ЛитМир - Электронная Библиотека

Ни один человек, даже Эми, не рассказывал ей о лихорадке, терзающей человеческую плоть, и о жуткой пустоте, что появляется в страждущей душе. Кит безумно хотела снова обрести покой и безмятежность, но ее плоть стремилась к огню, к пламени страсти. Она почувствовала жар этого пламени уже в первую ночь, проведенную в лесном домике. Кит старалась не обращать внимания на зов плоти, забыть про него, но события последней ночи, проведенной у Джека, вынудили ее признать: она не в силах отказаться от его жарких ласк.

Тут Делия стала беспокоиться, и Кит, насторожившись, осмотрела берег, взглянула на море. Однако ничего подозрительного не заметила. Она собиралась поговорить с Джеком о шпионах, когда пришла в себя после любовных утех на столе. Но капитан тотчас же отнес ее на кровать, а потом… потом было уже поздно. Та ночь превратилась в оргию разврата; правда, Кит не могла отрицать: она провела тогда с Джеком восхитительные, ни с чем не сравнимые часы. Но как ей теперь себя вести? Она могла бы оставить все как есть, но разумно ли подчиняться всю жизнь голосу страсти?

Ее мучило подозрение, что Джек решил просто позабавиться с ней той ночью и осуществил задуманное, как часть некоего дьявольского плана. На рассвете он помог ей одеться, лишая ее уверенности каждым своим прикосновением, и рассказал о предстоящей поездке за товаром.

Вернувшись домой, Кит весь день думала о произошедшем. Вечером легла спать пораньше, но полночи ворочалась с боку на бок. И все время задавала себе один и тот же вопрос: а может, он намеренно распалял ее? Тут Кит увидела широкие плечи своего любовника и вздрогнула от неожиданности. Джек скакал к ней; с ним были и его постоянные спутники, Джордж и Мэтью. Стальные глаза капитана пристально смотрели на нее, и он, как обычно, самодовольно улыбался. Джек спешился, чтобы поговорить с Кит, а Мэтью с Джорджем поскакали к контрабандистам, собравшимся у берега.

— Что я должна делать сегодня? — спросила Кит, имея в виду переправку товара.

Джек истолковал ее вопрос по-своему и очень внимательно посмотрел на нее. Даже сейчас, когда он был занят совсем другими делами, он чувствовал влечение к девчонке. Ее хрипловатый голосок, ее столь откровенный вопрос — это ужасно возбуждало. Но он сумел совладать с собой, и его губы растянулись в дьявольской улыбке.

— Я обдумаю твое предложение в самое ближайшее время. И сообщу тебе о моем решении в лесном домике.

Кит прикусила язычок, хотя ей очень хотелось ответить этому наглецу.

— Но сейчас, — продолжал Джек, внезапно оживляясь, — я хочу, чтобы ты наблюдала за обстановкой. Можешь смотреть с любой скалы, откуда тебе понравится. Ты ведь все равно мне не подчиняешься.

Кит вскочила в седло, но вдруг почувствовала на своем бедре руку Джека. Когда же ладонь его коснулась ее ягодиц, она вздрогнула и стиснула зубы. И тотчас же, хлестнув лошадь, поскакала к скалам. Если бы Кит дала волю своему гневу, контрабандисты сразу же поняли бы, что собой представляет «мальчишка Кит».

Только оказавшись на скале, девушка перевела дух, выбрала площадку для наблюдения и спешилась. Этот заносчивый капитан Джек надолго испортил ей настроение. Не в силах устоять на месте, Кит принялась расхаживать туда и обратно, то и дело поглядывая в сторону берега. Ах, как же она разозлилась!

«Но как он посмел?» — спрашивала себя Кит. И при этом прекрасно понимала: посмел, потому что она не способна долго противиться его напору, его страсти. Черт бы побрал эти пронзительные стальные глаза! Если бы ей не нужно было узнать правду про шпионов, она бы ни за что не приблизилась к этому несносному капитану Джеку ближе чем на милю. Но Кит уже обдумала сложившуюся ситуацию и решила: ей придется оставаться в шайке, другого выхода у нее нет.

Однако Кит не могла не признать, что ей приятны ласки Джека. И она ужасно этого стыдилась. Проклятый контрабандист! Если он задался целью соблазнить ее, сделать своей любовницей, если он намеренно ее распалял, то ему это неплохо удавалось. Он медленно, но неуклонно разжигал пламя ее страсти, открывал ей тайны чувственного наслаждения. Кит усмехнулась и отбросила ногой камешек.

Он слишком уверен в себе. И он слишком уверен в ней, этот проклятый капитан Джек!

Контрабандисты тем временем разгружали лодки с товаром, и все происходило как обычно. Кит поглядывала на берег и размышляла. Лесной домик Джека находится на землях лорда Хендона. И именно Хендон послал сообразительного сержанта Озборна патрулировать побережье в районе Шерингама, а глуповатому сержанту Тонкину отдал участок от Ханстентона до Линна, то есть место, где промышляли ханстентонские контрабандисты. Неужели это просто совпадение?

Кит усмехнулась. Ей пришло на ум лишь одно: что лорд Хендон, как и все местные аристократы, относился к контрабандистам весьма снисходительно. Но шпионы — это не контрабандисты, тут все гораздо серьезнее. Скорее всего Хендон не знал, что Джек переправлял французских шпионов.

Вскоре нагруженные товаром пони двинулись в путь. Кит взяла Делию под уздцы и отвела кобылу под деревья, окаймлявшие ближайшее поле. Она дождалась, когда на тропинке появится серый жеребец, а потом, вскочив в седло, во весь опор понеслась в Кранмер-Холл.

Вскоре из темноты выплыли очертания знакомых построек. Кит радостно улыбнулась, пришпорила кобылу, и та, с легкостью перемахнув через изгородь, поскакала через выгон к конюшне.

Как хорошо дома! Хоть один раз ей удалось ускользнуть от Джека. Кит знала, что за все удовольствия нужно платить. Что ж, если ей придется расплатиться бессонницей за бегство от капитана, то это небольшая цена.

Пусть самодовольный капитан Джек проведет эту ночь в одиночестве.

Воскресное утро девушка провела в церкви. Затем, пообедав с дедушкой, потихоньку выскользнула во двор, вывела Делию из конюшни и поскакала к лесному домику Джека. Было еще светло, и, как в прошлый раз, Кит затаилась перед самым домом под раскидистыми кронами деревьев. Девушка испытывала какое-то смутное беспокойство и почти не надеялась на успех переговоров с капитаном. Она то и дело поглядывала на дверь. Интересно, есть ли кто-нибудь в доме?

Кит понимала: если она будет ждать слишком долго, то Фаворит почует кобылу и заржет. И тогда она не сможет появиться перед Джеком неожиданно. Кроме того, с каждой минутой ее все больше одолевали сомнения, еше немного — и она уедет домой.

Выехав из-под деревьев, девушка спешилась и повела Делию в конюшню. Серая грива огромного жеребца сразу бросилась ей в глаза. Значит, Джек дома. Она остановилась, не зная, радоваться ей или огорчаться. Жеребец потянулся к вороной кобыле, и Кит поставила Делию в соседнее стойло. Привязав лошадь, она замешкалась, не зная, расседлывать ее или нет. В конце концов сняла с Делии седло, обнаружив тем самым свои тайные желания, и принялась чистить кобылу, настороженно прислушиваясь ко всем подозрительным шорохам.

Кит знала, зачем она сюда приехала. Ей хотелось наладить с Джеком отношения, поговорить с ним по душам и, если удастся, убедить его не оказывать больше помощь шпионам. Внутренний голос поддразнивал ее, но Кит его не слушала. Возможно, она приехала сюда и по другой причине, но не хотела в этом признаваться. Ее нервы были на пределе, она еще никогда так не волновалась. Даже когда дедушка усадил ее, десятилетнюю девочку, в седло, ее сердце не трепетало так, как сейчас. Как только она начинала обдумывать предстоящий разговор с Джеком, ее начинало трясти, точно в лихорадке.

Как-то он встретит ее на этот раз?

Кит уже выходила из конюшни, но вдруг остановилась, охваченная мучительными сомнениями. Она повернулась и пошла в стойло, чтобы надеть на Делию седло, но тут подумала о своем важном деле. Нет, она не могла уехать, зная, что на побережье высаживаются французские шпионы. Кит вздохнула и решительно направилась к дому.

Взявшись за ручку двери, опять остановилась. У нее вдруг возникло ощущение, что она идет в логово кровожадного хищного зверя — зверя со стальными глазами. Ручка неприятно холодила руку. Еще мгновение — и она войдет к нему. Но где же ее поджидает настоящая опасность — в доме Джека? Или ей нужно бояться своего влечения к этому человеку?

39
{"b":"18123","o":1}