ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понимаю.

Проводив их в гостиную, Кэро раздвинула тяжелые шторы. Яркий свет упал на изумительную мебель, преломился в хрустале, засверкал на серебре и позолоте.

– Я не посчитала бы это странным, – заметила она. – Так, что вы хотите посмотреть?

– Основные комнаты, полагаю. Но скажите, вы знаете, с кем он имел дело? Я знаю многих антикваров и могу сказать, кто из них надежен.

– Уэнрайт, Кантор, Джофлер и Гастингс. Это все.

– Вы уверены? – допытывался Люцифер.

– Абсолютно. Камден отказывался покупать у других. Как-то сказал, что опасается обмана и поэтому заключает сделки только с доверенными людьми.

Люцифер кивнул:

– Он не ошибся в этой четверке, а это означает, что ни о каких подделках не может идти речи. Если бы даже они и обнаружили, что продали ему фальшивку, то вернули бы деньги. Если он имел дело только с ними, значит, этот вид мошенничества можно исключить.

– Этот вид? – подчеркнул Майкл. – А может быть еще что-то?

– Да, и мои предположения с каждой минутой кажутся все более вероятными, – кивнул Люцифер, оглядываясь. – Погодите, пока я не увижу больше, потом все объясню.

Кэро послушно провела его по первому этажу, отвечая на вопросы, объясняя, что Камден вел реестр всех купленных вещей и имеет подтверждение их подлинности.

В столовой, пока Люцифер изучал содержимое застекленной горки, она вдруг заметила, что канделябр, обычно стоявший в центре буфета, сейчас смещен влево. Она поставила канделябр на прежнее место, подумав, что, когда вместе с Майклом приходила за бумагами Камдена, все было в полном порядке.

Может, это миссис Симмс наводила порядок и по рассеянности сдвинула канделябр? Ничего не пропало, ничего не передвинуто. Нужно обязательно оставить миссис Симмс записку. Дать знать, что Кэро в городе. А сейчас…

Она обернулась к Люциферу:

– Пойдемте. Я покажу вам второй этаж.

Майкл пошел за ними, прислушиваясь вполуха к беседе, но в основном рассматривая обстановку. Не как это делал Люцифер, осматривавший каждый предмет, не как он сам делал в последний раз, когда был здесь. Просто пытался понять, что может рассказать ему этот дом о Кэро, как подсказать, чего она желает на самом деле, чего жаждет необычного? Чего не хватает в этом великолепном доме?

На ум вдруг пришли дети, но, по его мнению, они были всего лишь маленькие люди с грязными лапками, наводнявшие дом беготней, криками и драками. Не в них главное.

Дом был пуст. Действительно пуст. Камден создавал его для Кэро – в этом Майкл больше не сомневался, и все же в нем царил холод. Дом не имел ни сердца, ни жизни. Ни тепла и семейного уюта, который должен был оживить его и наполнить радостью. Всего лишь изысканная оболочка, ничего более.

Единственное, что требовалось для того, чтобы дом ожил, – тот дар, которого Камден не принес Кэро. Либо не смог, либо не захотел.

Но что именно должно создать не просто фамильную резиденцию, а превратить его в настоящий дом?

Майкл стоял в коридоре, когда из кабинета вышли Кэро и Люцифер.

– Спустимся вниз, – угрюмо предложил Люцифер.

По дороге он упрямо молчал и, только оказавшись в холле, заговорил:

– Существует вполне реальная опасность, которой можно объяснить покушения на Кэро. Коллекция в целом не представляет соблазна. Только отдельные экземпляры. У Сатклифа были безупречный вкус и верный глаз. Многие вещи можно по праву назвать поразительными. Более чем достаточно, чтобы соблазнить нечестного коллекционера, одного из тех, кто, увидев, решил, что должен это получить. И учитывая причины, по которым Сатклиф приобрел такое собрание, сомневаюсь, что его можно было уговорить продать хотя бы одну вещь. Я прав?

Кэро кивнула:

– Абсолютно. Ему не раз предлагали расстаться с различными вещами, но стоило ему найти идеальное место для определенного предмета, и он наотрез отказывал. Для него в этом не было смысла.

– Совершенно верно. Кстати, я тоже придерживаюсь такого мнения. Но среди коллекционеров есть такие, кто в погоне за той или иной редкостью готов преступить все законы и правила.

Они, можно сказать, одержимы до такой степени, что пойдут на любое преступление.

– Но почему бы не попросить Кэро продать? – нахмурился Майкл.

– Кэро, вы согласились бы? – осведомился Люцифер. Кэро задумалась.

– Нет. Это создание рук Камдена. Я не стала бы таскать соломинки из уже свитого, гнезда.

– Видите? – торжествующе спросил Люцифер. – Они заранее предполагают, что она не станет продавать. Что одержима коллекцией так же, как они.

– В таком случае почему бы не украсть, что приглянется? – не сдавался Майкл. – Пусть запоры достаточно крепкие, но искусный вор…

– Ничего не сможет сделать. Нечестные коллекционеры тоже хотят доказательств подлинности, а этого можно добиться только при официальной продаже.

– Они хотят убить меня, чтобы вынудить наследников продать? – ахнула Кэро.

– Те, кто унаследует дом, будут ли они испытывать те же чувства, что и вы? Или, если сделать им негласное, но выгодное предложение, продадут части коллекции по истечений достаточно приличного периода времени, разумеется.

Кэро прикусила губу. Беспомощно взглянула на Майкла.

– Джеффри, Августа и Анджела согласятся продать, – решительно ответил он. – Не сразу, конечно. Немного погодя.

– Вы правы, – кивнула Кэро.

– Когда я навел справки, – продолжал Люцифер, – к моему величайшему удивлению, оказалось, что достаточно многим известно об этом доме и его сокровищах. И поверьте, одно это – веский мотив для убийства.

К сожалению, вместо того чтобы сужаться, круг подозреваемых продолжал расширяться.

Вернувшись на Аппер-Гроувенор-стрит, они еще немного побеседовали за чаем, после чего Люцифер удалился, пообещав продолжать расследование: проверить список остальных наследников, а также благодаря связям с подпольными антикварами, занимавшимися скупкой краденого, узнать, не появился ли какой «нечестный коллекционер», возымевший интерес к коллекции Камдена.

За ужином они обсудили ситуацию с Магнусом и Эвелин. Магнус расстроенно качал головой, сокрушаясь, что ничем не может помочь, но в этом случае его связи в политических кругах были бесполезны. А вот Эвелин предложила ему вместе поехать к престарелой леди Клейпул.

– Ее муж был предшественником Камдена, – пояснила она. – Лорд Клейпул давно скончался, но Эрнестина может припомнить что-нибудь полезное. Она сейчас в городе, навещает сестру, так что нет ничего необычного, если мы приедем с визитом и заодно ее расспросим.

Все согласились, что идея превосходна. Оставив Магнуса и Эвелин строить планы, Майкл и Кэро уехали на два небольших приема: первый – в бельгийском посольстве, второй – у леди Каслри.

Войдя в гостиную посольства, Кэро сразу же приметила темноволосую голову.

– Кажется, это Фердинанд там, у окна, – прошептала она Майклу.

Тот повернул голову. Губы недовольно сжались.

– Да. Может, спросить, что он делает в городе?

– Почему бы нет? – улыбнулась Кэро одними губами.

Но к тому времени как они, здороваясь и перебрасываясь дружескими репликами со знакомыми, протиснулись сквозь толпу, Фердинанд уже исчез. Майкл недоуменно огляделся.

– Он куда-то пропал.

– Увидел нас и поспешил ретироваться, – пробормотала Кэро, стараясь не хмуриться. Но взгляд, которым она окинула Майкла, был суров. – Интересно, говорит ли это об угрызениях совести?

– А у него есть совесть? – удивился Майкл.

Красноречиво пожав плечами, Кэро повернулась, чтобы приветствовать леди Уинстон, жену губернатора Ямайки, спешившую поговорить с ними. Представила Майкла, обменялась любезностями с леди Уинстон. Позже они медленно обошли всю комнату. Кэро так и не поняла, связано ли их безмолвное решение не расставаться на подобных собраниях с ее желанием помочь Майклу или, наоборот, с его желанием постоянно чувствовать ее близость, увериться в том, что она рядом и защищена. Тепло его руки, проникавшее через тонкую ткань платья, без слов передавало, что он испытывает в эту минуту.

74
{"b":"18118","o":1}