ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я плохо плаваю, – панически пробормотала она, стараясь, однако, не поддаваться страху.

– Просто держись за меня. Плыть буду я, – велел он, оглядываясь в поисках выхода.

Единственный способ выбраться на берег – потихоньку отплывать вбок, в более спокойные воды, между двумя противоборствующими потоками, созданными рукавами реки. Только там он сможет благополучно доставить ее на остров.

Майкл перебросил Кэро на левую руку, по-прежнему борясь с готовым унести их течением, и стал дюйм за дюймом продвигаться влево. Течение постепенно слабело, и в конце концов они оказались посреди реки.

Притянув к себе Кэро, он откинул мокрые волосы с ее лица, глянул в глаза, теперь скорее голубые, чем серебристые, потемневшие от страха, и чмокнул в кончик носа.

– Только не отпускай меня, и все будет хорошо.

Верный своему обещанию, он старался держаться раз избранного направления и по мере приближения к острову двигался все осторожнее.

Кэро с усилием подняла голову и выдохнула:

– Чуть левее небольшой причал – единственное место, где можно легко подняться на сушу.

Майкл снова огляделся, и действительно, совсем близко от них выдавался в воду крошечный причал размером приблизительно в квадратный ярд. Из воды наверх вело несколько крепких деревянных ступенек. Какое счастье, что они вынырнули именно здесь: в других местах берега, размытые водой, оказались почти отвесными, с довольно широкими карнизами наверху и без единого деревца, за которое можно было бы уцепиться.

От причала к коттеджу вела узкая, вымощенная камнями дорожка. Продолжая обнимать Кзро за талию, Майкл поплыл к причалу. К тому времени как ему удалось вытащить ее наверх, она дрожала от усталости, да и у него силы кончились.

Они рухнули на почерневшие от времени доски, стараясь отдышаться, хоть немного прийти в себя. Майкл лег на спину, невидящими глазами уставясь в небо. Ее голова лежала на его плече. Немного погодя она чуть повернулась, подняла вялую руку, коснулась его щеки.

– Спасибо.

Он не ответил. Не мог. Только поймал ее пальцы, сжал и закрыл глаза от внезапно нахлынувшего ужаса: запоздалой реакции, потрясшей его до глубины души.

Но постепенно тяжесть ее тела, привалившегося к нему, слабое тепло, проникавшее сквозь мокрую одежду, легкое дыхание вернули его к действительности, и огромное облегчение вытеснило страх.

Внезапно он осознал, что сжимает ее пальцы так, словно хочет раздавить, Ослабил хватку, припал к ним губами. Посмотрел ей в глаза. Тревога приглушила серебряный блеск.

– Знаешь, – пробормотала Кэро, стараясь сдержать дрожь, – думаю, ты прав. Кто-то пытается меня убить.

Еще немного отдохнув, они побрели к коттеджу. Кэро не позволила Майклу нести ее, но все же была вынуждена опереться о его руку.

Закрыв за собой дверь, они разделись. В умывальнике была вода, рядом лежали чистые полотенца. Майкл выжал их мокрую одежду и развесил на оконных рамах, где было больше солнца и ветра.

Кэро как могла расчесала пальцами вытертые волосы и, закутанная в оставшиеся от матери шали, забралась между расставленными бедрами Майкла, прислонившегося к изголовью кушетки, и долго нежилась в его объятиях. Просто прижалась к нему и обхватила руками.

Он не стал укачивать ее, как ребенка, и все же она ощущала его заботу и нежность. Чувствовала себя драгоценным даром, который он поклялся защищать и лелеять.

Они не разговаривали. Кэро про себя гадала, почему он молчит. По той же причине, что и она? Потому что эмоции бурлили, подступая все ближе к поверхности, и она боялась, что, если раскроет рот, они вырвутся наружу волей-неволей и тогда неизвестно что откроется. Неизвестно куда они заведут. На что могут ее толкнуть.

Постепенно озноб, сотрясавший ее, – смесь холода и страха – ослабел, вытесненный жаром его тела. Теплом, проникавшим до самых костей.

И все же именно Майкл пошевелился первым, вздохнул и разжал руки.

– Пойдем, – попросил он, прижавшись губами к ее виску. – Оденемся и вернемся домой.

Она встревоженно приподнялась, но он продолжал все тем же решительным тоном:

– Нам многое нужно обсудить, но сначала тебе следует принять горячую ванну.

Кэро не стала спорить. Они натянули все еще влажную одежду и покинули коттедж. Перейти мостик оказалось нетрудно: обычно она делала это, не держась за перила.

Перед тем как спуститься на берег, Майкл остановился, присел на корточки и изучил то, что осталось от столбика, поддерживавшего перила. Его подозрения подтвердились. Столбик был подпилен и едва держался. Как, впрочем, и остальные. Верхняя часть просто стояла на нижней. Достаточно было легкого прикосновения, чтобы все полетело вниз.

Значит, это не случайность. Кто-то позаботился о том, чтобы Кэро не вернулась с прогулки.

Поднявшись, он глубоко вздохнул и ступил на берег.

– Как правило, я не пользуюсь перилами. Только иногда. А ты вчера не держался за них?

Майкл задумчиво нахмурился… вспомнил, как положил руку на столбик, почти на другом конце моста, недалеко оттого места, где сегодня схватилась за перила Кэро.

– Держался. Но тогда все было в порядке, – медленно выговорил он.

Знал ли злоумышленник, что только Кэро и миссис Джадсон пользовались мостом и что сегодня, во вторник, коттедж скорее всего навестит Кэро?

Мрачно сжав губы, Майкл повел ее по лугу. Оба старались идти побыстрее и вошли в дом через сад. Они расстались в коридоре; напоследок Майкл строго велел ей принять горячую ванну.

Она ответила мятежным взглядом и с тенью прежней язвительности сказала, небрежным жестом показывая на волосы, подсохшие на солнце и превратившиеся в настоящую львиную гриву, еще более непокорную, чем обычно:

– Вряд ли в настоящий момент я могу мечтать о чем-то ином. Я поднимусь к себе по задней лестнице.

– А я поеду домой и переоденусь. Потом встретимся в салоне.

Кэро кивнула и ушла. Проводив ее взглядом, он направился в салон. Как и надеялся Майкл, дверь была открыта. Элизабет сидела за вышиванием у окна, Эдвард просматривал бумаги, разбросанные на низком столике. Стоя в тени коридора, подальше от глаз Элизабет, Майкл окликнул Эдварда. Тот поднял глаза. Майкл знаком подозвал его.

– Не можете уделить мне несколько минут?

– Да, разумеется.

Эдвард вскочил и, устремившись к двери, широко раскрыл глаза при виде Майкла. Тот плотно прикрыл дверь салона.

– Что это значит, черт побери? – ахнул Эдвард. Несколькими короткими фразами Майкл просветил его.

Помрачневший Эдвард поклялся, что сделает все, дабы Кэро после ванны спустилась в салон и оставалась там в обществе его и Элизабет до возвращения Майкла.

Удостоверившись, что он сделал все возможное, Майкл уехал домой, чтобы сменить лохмотья, в которые превратилась его одежда.

Он вернулся два часа спустя, собранный и полный решимости.

Все это время, пока Майкл ехал домой, принимал ванну и переодевался, успокаивал миссис Энтуистл и Картера, наскоро обедал, а потом возвращался в Брэмшо-Хаус, он имел возможность обдумывать сложившуюся ситуацию без отвлекающего присутствия Кэро. И не только мучиться мыслями о том, что могло бы случиться, но и прийти к кое-каким выводам, достаточно логичным, а заодно подумать о том, что теперь предпринять. Что нужно сделать для разоблачения преступника, сумевшего совершить уже четыре покушения на жизнь Кэро.

Он вошел в салон. Кэро, узнавшая его шаги, уже встала. Эдвард тоже поднялся. Элизабет, по-прежнему сидевшая у окна, встретила его сияющей улыбкой и, собрав вышивание, весело вскочила.

– Оставляю вас обсуждать важные дела, – жизнерадостно объявила она, выплывая из комнаты. Майкл прикрыл за ней дверь, повернулся и взглянул на Кэро. Та помахала ему и снова уселась.

– Не хочу, чтобы она все знала и волновалась или, не дай Бог, впуталась во все это. Поэтому и сказала, что нам срочно нужно потолковать о делах и, поскольку речь идет о карьере Эдварда, он должен остаться.

60
{"b":"18118","o":1}