ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек и Джордж осторожно приблизились и увидели обширную поляну, на противоположном конце которой находился заброшенный туннель. Около туннеля стояла вороная кобыла, настороженно поводившая ушами. У ног кобылы лежало неподвижно распростершееся на земле тело.

— Так вот ты где! — закричал Тонкин, подбегая к туннелю.

Делия отпрянула в сторону, и сержант цыкнул на норовистое животное. Низко склонившись над Кит, Тонкин снял с ее головы шляпу, отшвырнул в сторону и увидел бледное лицо девушки, освещенное лунным светом, и рыжие волосы, рассыпавшиеся по траве.

— Черт возьми… — пробормотал сержант в крайней растерянности.

В ту же секунду Тонкин повалился на землю; сержант так и не успел сообразить, что же произошло. Джек сумел подкрасться без единого шороха и оглушил незадачливого преследователя, ударив его по голове рукояткой пистолета.

Оттолкнув сержанта в сторону, капитан опустился на колени рядом с Кит. Он протянул к шее девушки трясущуюся руку, пытаясь нащупать ее пульс. Слава Богу, синяя жилка пульсировала. У Джека отлегло от сердца; он закрыл глаза и только теперь понял, как боялся потерять ее. Когда капитан вновь открыл глаза, он увидел Джорджа, склонившегося над девушкой — она лежала, уткнувшись одной щекой в землю. Друзья осторожно перевернули раненую на спину.

— О Господи! — неожиданно воскликнул Джордж.

Блуза Кит была обильно пропитана кровью, а рана на ее плече еще кровоточила.

Джек стиснул зубы; лицо его словно окаменело. Но сейчас нужно было действовать, и капитан все же взял себя в руки. Ему довольно часто приходилось оказывать первую помощь раненым, и сейчас он не растерялся. Джек осторожно распахнул куртку Кит и разорвал вокруг раны блузу. Рана оказалась серьезной, но не смертельной — глубоко в плече засела пуля. Джек повернулся и позвал Мэтью.

— Немедленно поезжай за доктором Трашборном. Разыщи его, где бы он ни был, хоть из-под земли вытащи, но привези в Кранмер-Холл. И чем быстрее, тем лучше.

Мэтью кивнул и побежал к своей лошади.

Джек разодрал свою рубаху на лоскуты и перевязал рану девушки. Затем перетянул повязку ее шейным платком. Кит уже потеряла так много крови!

— А что теперь? — спросил Джордж.

— Отвезем ее в Кранмер-Холл. Трашборну можно доверять. — Джек поднялся и щелкнул пальцами, подзывая Делию.

Кобыла медленно, словно опасаясь подвоха, приблизилась.

— Придется сказать Спенсеру правду, — добавил Джек.

— Всю правду? А стоит ли?

— Может быть, и не всю. Я скажу ему ровно столько, сколько требуется для того, чтобы все объяснить. — Джек привязал поводья Делии к седлу Фаворита.

— А как быть с сержантом? Он слишком много видел.

Джек бросил взгляд на неподвижного Тонкина.

— Как бы я хотел навсегда от него избавиться! — воскликнул он. — Но ведь его исчезновение вызовет слишком много вопросов. Придется убедить Тонкина, что ему все померещилось.

Джордж промолчал. Он нагнулся и поднял девушку на руки. Джек сел в седло, наклонился, и друг передал ему драгоценную ношу. Капитан осторожно усадил Кит впереди, положил ее голову себе на плечо и с беспокойством посмотрел на Джорджа.

— Поедем вместе в Кранмер-Холл, — сказал он, принужденно улыбаясь. — С тобой я буду чувствовать себя увереннее.

Глава 22

Две мили до Кранмер-Холла показались Джеку невероятно долгим путешествием. Кит так и не приходила в сознание. То, что с ней произошло, мучило капитана, а ее стоны, приди она в себя, стали бы для него настоящей пыткой. Джека все больше терзали угрызения совести, он знал: лишь по его вине она пострадала. Он боялся за свою рыжеволосую кошечку и с отчаянием вглядывался в ее белое, как бумага, лицо.

По крайней мере сейчас он был уверен: Кит его не предала. Если бы Тонкину сообщили, что этой ночью «большая шайка» повезет товар, то на северное побережье прибыл бы целый полк солдат. Сержант же снарядил патрулировать подозрительный участок берега лишь небольшой отряд, и солдаты наткнулись на контрабандистов совершенно случайно.

Вскоре они увидели Кранмер-Холл. Дом окружали раскидистые деревья, и все вокруг дышало покоем и безмятежностью. Джек натянул поводья и остановился перед парадной дверью. Держа девушку на руках, он осторожно опустился на землю. Джордж привязал своего коня к дереву подъездной аллеи, потом взял поводья Фаворита и привязал его рядом.

— Как только я войду в дом, отведи моего жеребца в конюшню. После этого можешь ехать домой, — сказал Джек.

Джордж кивнул.

Джек поднялся по ступенькам и, остановившись перед массивной дубовой дверью, жестом позвал приятеля. Когда Джордж подошел, капитан, кивнув на увесистый дверной молоток, попросил:

— Разбуди их.

Джордж немного помедлил. А потом принялся колотить в дверь изо всех сил. Послышался скрежет отодвигаемых засовов, и дверь открылась. Джордж отошел в сторону, и Джек решительно переступил порог со своей драгоценной ношей на руках.

— С вашей хозяйкой произошел несчастный случай. — Джек оглядел испуганных слуг и остановил взгляд на представительном мужчине в летах, решив, что это — дворецкий — я лорд Хендон. Немедленно разбуди лорда Кранмера и передай ему, что его внучка ранена. Я ему все объясню, как только отнесу мисс наверх. Где ее комната? — Джек уверенно направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Прежде чем начать подниматься, он обернулся к дворецкому. Тот учтиво поклонился и проговорил:

— Да, милорд. Генри проведет вас в комнату мисс Кранмер. Я сейчас же разбужу ее горничную.

Джек кивнул, немало обрадованный тем, что ему не придется самому разговаривать с перепуганными слугами, и сказал:

— Я послал за доктором Трашборном. Он скоро приедет.

Джек стал подниматься по ступенькам. Впереди шел Генри с зажженной свечой и показывал ему дорогу.

— Очень хорошо, милорд! — крикнул вдогонку Дженкинс. — Я пошлю кого-нибудь из слуг встретить его. Сейчас я доложу обо всем лорду Кранмеру.

Джек кивнул и свернул следом за Генри в длинный темный коридор. В самом его конце слуга остановился и распахнул дверь. Блуза девушки пропиталась липкой влагой; Джек чувствовал ее сладковатый запах, он знал: это кровь. Какие бы страсти ни бушевали сейчас в душе лорда Хендона, лицо его оставалось невозмутимым, а ум не утратил способности принимать быстрые решения. Увидев в глубине комнаты камин, он распорядился:

— Как можно скорее разведи огонь.

— Да, милорд. — Генри бросился выполнять распоряжение.

Джек подошел к кровати с пологом. Осторожно положив Кит на белое накрахмаленное покрывало, он поправил подушки у нее под головой и, отойдя в сторону, задумался.

Все случившееся на берегу вновь всплыло в его памяти. Джек побывал на войне, он дважды находился между жизнью и смертью и никогда ничего не боялся, но сейчас страх, леденящий душу страх, сводил его с ума. Бледное личико Кит, прежде такое беловато-розовое и нежное, как лепестки цветущих яблонь, утратило теперь все оттенки розового, сохранив лишь сходство с белой лилией. Мысль о том, что она могла умереть, казалась чудовищной. Слишком долго он не мог осознать, что эта маленькая рыжая куколка — его величайшее сокровище, и слишком долго играл он с ней в опасные игры. А теперь она лежит, залитая кровью, и где-то в ее хрупком теле засел кусок свинца. Тяжко вздохнув, Джек подумал о том, что должен хоть как-то облегчить ее страдания. Он решил, что прежде всего нужно снять с раненой мокрую и грязную одежду.

Обернувшись, Джек посмотрел на камин. Генри отлично справился с поручением. В камине потрескивали поленья, и в комнате становилось все теплее.

— Очень хорошо, — кивнул Джек. — Теперь разбуди горничную.

— Элмину? — спросил Генри, и глаза его округлились.

— Горничную мисс Кранмер, — нахмурился Джек, не понимая, почему Элмина не может помочь хозяйке.

Генри казался весьма озадаченным, но все же направился к двери.

Джек стоял перед камином и чувствовал, как по телу разливается блаженное тепло. Однако в душе его по-прежнему бушевала буря. Он окинул взглядом комнату. Глубокие кресла, стол красного дерева, огромное зеркало, пестрый ковер на натертом до блеска полу — все оставалось на своих местах, словно ничего не произошло. Почему-то эта уютная чистая комната вдруг начала раздражать Джека. И горничная все не появлялась… Капитан подошел к раненой и развязал повязку. Рана уже не кровоточила, и это немного его успокоило. Джек принялся медленно, очень осторожно снимать с Кит мокрую одежду. Он снимал с нее блузу, когда дверь неожиданно отворилась. В комнату, шурша юбками, вбежала горничная, невысокая темноволосая женщина с выпяченной нижней губой.

48
{"b":"18123","o":1}