ЛитМир - Электронная Библиотека

Ухватив Кит за руки, он привлек ее к себе, и она опустилась на колени. Отбросив, полотенце в сторону, Джек протянул руки и чуть приподнял ее груди — казалось, на каждой его ладони лежало по чудесному экзотическому плоду.

Глаза девушки затуманились. Ей было так хорошо рядом с Джеком… Но вместе с тем ее одолевало какое-то странное беспокойство. Прикосновения Джека волновали и возбуждали, вызывая смутные желания и стремления.

Вот он запустил пальцы в густые волосы Кит и медленно склонился к ее лицу. Затаив дыхание, она смотрела в его сверкающие серые глаза. И вот он уже снова целует ее, упиваясь своей властью над нею. И она отвечает на его поцелуи, наслаждается ими. Смелой, дерзкой, опасной была эта игра, и оба знали об этом. Они чувствовали, что играют с огнем.

Забыв обо всем на свете, Кит хотела лишь одного — бесконечно целовать Джека. В нем же вспыхнуло страстное желание, разгоравшееся с каждой секундой. Его подруга была так прекрасна… Вся сияющая, такая трепетная, доступная и дерзкая, она сводила его с ума, и Джек чувствовал, что совсем теряет голову. Как колеблющийся цветок под лучами солнца, она влекла и манила его к себе, и он отвечал на ее зов, чувствуя, как все ярче разгорается в нем пламя желания — желания безумного и мучительного.

Джек чуть приподнял ее за плечи, и Кит поднялась на ноги. Стащив с нее мокрые бриджи, он окинул ее восхищенным взглядом, и глаза его сверкнули. Она покорилась, она ждет его — теперь уже он в этом не сомневался. Его руки скользили по ее лодыжкам, по икрам, но коленям и, наконец, замерли на бедрах как бы в нерешительности. Но вот руки Джека чуть раздвинули ноги девушки — и словно тысячи холодных, острых игл пронзили ее тело. Кит до боли закусила губу, с трудом удерживаясь от стона. Но Джек, не в силах остановиться, продолжал мучить ее своими ласками. Припав губами к бедрам девушки, он принялся покрывать их поцелуями, подбираясь все ближе к ее лону. Кит не противилась и лишь с мольбой в голосе повторяла:

— Пусти меня, пусти, пусти…

Закрыв глаза, Кит всецело отдалась ощущениям, вызываемым ласками Джек. Она уже поняла, что ей достался опытный и искусный любовник. Кит задыхалась от желания, комок, подступивший к горлу, душил ее. Девушка едва не вскрикнула в испуге, но встретив пристальный взгляд Джека, немного успокоилась.

Джек же, казалось, не мог от нее оторваться; теперь он, положив ладони на ее ягодицы, стал поглаживать их. Затем, припав губами к лону девушки, легонько провел языком по лепесткам нежной плоти. Кит застонала, едва удерживаясь от крика; ей представилось, как в нее входит отвердевшая плоть Джека, горячая и пульсирующая. Ах, как ей хотелось испытать эти ощущения, с каким нетерпением она ждала этих сладостных мгновений!

Наконец Джек отстранился и, глядя на нее своими стальными глазами, спросил:

— Достаточно?

— Да… Нет… — прошептала она.

Он кивнул, улыбнулся и снова привлек ее к себе. Кит казалось, что она словно растворяется в объятиях Джека, подчиняется его воле. Девушка трепетала при каждом его прикосновении, и прикосновения эти вызывали все новые и новые ощущения, прежде ей неведомые. И вот наконец Кит почувствовала, что уже не сможет противиться воле Джека — он полностью подчинил ее себе. И тотчас же раздался его голос:

— Значит, ты хочешь, чтобы я тобою овладел?

— Да, да, хочу… — тихонько прошептала она.

Губы Джека растянулись в улыбке:

— Не в моих правилах разочаровывать женщин.

В следующее мгновение он подхватил ее на руки и понес к кровати. Пусть кровать эта не так роскошна, как в его замке, пусть на ней нет шелковых простыней — сейчас это не столь уж важно. Откинув покрывало, Джек осторожно опустил девушку на постель.

Кит невольно потянулась к покрывалу, чтобы прикрыть свою бесстыдную наготу, но пристальный взгляд Джека словно загипнотизировал ее, парализовал ее волю. Откинувшись на подушки, она стала смотреть, как он раздевается.

Не отводя от девушки своих сверкающих глаз, он снял башмаки, распустил ремень… и Кит увидела то, что до этого знала только на ошупь. Джек стащил с себя штаны, поднял с пола полотенце и тщательно вытер ноги. Кит смотрела на него во все глаза. Он был красив, как античная статуя. А его восставшая плоть… Девушка почувствовала, что в горле у нее пересохло. Неужели она способна принять в себя это?.. В глазах Кит появился страх, но она тут же успокоилась. В могучей фигуре Джека не было ничего ужасного, ничего животного. И он вовсе не походил на злодея. Кит знала: он не заставит ее страдать. Она любовалась атлетической фигурой Джека, его широкими плечами и мускулистой грудью. Все его тело было покрыто шрамами, а один рубец, у левого колена, казался особенно глубоким.

Опустившись на кровать рядом с девушкой, Джек снова принялся ее целовать, а она отвечала на поцелуи. Забыв обо всем на свете, Кит упивалась его ласками и все крепче прижималась к мускулистому телу Джека. Минута проходила за минутой, а они все ласкали друг друга, и отблески пламени, ярко пылавшего в камине, освещали их обнаженные тела. Целуя Кит, Джек наслаждался сладостью ее губ, наслаждался ее страстью, так долго дремавшей в ней и наконец проснувшейся. Он знал, что его юная любовница никогда не забудет эту ночь, эту постель, эти ласки. Лаская Кит, он чувствовал, что каждое его прикосновение все больше ее распаляет.

Не выдержав, Кит громко застонала и, вытянувшись на постели, свела вместе ноги. Заглянув в ее глаза, Джек понял, что добился желаемого — его изощренные ласки доводили Кит до безумия.

Наконец Джек прижался к ней всем телом, и Кит тихонько вскрикнула — прежде она не испытывала такого чудесного ощущения. Подстегиваемая любопытством, девушка потерлась бедрами о восставшую мужскую плоть, и почувствовала, как жесткие завитки волос коснулись ее шелковистой кожи.

Внезапно Джек прервал свои ласки и замер, словно в нерешительности. И Кит поняла: теперь настал ее черед, она будет познавать, исследовать это мускулистое мужское тело. Она сделала свой выбор, приняла решение и теперь не собиралась отступать. Она должна выпить эту сладкую чашу до дна — пусть даже потом ей придется пожалеть об этом!

Чуть приподнявшись, Кит провела ладонями по мускулистой груди Джека, по его плечам. Какие крепкие у него мускулы! Она заглянула ему в лицо. Глаза Джека были закрыты, зубы крепко сжаты, но было очевидно, что он наслаждается ее ласками. Руки Кит скользнули ниже, и она заметила, что на скулах Джека заиграли желваки. Это польстило ее женскому самолюбию. Собравшись с духом, Кит осторожно взяла его набухшую плоть обеими руками и почувствовала на своих пальцах капельку влаги.

Джек в конце концов не выдержал. Сгорая в огне желания, он привлек Кит к себе и крепко прижался к ней всем телом, предвкушая наслаждение. В эти мгновения ему казалось, что если сейчас он не овладеет ею, не насладится ее прекрасным телом, то она будет навсегда для него потеряна.

Джек все крепче прижимался к девушке, одновременно поглаживая пальцами ее лоно: Кит стонала, трепетала, наслаждаясь этими прикосновениями. Когда же пальцы Джека скользнули глубже, она вскрикнула в безумном восторге, предвкушая еще большее наслаждение. Но тут Джек, чуть отстранившись, убрал руку, и из груди Кит вырвался вздох разочарования. Она сейчас отдала бы все на свете — только бы продолжались эти чудесные мгновения. Но вот Джек решительно раздвинул ее ноги и придавил к постели всем своим весом. И Кит тотчас же почувствовала осторожный толчок.

Ах, как долго она этого ждала! Девушка застонала и попыталась еще шире раздвинуть ноги.

Безумная страсть овладела Джеком, затуманила его разум, но все же кое-что его насторожило. Ее женская плоть противилась вторжению! Джек резко отстранился и глубоко вздохнул, явно озадаченный. Нет, не может быть, ему просто показалось… Он нахмурился, а его рыжеволосая любовница застонала в нетерпении. И тотчас же все сомнения показались Джеку нелепыми. Женщина, столь явно выказывающая свое нетерпение, женщина, сама возбуждающая его, когда он слишком сдержан в ласках, — такая не может быть девственницей!

34
{"b":"18123","o":1}