ЛитМир - Электронная Библиотека

Леонора поставила себе цель и собиралась добиваться ее с неженским упорством и поистине женской изобретательностью. И джентльмен из соседнего дома виделся ей как возможный источник информации. Он может сообщить хоть что-то. А любое знание приблизит ее к желанной цели.

Вот наконец и ворота — массивная металлическая конструкция, вделанная в довольно высокую каменную стену. Леонора потянула створку, выскользнула на улицу, повернула направо, к дому номер двенадцать…

И словно налетела на еще один каменный забор.

— О! — У девушки перехватило дыхание и на секунду потемнело в глазах от удара.

Тело, с которым она столкнулась, обладало твердостью качественного кирпича, но двигалось неожиданно легко и быстро. Сильные руки подхватили Леонору, удерживая от падения и не давая двинуться прочь.

Она подняла глаза и наткнулась на пронизывающий взгляд. В следующий миг тяжелые веки опустились, почти скрыв внимательные глаза цвета лесных орехов — светло-карие с рыжиной. Лицо мужчины не выражало ничего, кроме приветливости светского человека, губы изогнулись в дежурной улыбке. Но Леонора могла поклясться — еще мгновение назад эти губы были тверды и неподвижны, а на лице отражалась глубокая задумчивость и не слишком радостные мысли.

Сообразив, что он по-прежнему поддерживает ее, девушка вспыхнула и прошептала:

— Прошу прощения.

Она сделала шаг назад, и незнакомец опустил руки хоть ей и показалось, что не сразу. Ну не то чтобы не сразу, но… неохотно. Стараясь не дать воли воображению, она поторопилась заговорить:

— Я не видела вас…

Джентльмен шел со стороны номера двенадцать. Кроме того, раз она не заметила его раньше, когда смотрела с крыльца, значит, его скрывали деревья меж домами. Похоже, этот человек ей и нужен. Уже без малейшего колебания она спросила:

— Вы живете в доме номер двенадцать?

Мужчина не выказал ни малейшего удивления, услышав столь неожиданный вопрос, да еще заданный довольно резким тоном. Он не торопился с ответом, и Леонора успела рассмотреть его лицо — явно аристократические черты, каштановые волосы, которые он носил чуть длиннее, чем того требовала сегодняшняя мода. Наконец он склонил голову и произнес:

— Тристан Уэмис к вашим услугам. Трентем… полагаю, это имя досталось мне за мои грехи. А вы, — взгляд его скользнул к открытым воротам, — живете в этом доме?

— Да. Я живу именно здесь с дядюшкой и братом.

Леонора глубоко вздохнула, набираясь решимости, встретилась взглядом с его глазами и бросилась в бой:

— Я рада, что встретила именно вас. Скажите, это вы и ваши друзья пытались купить наш дом в прошлом ноябре через агента по недвижимости Столмора?

Джентльмен внимательно смотрел на девушку, и она ответила твердым и не менее внимательным взглядом. Ни имя, ни титул не показались ей знакомыми, но позже она посмотрит в справочнике Дебрэ. И тем не менее этот человек, несомненно, был аристократом. Высокий, широкоплечий, прекрасно одетый — безупречный фасад, проникнуть за который нет никакой возможности. Не человек, а крепость. К тому же очень твердая, должно быть, он необычайно силен. Леонора отметила, что кожа его выглядит смуглой, какая-то мысль скользнула по краю сознания, но пристальный взгляд, устремленный на нее, не давал девушке сосредоточиться. Меж тем темные брови мужчины озадаченно нахмурились и он сказал:

— Нет, мы с друзьями не имеем к этому отношения. — Поколебавшись, он добавил: — Через знакомых нам стало известно, что дом номер двенадцать выставлен на продажу.

Это было где-то в середине января. Сделку действительно оформлял Столмор, но договор мы заключали непосредственно с владельцами дома.

— Вот как? — Его спокойная уверенность поколебала воинственность девушки, и все же она решилась на следующий вопрос: — Значит, не вы и ваши друзья стояли за попытками купить наш дом? И другими происшествиями?

— Неужели кто-то столь страстно желает приобрести дом вашего дядюшки?

— О да, и это желание… приносит определенные неудобства. — А честно сказать, просто сводит с ума. — Но раз вы не имеете к этому отношения… А вы уверены, что никто из ваших друзей не мог?..

— Абсолютно исключено. С самого начала мы действовали только вместе.

— Что ж… — Девушка вздернула подбородок. Он на голову выше, и непросто взглянуть на такого человека свысока, но она постаралась придать себе максимум уверенности и заявила: — Я хотела бы знать, что вы собираетесь делать с домом. Ходят слухи, что ни вы, ни ваши друзья не думаете здесь жить.

Ее мысли и подозрения было несложно угадать — они читались в открытом взгляде. Тристан смотрел в глаза девушки и медлил с ответом. Надо же, какой необычный оттенок. Не синий, не голубой. В лесу он видел не раз мелкие цветочки, как же они называются? Кажется, барвинок. Такие же яркие и дерзкие.

Как странно все получилось: несколько недель он наблюдал за ней из окна библиотеки, думал о загадочной незнакомке, и вдруг она неожиданно оказалась совсем близко. На краткий, слишком краткий миг их тела соприкоснулись, и вот она смотрит недоверчиво и явно подозревает его в низменных намерениях. Тристан чуть высокомерно вздернул бровь и сказал:

— Мы с друзьями хотим иметь место для встреч. Позвольте заверить, что в наши планы не входят недостойные, низменные или… — Он хотел сказать «неприемлемые с точки зрения морали», но потом вспомнил законодательниц светского общества, этих гарпий, от чьих хищных взоров они собирались скрываться именно в этом доме, и закончил по-другому: — …Даже у самого благочестивого человека не будет повода упрекнуть нас в чем-либо.

— Я думала, для этого у джентльменов существуют клубы. И их великое множество всего в паре кварталов отсюда, на Мейфэр.

— Вы правы. Но мы ценим уединение. — Не мог же он объяснить этой настойчивой особе цель создания клуба «Бастион». — Скажите, люди, которые пытались купить дом вашего дядюшки, были очень настойчивы?

— Чересчур. — Видно было, что воспоминание неприятно для нее. — Они, вернее, их агент, превратились в сущее наказание для нас.

— То есть все переговоры велись только через агента?

— Да, но и Столмора было более чем достаточно.

— Что вы хотите этим сказать?

Девушка медлила с ответом, и Тристан добавил:

— Столмор оформлял для нас бумаги при покупке этого дома, и сейчас я как раз направляюсь к нему. Признаться, он не произвел на меня впечатления навязчивого человека.

— Думаю, он не всегда ведет себя так беспардонно, иначе вряд ли долго продержался бы в качестве агента по продаже недвижимости, — поморщилась Леонора. — Полагаю, во всем виноваты те, чьи интересы он представлял. Иной раз мне казалось, что Столмор сам тяготится навязанной ему ролью.

— Понимаю… А что вы имели в виду, когда упомянули «другие происшествия»?

Девушка сжала губы, и Тристан догадался, что она сожалеет о вырвавшихся словах и совершенно не горит желанием что бы то ни было рассказывать ему, абсолютно чужому человеку. Тем не менее он просто ждал, глядя ей в глаза и всем своим видом выражая спокойную уверенность в намерении получить ответ. Такая тактика действовала на многих, и через несколько секунд она ответила:

— Кто-то пытался вломиться в дом. Дважды.

— Это случилось после того, как вы отказались продать его?

— Столмор признал поражение и оставил нас в покое, а через неделю произошел первый случай.

Словно угадав его мысли, девушка добавила:

— Честно сказать, нет никаких доказательств, что попытки взлома связаны с нашим нежеланием продать дом. Я рассуждала так: если дом пытались купить вы, то за взломом стоит кто-то другой и события не связаны между собой.

Он кивнул, признавая логичность ее умозаключений и раздумывая, что именно она от него утаила. Может, проявить настойчивость и выяснить, что заставило эту утонченную леди презреть условности и налететь на незнакомца с вопросами? Заметив, что девушка беспокойно поглядывает в сторону дома, Тристан решил не торопить события и, вложив в улыбку побольше мужского обаяния, сказал:

5
{"b":"18120","o":1}