ЛитМир - Электронная Библиотека

А затем раздался новый голос, и теперь он просто не верил своим ушам:

— Боюсь, мне никогда не удавалось добиться, чтобы стежки ложились так ровно.

Леонора?

— Ах, дорогая, это вовсе не сложно. Все, что нужно, это…

В чем состоял совет Этелреды, Тристан так и не понял: он раздумывал, что могло привести сюда его знакомую.

Тем временем разговор в гостиной тек своим чередом. Леонора, казалось, была счастлива, что есть возможность попросить совета у столь опытных мастериц, а старые дамы были в восторге от ощущения своей нужности и охотно вдавались в тонкости мастерства.

Тристан ухмыльнулся. Он прекрасно помнил ту заброшенную вышивку в гостиной Карлингов, на которой за несколько дней не прибавилось ни стежочка. Девушка совершенно не интересовалась этим, но умело поддерживала разговор, доставляя тетушкам огромное удовольствие.

Продвинувшись чуть вперед, он получил возможность увидеть гостиную, оставаясь под прикрытием композиции из лилий и хризантем.

Леонора сидела у окна, окруженная со всех сторон тетушками. Ни дать ни взять молодая королева в обществе престарелых придворных дам. Солнечный свет, падавший из окна за ее спиной, окружал фигуру женщины светящимся ореолом. Темные волосы, уложенные вокруг головы, венчали ее, словно корона. А лицо с тонкими чертами и матовой нежной кожей оставалось в легкой полутени. Темно-красное платье придавало ей сходство с Мадонной с картины одного из старых итальянских мастеров. Только в те времена умели писать таких женщин — светлых, нежных, воплощение хрупкости, за которой удивительным образом угадывались чувственность и даже страстность.

Вот на колени ей лег новый лоскут ткани, и она опять восхищалась, спрашивала, сумела несколькими словами погасить готовый разгореться спор, и тетушки вновь объединились и счастливо защебетали.

Она просто покорила их, подумал. Тристан. И не только их. Слова прозвучали в его голове, и он нахмурился. Но не отвернулся. Невозможно было оторвать взор от этой картины, представавшей перед ним в раме из цветов.

— О! Милорд…

— Да, Хаверс? — Он мгновенно развернулся, мысленно чертыхнувшись. Теперь дамы увидят его, но решат, что он только что появился из прихожей.

— К вам пришла молодая леди, мисс Карлинг.

— Трентем! — раздался из гостиной голос Этелреды.

— Идите скорее сюда, у нас гостья! — крикнула Милли.

Он кивнул дворецкому и вошел в гостиную. Дамы сияли улыбками, и на секунду в голове мелькнула дикая мысль, что они так рады, потому что заманили Леонору в ловушку и удерживали до его прихода… для него.

Девушка встала, легкий румянец окрасил ее щеки.

— Дамы были очень добры и не дали мне скучать в ожидании. Я пришла, потому что события на Монтроуз-плейс имели продолжение и, мне кажется, вы должны об этом знать.

Тристан предложил ей руку и, уводя Леонору, улыбнулся тетушкам:

— Спасибо, что составили компанию моей гостье. Женщины засияли, раздался хор голосов:

— Ах, мы так мило поболтали.

— Она прелесть.

— Обязательно заходите еще, дорогая…

Тристан ни минуты не сомневался, что, как только они окажутся вне пределов досягаемости, тетушки примутся самозабвенно сплетничать.

Леонора с улыбкой произнесла слова благодарности, и он смог наконец увести ее. Пока они шли через комнату, Тристан просто физически ощущал на себе взгляд шести пар глаз.

Оказавшись в холле, Леонора вздохнула:

— Я и не предполагала, что у вас такая большая семья.

— Я до недавнего времени тоже. — Тристан открыл дверь в библиотеку, пропустил девушку вперед и жестом предложил устроиться в кресле у горящего камина. — Но теперь это моя семья. Я, они и остальные.

— Остальные?

— Да. Еще восемь живут в моем доме в Суррее, в Маллингем-Мэнор.

Губы Леоноры дрогнули в улыбке.

Сев в кресло, Тристан стал серьезным и потребовал:

— Рассказывайте, что произошло. Почему вы здесь?

Леонора смотрела в его лицо и видела все то, ради чего пришла: силу, ум и надежность. Она вздохнула и рассказала, что произошло в саду.

Лорд слушал внимательно, не перебивая, затем стал задавать вопросы, уточняя, где и когда она чувствовала слежку. Девушка мысленно возблагодарила Бога: Трентем ни словом не помянул живое воображение и не сказал, что все это — плод ее фантазии. Нет, он принял изложенные события как реальные; факты, и это придало ей уверенности и сил.

— И вы уверены, что это тот же самый человек?

— Совершенно. Он двигался точно так же — легко и не без грации. Я уверена, что это тот же незнакомец, что был в ту ночь в доме.

Некоторое время они молчали, Тристан был погружен в раздумье. Затем спросил:

— Полагаю, вы ни слова не сказали ни дяде, ни брату?

— Сказала, — улыбнулась Леонора.

— И?..

Леонора постаралась изобразить небрежный тон и полуулыбку, но чувствовала, что это не вполне ей удалось.

— Я пожаловалась на слежку, а они улыбнулись и заявили, что это моя нервная система так бурно реагирует на недавние события. Дядя потрепал меня по плечу и сказал, что ни к чему забирать себе голову подобной чепухой — несомненно, вскоре все разрешится само собой. А что касается человека в саду — оба уверены, что мне померещилось: игра теней и богатое воображение. Пожурили за чтение романов миссис Редклиф. Кроме того, Джереми с важным видом изрек, что ворота в конце сада всегда заперты.

— А это так?

— Да, ворота заперты. Но стена с обеих сторон покрыта плющом. Это многолетний плющ, который растет там с незапамятных времен. Его ствол одеревенел и вполне может послужить опорой для желающего перелезть через ограду.

— Это объясняет удар, который вы слышали.

— Да. Кто-то спрыгнул с небольшой высоты.

Тристан задумался. Он удобно устроился в кресле, локоть на ручке кресла, подбородок опирается на руку, палец постукивает по губам. Тяжелые веки полуопущены, но Леонора видела, что какие-то не слишком приятные мысли вызвали холодный стальной блеск его взгляда.

Пользуясь случаем, девушка внимательно рассматривала своего соседа. Он действительно был очень хорош: крупное пропорциональное тело, широкие плечи, на которых ладно сидел костюм от лучшего портного — наверняка от Шульца, — длинные мускулистые ноги обтянуты кожаными бриджами, сапоги тонкой кожи. Трентем всегда одевался элегантно, но это была очень, спокойная элегантность. Ему не требовалось привлекать к себе внимание, скорее напротив — он хотел бы избежать этого всеми возможными способами. Она перевела взгляд на его руки. Единственным украшением было тонкое золотое кольцо. Пытаясь облечь свои впечатления в слова, она подытожила: стиль этого человека — спокойная, элегантная сила. И это впечатление создавалось не только благодаря одежде и манерам. Тристана окружала аура уверенного в себе человека.

И Леонора вдруг поняла, что ей приятно и спокойно находиться рядом с ним.

Словно почувствовав взгляд девушки, лорд поднял глаза и вопросительно изогнул бровь, увидев, что она с улыбкой наблюдает за ним. Но Леонора лишь покачала головой, и теперь они сидели, молча разглядывая друг друга, пребывая в каком-то странном умиротворении — подле пылающего камина, в окружении множества толстых и ужасно умных книг.

Но спокойствие не могло длиться долго, и случилось неизбежное: Леонора почувствовала, что ей становится жарко от его взгляда, внутри что-то напряглось, и она поспешила отвести глаза, разрывая вдруг протянувшуюся меж ними нить. И сразу укорила себя за детский испуг. Ей нечего бояться — не может же он соблазнить ее в собственном доме, полном слуг и престарелых родственниц.

— Как вы добрались сюда? — спросил он, стряхнув наваждение.

— Я прошла через парк. Мне этот путь показался самым безопасным.

Тристан поднялся:

— Я отвезу вас домой. Мне нужно взглянуть на номер двенадцать.

Он позвонил и, когда дворецкий явился, отдал необходимые приказания.

Хаверс, поклонившись, удалился, и Леонора спросила Трентема:

20
{"b":"18120","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как избавиться от демона
Найди точку опоры, переверни свой мир
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
И повсюду тлеют пожары
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Рыскач. Битва с империей
Небесный капитан
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым