ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здравствуйте, миссис Сатклиф, – низко поклонился дворецкий. – Если чего-то пожелаете, достаточно лишь позвонить. Будем рады услужить вам.

Несмотря на вышеуказанные сомнения, которые, впрочем, не собиралась высказывать, Кэро очаровательно улыбнулась.

– Спасибо, Хаммер. Боюсь только, что обременю вас такой горой багажа.

– О, ничего страшного, мэм, мы немедленно поднимем его в вашу спальню, – заверил дворецкий. – Миссис Логан считает, что лучше всего подойдет зеленая комната.

Мысленно определив расположение комнаты в огромном особняке, Майкл согласно кивнул:

– Превосходный выбор. Уверен, что миссис Сатклиф будет там удобно.

– Надеюсь, – кивнула Кэро, безуспешно пытаясь разгадать, о чем он думает. Затем она обратилась к Хаммеру: – Мою горничную зовут Фенелла. Она португалка, но говорит по-английски. Если вы покажете ей мою комнату, я смогу принять ванну и переодеться к ужину.

Хаммер снова поклонился. Изящно склонив голову, Кэро положила руку на рукав Майкла.

– А теперь прошу представить меня вашему деду.

Майкл повел ее к библиотеке, любимому святилищу деда.

– Но вы же знакомы, не так ли?

– О, это было много лет назад. Не уверена, что он меня помнит. Мы встречались на каком-то приеме в министерстве иностранных дел.

– Он тебя помнит, – уверенно заявил Майкл.

– А, вот и миссис Сатклиф! – прогремел Магнус, не успела Кэро переступить порог. – Простите, что не встаю, проклятая подагра, знаете ли. Настоящая пытка!

Сидя в гигантском кресле перед погасшим камином и положив закутанную ногу на табурет, Магнус встретил Кэро пронзительным всепонимающим взглядом голубых глаз.

– Какое счастье снова видеть вас, дорогая!

Точно таким же взглядом он одарил и внука, но тот невозмутимо усмехнулся и промолчал. Магнус погладил Кэро по руке.

– Мой внук утверждает, что мы сможем наслаждаться вашим обществом неделю или около того.

– Да, если, конечно, вы не возражаете, – кивнула Кэро. Мимолетная улыбка коснулась губ Магнуса.

– Дорогая, я слишком стар, и единственное, что может доставить мне хоть какую-то радость, – общение с умом и красотой.

– В таком случае, – ответила Кэро, грациозно опускаясь на шезлонг, – я с радостью приму ваше гостеприимство.

Магнус, по достоинству оценивший самообладание, спокойствие и сдержанность гостьи, снова расплылся в улыбке.

– Надеюсь, теперь, когда со светскими любезностями покончено, может, объясните, что привело вас обоих сюда?

Он взглянул на внука. Тот взглянул на Кэро.

Поняв, что Майкл предоставляет ей решать, стоит ли откровенничать с Магнусом, Кэро с легким удивлением осознала, что до сих пор не позаботилась придумать достаточно правдоподобные причины своей поездки в столицу. Но ведь это Магнус. Дед Майкла. Человек неглупый и с большим опытом.

– Видите ли, похоже, кто-то решил, что я зажилась на этом свете.

Лохматые брови Магнуса поползли к переносице.

– Кто и почему?! – рявкнул он.

– А вот это, – сообщила она, снимая перчатки, – мы и должны узнать.

Они постарались как можно подробнее рассказать старику о случившемся. К радости обоих, Магнус во многом согласился с их доводами, посчитав, что они скорее всего верны.

Когда Фенелла ушла, Кэро подошла к окну элегантной спальни, декорированной в разных оттенках зеленого, и выглянула в ночь, сжимавшую Лондон в знойных объятиях.

После разговора с Магнусом она поднялась наверх, приняла ванну и переоделась, потом они поужинали в узком кругу. Позже, в гостиной, пока Магнус клевал носом, они строили планы, как поскорее взять бумаги Камдена и копию завещания из дома на Халф-Мун-стрит. Здесь, под постоянным присмотром бдительных слуг и самого Магнуса, документы будут в большей безопасности.

Их цели были ясны: Кэро без всяких угрызений совести была готова на все, чтобы разоблачить человека, желавшего ей зла.

А вот во всем, что касалось своей связи с Майклом, она была далеко не так уверена. И привела его в коттедж, чтобы прийти к каким-то выводам, но вмешалась судьба, и целая цепь событий воспрепятствовала ей мыслить связно.

И когда наконец нашлось время все обдумать, стало ясно, что она по-прежнему в замешательстве. И знала только одно: они хотят друг друга с неугасающим пылом. А его неожиданное появление на балконе ее спальни прошлой ночью окончательно свело Кэро с ума. Ослепило. И теперь она ничего не видит и не соображает.

Никак не определит, куда это ее ведет. Впрочем, и его тоже.

В доме воцарилась тишина; она услышала звук приглушенных шагов за мгновение до того, как повернулась дверная ручка и вошел Майкл.

Он успел раздеться и накинуть просторный, не туго подпоясанный шелковый халат. Неторопливо подходя к ней, он пожирал взглядом прозрачное газовое одеяние с тремя аппликациями в виде роз, расположенных в трех основных стратегических точках: два бутона и один распустившийся цветок.

– Надеюсь, ты понимаешь, что такими рубашками можно мгновенно лишить мужчину разума? – прошептал он.

Ответом послужила чувственная улыбка.

Майкл раскинул руки, и она бросилась в его объятия. На какой-то момент он поколебался, и пламя в его глазах подсказало, что признание было слишком близко к правде. Он опустил голову, сжал руки…

Но Кэро повелительно прижала ладони к его груди и, не отводя глаз, потянула за пояс халата. Просунула руку между разошедшимися полами и нашла его. Горячего, твердого, восставшего, наполненного желанием.

Для нее это все еще было настолько внове, что сердце зашлось от счастья. Захотелось разделить свою радость и удовольствие. Она чуть сжала пальцы, погладила, наблюдая, как его глаза туманятся, а лицо постепенно лишается всякого выражения, стащила халат с его плеч и с восторгом услышала шелест шелка. Поцеловала его в грудь и медленно встала на колени, проводя губами по его торсу, животу, чреслам… Нежно обвела кончиком языка широкую головку и, ободренная прошедшей по его телу дрожью, приоткрыла губы и взяла его в рот. Его пальцы скользнули по ее волосам, захватили пригоршни прядей. Сначала Кэро сосала легонько, потом чуть сильнее. Впившись ногтями в его ягодицы, она отмечала сковавшее Майкла напряжение, участившееся дыхание… и училась, как доставлять ему удовольствие. Подвергать столь же сладостной пытке, какой часто подвергал ее Майкл.

Он резко выдохнул, сжал ее плечи и, приподняв, выдавил:

– Довольно.

Кэро немедленно подчинилась, отпустила его и встала. Глаза Майкла загорелись еще ярче.

– Сними рубашку.

Кэро молча стащила через голову рубашку, отбросила. Едва прозрачное облачко газа опустилось на пол, он прижал ее к себе и стал бурно целовать, вливая жар и огонь в ее вены, пока она тоже не запылала. И тогда он поднял ее на себя.

Она обняла его за шею, сцепила ноги на пояснице, застонала, откинув голову, едва почувствовала, что он входит в нее. И стал медленно насаживать на себя, дюйм за дюймом, пока не вонзился до конца: твердый, сильный, и… о, такой реальный!

Потом он стал двигаться в странном любовном танце, и она слилась с ним мыслями, страстью, желанием. В какую-то минуту их губы снова соединились, и они, покинув этот мир, очутились в другом. В том, где ничто не имело смысла и значения, кроме слияния тел, умов, страстей.

Она отдалась этому слиянию, зная, что он сделал то же самое.

Позже, лежа в его объятиях, она прошептала:

– Это, наверное, ужасно неприлично – предаваться любви в доме твоего деда.

– Его доме, не в моем, – буркнул Майкл.

– Именно поэтому ты хотел, чтобы я жила здесь?

– Одна из причин.

Она почувствовала, как он играет с ее волосами. Ладонь опустилась ниже, на ее затылок.

Со слабым, но довольным смешком она потерлась лбом о его грудь.

Майкл закрыл глаза, улыбнулся и, такой же довольный, погрузился в дремоту.

Глава 17

Кэро сунула ключ в скважину замка городского дома на Халф-Мун-стрит.

64
{"b":"18118","o":1}