ЛитМир - Электронная Библиотека

– О чем? – поинтересовался он, вскинув брови.

– О нас.

Кэро с тяжелым вздохом, прикусила губу. Поколебалась.

И заговорила. Безжалостно ровным тоном.

– Когда мы впервые стали близки, ты заверил, что наш брак зависит только от моего слова. Я посчитала, что в тот момент ты был Еполне чистосердечен. Я с самого начала знала, что обстоятельства вынуждали тебя к срочному браку. И предполагала, что, как обычно, это означает объявление о помолвке не ранее октября. – Зябко обхватив себя руками, Кэро опустила глаза.

– Сегодня я услышала, что отставка Каннинга – вопрос нескольких дней, а следовательно, нужно искать ему срочную замену. И теперь ты вынужден жениться самое позднее к середине сентября.

Майкл спокойно выдержал ее взгляд.

– Я и сам не знал об этом до сегодняшнего вечера.

К его облегчению, она спокойно наклонила голову.

– Да… согласна… но тем не менее проблема возникла.

Но прежде чем он успел спросить о сути этой проблемы, она отвернулась к окну и прошептала:

– Не знаю, смогу ли…

Далее расспрашивать не было нужды. Железная лапа сжала сердце, но… но она, похоже, не была против октябрьской помолвки… Холодное напряжение рассеялось. Вспыхнула надежда… но он не совсем понимал, что последует дальше.

Повернувшись, она прислонилась к оконной раме. На спокойное лицо падал желтоватый лунный свет. Да, она явно напряжена, но не расстроена. Брови сведены, губы сжаты: похоже, ей трудно говорить. Может, он сумеет ей помочь?

– Почему нет? – дружески, без нажима спросил он.

Она упорно смотрела перед собой и ответила не сразу.

– Я уже говорила, что Камден очаровал меня с первого взгляда. Но и тогда я не была такой уж дурочкой. Некоторые сомнения все же имелись. Я хотела повременить, проверить свои чувства, но он должен был срочно жениться, чтобы через два месяца вернуться в Португалию. Я позволила убедить себя. Поддаться несомненному обаянию Камдена.

И вот теперь, одиннадцать лет спустя, я взвешиваю все «за» и «против» брака с еще одним политиком. И снова настоятельная необходимость требует согласиться с тем, что кажется верным и правильным. Поверь, ты мне небезразличен. Очень. И знаешь это. Но даже ради тебя, ради того, что может быть между нами, больше я подобной глупости не совершу.

Майкл кивнул. Ее слова лишь подтвердили его предположения.

– Я не позволю, чтобы мной управляли. На этот раз я принимаю решения сама и хочу быть уверенной, что не ошибусь дважды.

– Что сказала Харриет?

– Всего лишь, что Каннинг уходит в отставку и время не ждет. Нет, она не настаивала. И никто другой тоже. И дело совсем не в посторонних. Тут иное. Все так переплетено: положение, роль, возможности… и, кажется, все сходится… но и в прошлый раз все тоже сходилось.

Майкл мысленно выбирал, каким путем идти. Посмотрел на нее и счел достаточно спокойной, чтобы спросить:

– Надеюсь, ты не воображаешь… не предполагаешь, что я захочу искать другую жену?

Губы Кэро сжались.

– А следовало бы, – помолчав, ответила она.

– Но ты мне веришь?

Кэро шумно выдохнула и, по-прежнему не глядя на него, тихо призналась:

– Я не хочу выходить замуж ни за кого, кроме тебя.

Майкл разом ослабел от счастья. Значит…

– Но не в этом дело!

Она яростно запустила пальцы в волосы и отвернулась от окна.

– Главное, что ты должен жениться, и срочно, так что приходится решать, а я так не могу!

Майкл поймал ее руку, прежде чем она смогла броситься на другой конец комнаты. И, коснувшись ее, понял, что она сжата, как тугая пружина, а нервы натянуты до предела.

– Хочешь сказать, что еще рано?

– Хочу сказать, – парировала она, – что не обещаю в следующие три недели радостно согласиться на поспешный брак!

В глазах цвета расплавленного серебра бушевала буря. Ничто не могло скрыть тоску, обиду, ярость…

– Я не могу сказать «да», – почти прошептала она, качая головой, – и не хочу сказать «нет».

И тут он увидел его, ответ на самый настоятельный вопрос. Вот что самое важное для нее!

Словно слепящий свет ударил в глаза.

Он моргнул от неожиданности, вскинул голову, не выпуская ее руки, привлек Кэро ближе.

– Тебе не придется говорить «нет», – выдохнул он и, не дожидаясь возражений, пояснил: – Объявишь о своем решении, только когда будешь готова. Не раньше и не позже.

Он продолжал притягивать ее к себе. Она подчинялась. Медленно, неохотно, но подчинялась.

– Я с самого начала твердил: никакого давления. Никаких убеждений. Ты, и только ты, определишь нашу судьбу. Пойми, между нами не будет никаких песочных часов, отмечающих утекающее время.

Он порывисто прижачея губами к ее пальцам.

– Зто так важно: для меня, для тебя, для нас обоих.

Он сам только начал осознавать, как жизненно необходимо зто было для него. Пусть она сомневалась в его преданности, но, пока не сказала своего слова, он тоже не мог быть уверен в ее чувствах.

– Н-не понимаю, – растерянно пробормотала она.

Губы Майкла изогнулись в иронической усмешке.

– Я не гонюсь за постами.

Кэро дернулась, как от неудачной шутки.

– Нет, пойми, я знаю, что говорю! – воскликнул он, обнимая ее за талию. – И это чистая правда.

– Но… – ахнула Кэро, широко раскрывая глаза, – ведь ты политик… а место в кабинете…

– Да, все верно, такая возможность выпадает раз в жизни… но…

Он должен объяснить так, чтобы она поняла. Иначе просто ке поверит.

– Я политик. Это у меня в крови. И успех в этой области просто необходим. Но политика – всего лишь часть моей жизни, и притом не самая важная. А вот другая часть, другая половина – дело иное.

Кэро нахмурилась.

– И эта другая часть… вспомни о Девиле. Он тратит свою жизнь на то, чтобы управлять делами своими и родственников. Быть достойным герцогского титула. Но причина, почему он это делает, та самая, что придает цель его существованию, кроется в совершенно иной стороне этой ж ни. Онория. Семья. Дети. Вот в чем смысл его пребывания на этой земле.

Кэро снова попыталась вырваться.

– А ты?

Судя по мрачному виду, он не был в восторге от разговора, но все же вознамерился довести его до конца.

– Со мной то же самое. Я нуждаюсь в тебе и семье, чтобы наконец бросить якорь. Получить твердый фундамент. Надежное основание. Я хочу видеть своей женой только тебя. Хочу от тебя детей. Хочу иметь общий с тобой дом. Семью. И твердо это знаю. И если ради твоего согласия мне придется заплатить постом министра – пусть так и будет. Я с радостью заплачу. Поверь, никакие посты не заменят мне тебя.

Она не сводила с него глаз, но, сколько ни присматривалась, не могла увидеть ничего, кроме беспощадной откровенности.

– Я действительно так много значу для тебя?

Не только сюрприз, но и нечто затмившее самые безумные мечты.

– Видишь ли, моя карьера второстепенна. Центр моей жизни – ты. Без тебя все остальное бессмысленно.

Признание вырвалось и повисло в воздухе. Прямое и честное.

– Но твой дед? – все же не выдержала она. – Тетя?

– Как ни странно, думаю, они поймут. По крайней мере Магнус.

Кэро поколебалась, но продолжала допрос:

– Ты действительно так сильно хочешь меня?

Майкл стиснул зубы.

– Ты очень мне нужна! – выдохнул он так яростно, что эти несколько слов потрясли их обоих.

– Я… я не знаю, что сказать, – выговорила она. Он отпустил ее.

– Тебе и не нужно ничего говорить, – заверил он, сжимая ладонями ее лицо. – Просто верь, и все будет хорошо. И как бы долго ни пришлось ждать, я подожду.

Клятва словно отдалась эхом в воздухе. Пронзила обоих.

И он поцеловал ее.

Были ли всему виной прикосновение ее руки к его пальцам, или откровенные признания во взаимных чувствах, или та сила, что пульсировала в его крози, растекалась по венам, обдавала жаром тело, но Майкл мгновенно воспламенился. Все барьеры и ограничения мигом исчезли, оставив его с неутолимой жаждой. Безумным, свирепым, примитивным желанием показать ей правду. Уничтожить сомнения, колебания, холод. Показать, как много она значит для него. Как глубока его потребность в ней.

79
{"b":"18118","o":1}