ЛитМир - Электронная Библиотека

Он снова обернулся к Кэро. Зеленовато-серый шелк, безупречно скроенный, облегал соблазнительные линии тела: цвет ненавязчиво оттенял бело-розовую кожу, а роскошная непокорная грива волос переливалась при свете свечей смешением золотисто-каштановых тонов. Серебро и жемчуг подчеркивали необычное серебристо-голубое сияние глаз.

Майкл продолжал разглядывать Элизабет, не в силах понять, почему Кэро не отговорила ее от столь странной манеры одеваться. Должно быть, за внешней наивностью девушки кроется сильная воля или по меньшей мере упрямство, достаточное, чтобы игнорировать наставления тетки.

Его недовольство еще больше усилилось. Своеволие и своенравие… так ли это хорошо? И хорошо ли вообще? Неспособность прислушаться к советам более опытных людей…

От неприятных мыслей его отвлекло появление запоздалых гостей. Кэро подвела их к хозяину дома, и, покуда двое вновь прибывших болтали с Джеффри, Майкл обратился к Элизабет:

– Насколько я припоминаю, мы встречались в мае на балу леди Ханиафорд. Надеюсь, вы хорошо провели остаток сезона?

– О да! – Глаза Элизабет зажглись. На щеках заиграл румянец. – Мне так нравились балы! Обожаю танцевать! И все другие развлечения тоже… если не считать ужинов. Такая скука! Зато у меня появилось много друзей. – Она бесхитростно улыбнулась собеседнику. – Надеюсь, вы знакомы с Хартфордами? Мелиссой и ее братом Диреком?

Ответа пришлось ждать довольно долго, поскольку Майкл не сразу сообразил, о чем идет речь.

– Э… нет, – выдавил он наконец, сильно подозревая, что Диреку Хартфорду не больше двадцати, а Мелиссе и того меньше.

– Видите ли, теперь они мои лучшие друзья. Мы вместе разъезжали по всему городу в поисках приключений. Разумеется, с нами всюду ездили Дженнифер Рикардс и ее кузены Юстас и Брайан Холлингсы, – весело щебетала девушка, но, внезапно замолчав, нахмурилась и посмотрела куда-то в сторону. – Эти две девушки выглядят немного растерянными, не находите? Пожалуй, мне лучше поговорить с ними. – И, одарив его ослепительной улыбкой, исчезла.

Майкл едва успел отметить, что она и не подумала извиниться.

Он остался на месте, растерянно глядя ей вслед. Что-то явно не складывалось. Она обращалась с ним, как с другом семьи, церемониться с которым необязательно, и все же…

Рядом зашуршал шелк. В ноздри проник слабый, едва уловимый запах жимолости.

Он вопросительно глянул на Кэро. Взяв его под руку, она кивнула в сторону Элизабет и сделала гримаску.

– Знаю-знаю, но не стоит думать, что это была моя идея.

– Я и не думал, – улыбнулся он.

– К сожалению, она твердо стояла на своем: только белое и только бриллианты, – вздохнула Кэро. – В память об Элис, Все твердила, что бриллианты придают ей мужества.

Элис была матерью Элизабет. Женой Джеффри.

– Мужества? – удивился Майкл.

– Бриллианты принадлежали Элис. А Элизабет не привыкла к вечерам в таком обществе и, думаю, нуждалась в ободрении, – пояснила Кэро, выразительно блестя глазами, словно пытаясь донести что-то до собеседника. – Это всего лишь переходный этап. Попытка научиться как следует вести себя на подобных собраниях. Она пока что не в своей тарелке. Но скоро сумеет взять себя в руки.

Она отвела взгляд. Он молча любовался ее профилем. Неужели она разгадала его мысли относительно Элизабет? Может, ему стоит заговорить, попросить помощи…

Кэро поднялась на носочки, силясь рассмотреть что-то поверх голов.

– Это не…

Он проследил за се взглядом и увидел стоявшего в дверях Каттена.

– Наконец-то! – обрадовалась Кэро, отступая. – Прошу прощения, обязанности хозяйки призывают.

Он рассеянно наблюдал, как умело она составляет пары по старшинству и порядку размещения за столом. Подумать только, она без всякого труда сумела рассортировать общество, состоявшее из английских, ирландских и иностранных высокопоставленных особ!

Предлагая руку миссис Дрисколл, Майкл мысленно задавался вопросом, сумела бы Элизабет сделать то же самое.

– Надеемся увидеть вас в Эдинбурге в будущем году, – благосклонно заметила миссис Дрисколл, накладывая себе зеленых бобов с блюда, которое держал Майкл. Потом забрала у него блюдо и передала дальше.

– Я бы рад, но боюсь, у премьер-министра другие планы. Когда призывает долг… – начал Майкл, принимаясь за мясо.

– Ну разумеется, мы все прекрасно это понимаем.

Миссис Дрисколл равнодушно оглядела стол. Майкл, вежливо наклонив голову, продолжал есть. Несмотря на то что миссис Дрисколл явно видела в нем подходящего жениха для одной из дочерей, все же не оказалась чрезмерно назойливой, и, следовательно, никаких неловкостей между ними не было.

Он посчитал ее замечание вполне уместным. Все сидевшие за столом знали, как вести себя в этом избранном и, можно сказать, закрытом обществе, крайне сильно подверженном влиянию политических превратностей, как внутренних, так и международных. Здесь он чувствовал себя как дома и уж, во всяком случае, куда более свободно, чем на чисто светских собраниях, и оживленно беседовал как с миссис Дрисколл, сидевшей по правую сторону, так и с соседкой слева, португальской графиней. В комнате слышался сдержанный гул голосов. Оглядев стол, покрытый белой скатертью дамасского шелка и уставленный серебром и хрусталем, он мельком заметил, что обе мисс Дрисколл и Элизабет веселятся в обществе молодых джентльменов и Эдварда Кемпбелла. Сидевшая почти напротив него Элизабет что-то рассказывала, оживленно жестикулируя.

Майкл повернулся к графине и хотел что-то сказать, когда внезапный взрыв смеха привлек всеобщее внимание.

Звуки резко оборвались. Прижав пальцы к губам, Элизабет виновато покраснела. Глаза девушки растерянно бегали: очевидно, она не ожидала такого эффекта.

Мисс Дрисколл поспешно подалась вперед и сделала какое-то замечание. Ей ответил Эдвард Кемпбелл, и неприятный момент миновал. Застольная беседа было возобновилась, но тут Майкл случайно заметил, как Элизабет, виновато опустив голову, тянется к бокалу с вином. Сделав глоток, она неожиданно поперхнулась, попыталась поставить бокал и едва его не перевернула. Звон хрусталя и кашель снова расстроили мирное течение ужина. Кое-как ухитрившись не уронить бокал, девушка схватила салфетку и нагнула голову.

Кемпбелл поспешно похлопал ее по спине, облегчив приступ кашля, и что-то спросил, возможно, осведомился о самочувствии. Девушка кивнула и, извинительно улыбнувшись, пролепетала:

– Мне ужасно жаль… прошу меня извинить. Вино не в то горло попало.

Все понимающе заулыбались и вернулись к своим разговорам.

Майкл снова обратился к графине, неотступно думая о поведении Элизабет. Конечно, все это пустяки, но…

Он обратил взгляд на Кэро, сидевшую во главе стола и занятую оживленной дискуссией с герцогом и генералом. Если бы она и поперхнулась… что весьма сомнительно… но все же если бы это случилось, наверняка бы сумела куда более грациозно выйти из положения. Майкл нисколько в этом не сомневется. Впрочем, как заметила Кэро, Элизабет еще молода.

– Надеюсь посетить вашу страну в не столь отдаленном будущем, – улыбнулся он графине.

Когда общество вновь собралось в гостиной, Майкл продолжал исподтишка наблюдать за Элизабет, правда, на расстоянии. Она по-прежнему пребывала в окружении молодежи, предоставив тетке и отцу выполнять хозяйские обязанности и не дав Майклу ни малейшей возможности оценить ее способности в этой сфере.

Он ощущал странное раздражение. Присоединиться к ее компании… он слишком стар для них. И слишком много лет прошло с тех пор, как его занимали столь важные предметы, как гонки на карриклах. И все же он был исполнен решимости побольше узнать об Элизабет. Стоя в одиночестве, он решал, как лучше добиться цели, когда рядом появилась Кэро.

Он почувствовал ее близость за миг до того, как она подошла к нему и взяла под руку так естественно, словно они были старыми друзьями, между которыми не существовало никаких социальных барьеров. Поэтому Майкл невольно ответил ей в этом же духе.

7
{"b":"18118","o":1}