ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Ледовые странники
Призрачная будка
Сын лекаря. Переселение народов
Зеркало, зеркало
Свой, чужой, родной
Рой
Бумажная магия

И вот теперь и уют, и спокойствие разрушил приезд Вейна Кинстера.

В этот момент дверь гостиной отворилась, и Пейшенс, а также миссис Чедуик и Анджела, повернувшись, увидели входивших мужчин. Впереди шел Уиттиком Колби, как всегда надменный. Он сразу же направился к диванчику, на котором сидели Минни и Тиммз. Эдгар и Генерал, вошедшие вслед за ним, будто сговорившись, повернули к камину, где, рассеянно улыбаясь, прилежно трудилась Эдит Суитинс.

Взгляд Пейшенс словно приклеился к двери. На пороге появились Эдмонд и Генри. Пейшенс тихо чертыхнулась и тут же закашлялась, чтобы скрыть свою неосторожность. Проклятый Вейн Кинстер!

Именно в эту секунду он и вошел, а вместе с ним и Джерард.

Миссис Чедуик не солгала: Вейн Кинстер действительно достойный образец элегантности. Его каштановые волосы с несколькими прядями более темного оттенка блестели при свете канделябров и были уложены волнами. В чертах его липа, четких, правильных, чувствовалась сила характера. Казалось, что лоб, нос, подбородок и скулы высечены из камня. Лишь рот, широкий, с тонкими губами, изогнутыми в слабом подобии веселой улыбки, смягчавшей суровость черт, да серые глаза, светившиеся умом и — именно так! — греховностью, делали его похожим на простого смертного. Все остальное, недовольно подумала Пейшенс, и мускулистое тело тоже, могло принадлежать только Богу.

Пейшенс не хотелось видеть, как ладно сидит на его широких плечах серый сюртук из тончайшей шерсти, как выгодно подчеркивают стройность ног лосины. Она не хотела замечать, как изысканно дополняет его наряд белый галстук, умело завязанный простым, но элегантным «бальным» узлом. Что касается его бедер с четко обрисовывающимися мышцами при каждом шаге, так их точно не следовало замечать.

Вейн остановился у порога, Джерард замер рядом с ним. Пейшенс внимательно наблюдала за ними. Вейн что-то сказал с улыбкой и сопроводил свои слова таким элегантным жестом, что она заскрежетала зубами от ярости. Джерард, восторженный, с горящими глазами, засмеялся и что-то весело ответил.

Вейн повернул голову. Его взгляд пересек комнату и встретился со взглядом Пейшенс.

Пейшенс могла бы поклясться, что кто-то ударил ее в солнечное сплетение и лишил возможности дышать. Все еще удерживая ее взгляд, Вейн вскинул бровь. Между ними искрой промелькнул вызов, едва различимый, но в то же время такой четкий, что иначе его понять было нельзя.

Она отвернулась и изобразила на лице сдержанную улыбку, так как к ней приближались Эдмонд и Генри.

— А разве мистер Кинстер не присоединится к нам? — Анджела, не замечая предостерегающего взгляда матери, выглянула из-за Генри и посмотрела на беседовавших Вейна и Джерарда. — Уверена, он с большим удовольствием поговорит с нами, чем с Джерардом.

Пейшенс прикусила губу. Предположение Анджелы вызывало у нее сомнения, однако она очень боялась, что девушка добьется своего, и на мгновение почти поверила в это: Вейн что-то сказал Джерарду и ушел. Только не в ту сторону, куда хотелось Анджеле, а к Минни.

И вместо него к ним присоединился Джерард.

Скрыв облегчение и старательно отводя взгляд от диванчика, Пейшенс приветствовала брата спокойной улыбкой. Джерард и Эдмонд с энтузиазмом принялись обсуждать сюжет следующей сцены для мелодрамы Эдмонда — это была их обычная забава. Генри, одним глазом следя за Пейшенс, предпринял слишком явную попытку воодушевить их, но сделал это снисходительно. Его отношение, а также излишне горящий взгляд, как всегда, раздражали Пейшенс.

Анджела, естественно, надулась, что отнюдь не красило ее. Миссис Чедуик, привыкшая к глупым выходкам своей дочери, вздохнула и сдалась. Она взяла ее за руку и, придав своему лицу восторженное выражение, направилась к группе, сидящей вокруг диванчика.

Пейшенс предпочла остаться там, где сидела, несмотря на пылкий взгляд Генри.

Пятнадцать минут спустя вкатили столик, сервированный для чая. Продолжая что-то говорить, Минни разлила чай. Краешком глаза Пейшенс заметила, что Вейн Кинстер дружески беседует с миссис Чедуик. Анджела, которую большей частью игнорировали, готовилась снова надуться. Тиммз подняла голову и высказала какое-то замечание, вызвавшее у всех смех. Пейшенс обратила внимание на то, что мудрая компаньонка ее тетки ласково улыбается Вейну. Из всех дам, окруживших диванчик, только Элис Колби сохраняла бесстрастный вид. Но по мнению Пейшенс, Элис была напряжена сильнее, чем всегда. Казалось, она сдерживает свое осуждение титаническим усилием воли. Предмет же ее ярости смотрел на нее как на пустое место.

Хмыкнув, Пейшенс прислушалась к словам брата, который разглагольствовал насчет «освещения» руин. Без сомнения, это более безопасная тема, чем все то, что вызывает взрывы смеха в группе вокруг диванчика.

— Генри!

Генри повернулся на зов миссис Чедуик, затем кивнул Пейшенс:

— Прошу простить меня, дорогая, я скоро вернусь. — Он посмотрел на Джерарда. — Жаль, что не услышу искрящегося описания ваших сцен.

Зная, что ни Джерард, ни Эдмонд с его драмой не вызывают у Генри ни малейшего интереса, Пейшенс лишь холодно улыбнулась ему.

— Я склоняюсь к тому, чтобы в, этой сцене арка была на заднем плане, — нахмурился Джерард, четко представляя место действия. — Так пропорции лучше.

— Нет, нет, — возразил Эдмонд. — Действие должно происходить в галерее. — Он посмотрел поверх головы Пейшенс. — Эй, нас тоже приглашают?

— Естественно.

Это единственное слово, произнесенное глухим, как рокот урагана, голосом, отозвалось в ушах Пейшенс похоронным звоном. Она резко повернулась.

Вейн, с чашками в обеих руках, улыбнулся Эдмонду и Джерарду и кивнул в сторону чайного столика:

— Требуется ваше присутствие.

— Иду! — Радостно улыбнувшись, Эдмонд потрусил к диванчику. Джерард не колеблясь последовал за ним, оставив Пейшенс на крохотном островке в углу гостиной наедине с человеком, которого ей безумно хотелось послать ко всем чертям.

— Спасибо. — Она кивнула, с трудом двигая задеревеневшей шеей, и, спокойно приняв у Вейна чашку, сделала крохотный глоток. Она не могла не заметить, как умело он изолировал ее, отрезал от всех остальных. Она сразу почувствовала в нем хищника и теперь убедилась, что он именно таков. Отныне она будет ежеминутно помнить об этом. И обо всем остальном.

Почувствовав на себе его взгляд, Пейшенс решительно подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.

— Минни говорила, что вы, мистер Кинстер, едете в Лемингтон. Полагаю, вас очень обрадует, если дождь прекратится.

Его красивые губы слегка разомкнулись.

— Очень обрадует, мисс Деббингтон.

От его голоса, такого рокочущего, Пейшенс было не по себе.

— Однако, — добавил он, — вам не следует недооценивать здешнее общество. Я уже успел заметить, что у вас тут совсем не скучно. Уверен, мое незапланированное пребывание здесь ни в коем случае нельзя назвать пустой тратой времени.

Пейшенс широко распахнула глаза.

— Вы заинтриговали меня, сэр. Я бы никогда не подумала, что в Беллами-Холле происходят события, достойные внимания джентльмена ваших… склонностей. Молю вас, просветите меня.

Вейн спокойно выдержал ее вызывающий взгляд. Он отпил чаю, поставил чашку на блюдце и вплотную приблизился к Пейшенс, отгородив ее от остальных.

— А вдруг я ярый поклонник доморощенных актеров?

Хотя Пейшенс изо всех сил старалась казаться невозмутимой, губы ее дернулись в слабой улыбке.

— Да, и свиньи могут летать, — ответила она и тоже отпила из чашки.

Ее ответ не отбил у Вейна желания продолжить свою неторопливую охоту. Он медленно кружил вокруг жертвы, взглядом лаская ее стройную шейку.

— Потом еще ваш брат. — Пейшенс мгновенно насторожилась и стала похожей на прямую, как палка, Элис Колби. — Скажите, — проговорил Вейн, прежде чем она успела осадить его, — какими своими действиями он вызвал осуждение не только Уиттикома и Генерала, но и Эдгара и Генри?

Ответ, четкий, но с оттенком горечи, последовал мгновенно:

6
{"b":"18122","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как курица лапой
Анатомия скандала
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Мои живописцы
Опасное увлечение
На струне
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Как научиться выступать на публике за 7 дней