ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Империя из песка
Рожденный бежать
Темные воды
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Азазель
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Десять негритят

— Что вы имеете в виду?

Пейшенс высоко вздернула подбородок.

— Вы отлично знаете, что я имею в виду!

— И все же объясните, — настаивал он.

Какое-то время она всматривалась в его лицо.

— Я бы предпочла, чтобы вы проводили с Джерардом как можно меньше времени. Вы проявляете к нему интерес только ради того, чтобы что-то доказать мне.

Вейн от удивления выгнул бровь.

— Вы слишком много на себя берете, моя дорогая.

— Вы можете опровергнуть мои слова?

У Вейна на скулах заиграли желваки. Он не смог бы доказать несостоятельность ее выводов, все ее слова большей частью были правдой.

— Я не понимаю одного, — прищурившись, проговорил он. — Почему мои отношения с вашим братом вызывают у вас такую тревогу? Я думал, что вы будете рады тому, что кто-то поможет ему расширить кругозор.

— Я бы порадовалась, — отрезала Пейшенс. В голове у нее стучало. — Но вы последний, кого я хотела бы видеть его советчиком.

— Почему, черт побери?

В голосе Вейна прозвучали стальные нотки. Это было предупреждение. И Пейшенс услышала его. Она шла по тонкому льду, но не могла вернуться назад, так как зашла уже далеко.

— Я не хочу, чтобы вы руководили Джерардом, забивали его голову всякими идеями, потому что вы джентльмен не того сорта.

— А какого я сорта — в ваших глазах?

Голос Вейна не повысился, напротив, он стал мягче и тише. Пейшенс пробрала дрожь.

— Ваша репутация противоречит вашим рекомендациям.

— А что вам известно о моей репутации? Вы же всю жизнь провели в глуши Дербишира.

Пейшенс, оскорбленная его снисходительным тоном, сказала:

— Вам достаточно войти в комнату, и репутация ваша говорит сама за себя.

Она пренебрежительно взмахнула рукой, и этот жест вызвал у Вейна глухое ворчание:

— Не знаю, о чем вы говорите!..

Пейшенс потеряла самообладание:

— Я говорю о ваших склонностях — к выпивке, женщинам и азартным играм. Поверьте мне, они видны даже человеку с ограниченными умственными способностями! Это все равно что носить перед собой плакат с их перечислением! — Она руками обвела очертания воображаемого плаката. — Джентльмен-повеса!

Вейн грозно придвинулся к ней.

— Кажется, я предупредил вас о том, что я не джентльмен!

Пейшенс растерялась, недоумевая, как она могла об этом забыть. В настоящий момент он действительно не был джентльменом: выражение лица злое, а взгляд острый, как клинок. Даже отлично сшитый сюртук стал походить на латы. И из голоса исчезла мягкость. Полностью.

Сжав руки в кулаки, Пейшенс набрала в грудь побольше воздуха.

— Я не желаю, чтобы Джерард походил на вас. Я не желаю, чтобы вы… — Несмотря на все усилия, инстинкт самосохранения одержал в ней верх и приморозил ее язычок к нёбу.

Вейн едва не трясся, пытаясь взять себя в руки. Как бы со стороны он услышал собственное шипение:

— Испортил его?

— Я этого не говорила, — промолвила Пейшенс.

— Не надо фехтовать со мной, мисс Деббингтон, иначе я проткну вас шпагой, — медленно процедил Вейн сквозь стиснутые зубы. — Давайте проверим, правильно ли я понял вас. Вы считаете, что я остался в Беллами-Холле по той простой причине, что решил приударить за вами; что я подружился с вашим братом исключительно ради того, чтобы осуществить свои намерения в отношении вас; и что из-за своего характера я неподходящая компания для несовершеннолетнего. Я ничего не забыл?

Пейшенс, вытянувшись как струна, отважно встретила его взгляд:

— Ничего!

Вейн почувствовал, что теряет над собой контроль, что вожжи выскальзывают из его рук. Он до боли стиснул зубы и сжал кулаки. Все его мышцы затвердели как камень.

У всех Кинстеров был темперамент, который в обычной ситуации делал своего владельца похожим на сытого, мурлычущего кота, но в некоторых случаях — если кто-нибудь наносил удар — превращал его в рычащего хищника. На мгновение взгляд Вейна затуманился.

Справившись с приступом гнева, он глубоко вздохнул и, повернувшись, заставил себя оглядеть комнату.

— Если бы вы были мужчиной, моя дорогая, то уже корчились бы от боли на полу, — четко проговаривая каждое слово, произнес он.

После секундной паузы Пейшенс заявила:

— Даже вы не ударили бы даму.

Это «даже вы» опять вывело его из себя. Он медленно повернул голову, поймал взгляд ее огромных карих глаз и вздернул бровь. У него чесались руки отшлепать ее. Даже горели. Было мгновение, когда он едва не поддался этому порыву, по глазам Пейшенс поняв, что она догадалась о его намерениях. Но остановило его не это, а мысль о Минни, поэтому он решил не применять столь кардинальное средство, дабы разъяснить мисс Пейшенс Деббингтон опрометчивость ее высказываний. Маловероятно, что Минни, при всей своей любви к нему, отнесется к его действиям снисходительно.

Вейн прищурился и очень ласково проговорил:

— Мисс Деббингтон, я хочу сказать вам только одно. Вы ошибаетесь — по всем пунктам.

И ушел прочь.

Пейшенс смотрела, как он решительным шагом, не глядя по сторонам, пересекает комнату. В его походке не осталось ни следа его обычной ленивой грации. В каждом его движении, в широком развороте плеч ощущались и сдерживаемая мощь, и буйный темперамент, и рвущаяся наружу ярость. Он открыл дверь и, даже не кивнув Минни, вышел. Дверь со стуком захлопнулась.

Пейшенс нахмурилась. Боль беспощадно раскалывала голову. Она чувствовала себя опустошенной и — да! — хладнокровной. Как будто она только что сделала что-то плохое. Как будто она только что совершила ужасную ошибку. Но ведь она ничего не совершала, не так ли?

Утро было серым и дождливым. Проснувшись, Пейшенс одним глазом посмотрела в окно и увидела унылый пейзаж. Застонав, она с головой спряталась под одеяло. Она почувствовала, как на кровать запрыгнула Мист. Устроившись у хозяйки под боком, кошка замурлыкала.

Пейшенс уткнулась лицом в подушку. Такое утро следовало бы отменить!

Час спустя она все же выбралась из уютной постели. Ежась от холода, оделась и с явной неохотой отправилась в столовую. Надо поесть, к тому же трусость не является достаточно веской причиной для того, чтобы создавать прислуга лишние проблемы, требуя завтрак в комнату. Часы на лестнице показывали почти десять часов. Наверное, все уже позавтракали и разошлись и ей ничто не грозит.

Но войдя в столовую, она увидела, что ошиблась. За столом присутствовали все джентльмены. Они встали, приветствуя ее, и она милостиво кивнула. Генри и Эдмонд улыбнулись ей. Вейн, сидевший во главе стола, казался спокойным. Ни единый мускул на его лице не дрогнул. И только холодный взгляд его серых глаз следовал за ней.

Джерард, естественно, был само радушие. Пейшенс натянуто улыбнулась и, с трудом переставляя ноги, направилась к серванту. Немного успокоившись, пока накладывала себе еду, она села рядом с братом и пожалела о том, что он недостаточно крупного телосложения. Будь у него такие же широкие плечи, как у Вейна, он бы прикрыл ее от его мрачного взгляда. К сожалению, Джерард уже позавтракал и неторопливо пил кофе, лениво развалившись на стуле.

Пейшенс была вся на виду. Она уже хотела попросить его сесть прямо, но вовремя замолчала: у него было слишком игривое настроение, чтобы отказываться от столь удобной позы. В отличие от джентльмена, с которого он брал пример. Тот сидел прямо. Пейшенс посмотрела в тарелку и сосредоточилась на еде. Ничто не отвлекало ее, кроме гнетущего присутствия Вейна.

Мастерс забрал пустые тарелки, и джентльмены начали обсуждать планы на день. Генри посмотрел на Пейшенс.

— Возможно, мисс Деббингтон, если небо прояснится, вас заинтересует небольшая прогулка?

Пейшенс быстро взглянула на небо за окном.

— Слишком слякотно, — заявила она.

Глаза Эдмонда блеснули.

— А как насчет шарад?

Губы Пейшенс превратились в тонкую линию.

— Может, позже.

Она была настроена язвительно. Если они не поостерегутся, она больно ужалит.

15
{"b":"18122","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Как устроена экономика
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Новая ЖЖизнь без трусов
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Сердце бабочки
Проверено мной – всё к лучшему