ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена по почтовому каталогу
Синдром зверя
Посею нежность – взойдет любовь
Секреты вечной молодости
Сюрприз под медным тазом
Блюз перерождений
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Я супермама

— О?

— Кто-то очистил несколько плит. В одну из них вбито железное кольцо — это лаз. Но самое интересное в том, что в последнее время плиту никто не поднимал. В детстве мы с Девилом однажды подняли ее, но подвал оказался засыпан. Под плитой ничего нет, даже ямки, в которой можно было бы что-нибудь спрятать. Так что это ничего не объясняет, во всяком случае, почему Джерарда ударили по голове.

— Гм, — сосредоточенно проговорила Пейшенс, — я спрошу его, не вспомнил ли он что-нибудь еще.

— К сожалению, нам так и не удалось разгадать эту тайну. Загадка, куда делись украденные вещи, в том числе и жемчуг Минни, усложняется с каждым днем.

Пейшенс пожала его руку — просто из сочувствия, ей захотелось утешить его.

— Мы не должны терять надежду. Мы все время должны быть настороже. Что-то произойдет. — Она повернулась к Вейну. — Обязательно.

С этим трудно было спорить. Вейн накрыл рукой ее пальчики. Несколько минут они шли молча, а потом Вейн спросил:

— Тебе хочется пойти на бал, который устраивает Онория?

— Конечно, — ответила Пейшенс. — Я понимаю, что ее приглашение — большая честь. Ты же видишь, миссис Чедуик и Анджела сгорают от нетерпения. Могу только надеяться на то, что благоговейный трепет немного утихомирит Генри. На Эдмонда бал не произведет никакого впечатления. Уверена, он пойдет, но сомневаюсь, что даже герцогскому балу под силу пробить его самоуверенность.

Вейн подумал, что нужно рассказать об этом Онории.

— А ты там будешь? — помолчав, спросила Пейшенс.

— Когда Онория бросает клич, мы все должны присутствовать.

— Вы?

— Она же герцогиня. — Видя, что Пейшенс все еще озадачена, Вейн добавил: — Ведь Девил — глава семьи.

Пейшенс устремила взгляд вдаль и произнесла тихое «О!», но ее лицо так и осталось недоуменным.

Вейн усмехнулся.

— В карете с Онорией были две дамы. Кажется, они тоже из Кинстеров.

— Как они выглядели? — спросил Вейн.

— Обе пожилые. Одна темноволосая и говорит с французским акцентом. Ее представили как вдовствующую герцогиню.

— Элена, вдовствующая герцогиня Сент-Ивз, мать Девила. — И его вторая крестная.

— У другой каштановые волосы, она высокая и очень высокомерная. Леди Горация Кинстер.

Лицо Вейна стало мрачным.

— Моя мать.

— О! — посмотрела на него Пейшенс. — Но твоя мать и вдовствующая герцогиня были… очень добры. — Она опять отвернулась. — Я не поняла. Все три дамы, кажется, очень близки.

— Так и есть, — смиренным голосом ответил Вейн. — Очень близки. Все члены семьи очень близки.

Пейшенс произнесла очередное «О!».

Вейн всматривался в ее профиль и думал, какое мнение сложилось у нее о его матери. И у матери — о ней. Вопрос этот интересовал его вовсе не потому, что он ждал какого-то сопротивления со стороны матери. Она бы приняла его избранницу с распростертыми объятиями, открыла бы ей все тайны и завалила кучей полезных советов. Это было нормальным явлением для клана Кинстеров.

Вейн был уверен, что в Пейшенс живет глубокая потребность быть частью семьи. Именно в этом и была сущность ее проблемы. Значит, теперь ясна цель, на которую он должен направить свои усилия. Ему лишь нужно представить ее своей семье — и от этой проблемы не останется и следа.

Сент-Ивз-Хаус — это то место, где должна оказаться Пейшенс в следующий вторник. Она увидит всех, Кинстеров в естественной обстановке и успокоится.

Увидит и поверит, что семья много для него значит. А потом… Он неосознанно сжал ее руку. Пейшенс удивленно взглянула на него.

И Вейн плотоядно улыбнулся.

— Просто замечтался.

Глава 18

Следующие три дня Пейшенс провела в страшной суматохе. Краткие встречи с Вейном, тайные совещания, отчаянные попытки найти жемчуг Минни. В промежутках она примеряла бальное платье и сопровождала дам на светские мероприятия, чтобы держать их под наблюдением. И все это время она пребывала в приподнятом настроении, жила в ожидании чего-то удивительного.

Она вся светилась — и когда встречалась с Вейном, и когда они переглядывались, и когда чувствовала на себе его страстный взгляд.

Они не прятали друг от друга свою страсть, не скрывали ее. Взаимное желание росло в них с каждым днем, обострялось. Пейшенс не знала, кого в этом винить — Вейна или себя.

Наконец настал знаменательный день. Они поднялись по широкой лестнице Сент-Ивз-Хауса и прошли в ярко освещенный холл. Пейшенс чувствовала, что нервы ее натянуты до предела. Она уверяла себя в том, что глупо ожидать чего-то значительного от этого вечера. Это всего лишь семейный прием, экспромт — ведь именно так говорила ей Онория.

Нет никаких причин ждать чего-то. Да и неразумно все это.

— А вот и вы! — Онория, прекрасная в платье из багрового шелка, оживленно приветствовала своих гостей. При виде Пейшенс она буквально вцепилась в нее. Кивнув Минни, Тиммз и остальным, грациозно взмахнула рукой, приглашая их в зал, но Пейшенс от себя не отпустила. — Я должна познакомить вас с Девилом.

И направилась к высокому черноволосому джентльмену, одетому в черный костюм. Он беседовал с двумя матронами.

— Девил, — ткнула его под локоть Онория, — мой муж. Герцог Сент-Ивз.

Мужчина повернулся, посмотрел на Пейшенс и бросил на жену вопросительный взгляд.

— Пейшенс Деббингтон, — объявила Онория. — Племянница Минни.

Девил улыбнулся — сначала жене, потом Пейшенс.

— Рад познакомиться с вами, мисс Деббингтон. — Он отвесил ей изящный поклон. — Как я слышал, вы недавно приехали из Беллами-Холла. Кажется, Вейн, против наших ожиданий, совсем не скучал там.

Звук его низкого, очень знакомого голоса завораживал Пейшенс. В том, что Вейн и Девил братья, не было ни малейшего сомнения: те же аристократические черты, та же вызывающая форма носа и линия подбородка. Различие было только в цвете волос и глаз: у Вейна волосы были золотисто-каштановые, а глаза серые. У Девила шевелюра казалась иссиня-черной, а глаза были бледно-зеленые. Конечно, можно было найти и другие различия, однако общие черты доминировали. Братья были одинакового роста, телосложения, и, что самое удивительное, у обоих во взгляде таилась насмешка, а губы беспрестанно складывались в пренебрежительную усмешку. Прямо-таки волки в человечьем облике.

— Как поживаете, ваша светлость? — Пейшенс протянула руку и обязательно присела бы в глубоком реверансе, как того требовали условности, если бы Девил не помешал ей.

— Не «ваша светлость». — Он улыбнулся, поцеловал ей руку, и Пейшенс ощутила всю гипнотическую силу его взгляда. — Зовите меня Девилом, как и все.

Что ж, неудивительно, решила Пейшенс и улыбнулась ему в ответ.

— Вон Луиза, я должна поговорить с ней. — Онория повернулась к Пейшенс: — Я найду вас позже. — И она, шурша юбками, заспешила к двери.

Усмехнувшись, Девил внимательно оглядел Пейшенс с ног до головы.

— Минни спрашивает о тебе. — Подойдя к ним, Вейн поклонился Пейшенс и опять обратился к Девилу: — Ей хочется оживить в памяти самые выдающиеся наши шалости — скорее твои, чем мои.

Девил сокрушенно вздохнул и посмотрел через зал на Минни, сидевшую на диване в окружении знакомых.

— Как ты думаешь, мне удастся произвести на нее впечатление герцогскими величественными манерами? — Он вопросительно вскинул бровь.

— Попробуй, — ухмыльнулся Вейн. Поклонившись Пейшенс, Девил ушел.

Пейшенс хватило одного взгляда на Вейна, чтобы понять: он очень напряжен. Она тоже оробела.

— Добрый вечер, — сказал он.

И что-то странное промелькнуло в его глазах, выражение лица стало жестким. Он взял ее руку, но не приложился к кончикам затянутых в перчатку пальцев, а перевернул ладонь и, не спуская с нее взгляда, прижался губами к запястью. У нее тут же участился пульс.

— Ты должна встретиться кое с кем, — тихим, похожим на рокот голосом произнес он и положил ее руку к себе на сгиб локтя.

— Привет, кузен. А это кто?

Джентльмен, появившийся перед ними, оказался еще одним Кинстером. У него были светло-каштановые волосы и голубые глаза. Вздохнув, Вейн познакомил с ним Пейшенс, а потом он представлял ей других Кинстеров, которых было бесчисленное множество. Все они были похожи — и одинаково опасны. Высокие, широкоплечие, самоуверенные — и все элегантные. Первого звали Габриэлем, за ним следовали Люцифер, Демон и Скэндал. Пейшенс была ошеломлена и очарована ими. Ей надо было перевести дух и восстановить душевное равновесие. Члены стаи — эта ассоциация мгновенно всплыла в ее сознании — с удивительной легкостью поддразнивали друг друга и одновременно вели с ней светскую беседу. Она без труда отвечала на их шутки, но была осторожна. Разве их прозвища не являются достаточным предостережением? Она крепко держалась за Вейна, сильно сжимая его локоть.

61
{"b":"18122","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
За закрытой дверью
Тамплиер. Предательство Святого престола
Дети мои
День, когда я начала жить
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Всплеск внезапной магии
Цвет. Четвертое измерение
Девочки-мотыльки
Клад тверских бунтарей