под ткань. И исчез.

Некоторое время до Майкла доносились только довольно громкие проклятия. Элизабет, едва сдерживая смех, окликнула:

– Погодите! Я помогу!

И тоже скрылась под тканью.

Майкл снисходительно покачал головой и ухмыльнулся, прислонившись к только что поставленному им шесту.

– Что вы там возитесь? – возмутилась появившаяся неизвестно откуда Кэро. Остановилась, заметила его руку, державшую шест, повернулась ко все еще вздымавшейся парусине, прислушалась к приглушенным, неразборчивым, но довольно многозначительным звукам, исходившим оттуда. Вызывающе подбоченилась, окинула предательскую парусину яростным взглядом и пробормотала: – У нас нет времени для этого вздора.

Но Майкл обнял ее за талию и, не слушая протестов, притянул к себе. Она уперлась руками ему в грудь. Шест пошатнулся, но устоял.

Кэро затаила дыхание. В глазах плескался упрек, хотя мысли исполняли головокружительную джигу. Она моргнула, пытаясь прийти в себя и высказать все, что думает о таком безобразии.

Майкл улыбнулся, заметив, как завороженно она уставилась а его губы.

– Пусть побудут вдвоем, мы все успеем сделать, – посоветовал он и хотел уже добавить: «Неужели не помнишь, какими мы были в молодости», но вовремя успел сообразить, что Кэро скорее всего ничего подобного не помнит, потому что почти наверняка никогда не знала…

И тогда он поцеловал ее, сначала нежно, пока ее губы не смягчились, потом со всевозрастающей страстью. Пусть ни уже не молоды, пусть то, что чувствуют, можно назвать любовью зрелых людей, поцелуи по-прежнему полны желания и юного пыла.

Стена парусины отгородила их от лакеев, сновавших по газонам и садам. Эдвард и Элизабет все еще барахтались под тканью.

Майкл поднял голову за миг до появления Элизабет, отряхивавшей юбки и храбро старавшейся подавить смешки. Майкл поспешно освободил Кэро. Элизабет увидела, как его рука сползает с талии тетки, и, вмиг поняв смысл происходящего, широко раскрыла глаза. Кэро заметила ее замешательство, смутилась сама и раздраженно замахала руками:

– Поторопись! Нужно все скорее закончить!

Элизабет понимающе усмехнулась.

– Эдвард успел установить центральный шест. Можно натягивать.

– Вот и хорошо. Не мешкайте, – бросила на ходу Кэро, направляясь к дому.

Майкл с улыбкой посмотрел ей вслед, прежде чем повернуться к Элизабет. Не обращая внимания на вопросительно поднятые брови, он отправил ее к очередному шесту:

– Если сможете натянуть вон тот угол, мы сразу же поднимем крышу.

Они справились, хотя смеха и приглушенных ругательств было хоть отбавляй. Когда шатер был воздвигнут и закреплен, они явились пред очи Кэро, которая при виде помощников строго сдвинула брови.

– Миссис Джадсон должна разобрать приборы и бокалы для ужина, который будет накрыт в шатре, – сообщила она, обводя молодых людей суровым взглядом. – Вы двое немедленно идите туда.

Парочка, ничуть не смутившись, направилась в столовую.

– А ты пойдешь со мной, – велела Кэро.

41
{"b":"18118","o":1}