ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если вы этого не сделаете, то я вас заставлю, можете не сомневаться. — Спенсер грозно сверкнул глазами и, немного смягчившись, добавил: — Думаете, вам понравится быть мужем дикой кошки?

— Я с нетерпением жду того времени, когда смогу заняться ее приручением, — проговорил Джек с лукавой улыбкой.

Спенсер засмеялся и, предложив гостю сесть, сказал:

— Не теряйте голову, дружище. Но что это пытался объяснить мне Дженкинс? Что с моей внучкой?

Джек пододвинул кресло к столу и сел, лихорадочно размышляя о том, как смягчить удар.

— С ней не все в порядке, — сказал он наконец. — Мы должны были встретиться сегодня ночью в старом лесном домике, у северной границы моих владений.

— Я там бывал. — Спенсер кивнул. — Мы с вашим отцом частенько отправлялись оттуда на рыбную ловлю.

— Я был уже недалеко от места нашей встречи, как вдруг услышал какой-то шум. Подъехав ближе, я понял, что это пистолетные выстрелы и звон сбруи. Со скал мне открылась страшная картина: ночной патруль преследовал всадницу, и этой всадницей была Кит.

— Они стреляли в нее? — спросил лорд Кранмер, и в голосе его звучало бесконечное отчаяние.

— Ее жизнь уже вне опасности, — поспешил успокоить старика Джек. — Она ранена в левое плечо, пуля засела в нем, но это не смертельно. Я послал за Трашборном. Он вытащит пулю, и девочка поправится.

— Я сдеру с этих мерзавцев шкуры! Я выколочу дурь из их голов! Они пожалеют, что на свет родились! — в ярости воскликнул Спенсер.

— Думаю, нам следует вести себя очень осмотрительно, сэр, — заметил Джек.

— Вы хотите сказать, что позволите любому мерзавцу стрелять в вашу будущую жену? — осведомился Спенсер.

— Но они ведь не знали, в кого стреляют. — Джек выдержал пристальный взгляд старика. — Как бы то ни было, я бы предпочел, чтобы власти не знали, что моя будущая жена разъезжала ночью в мужском костюме.

Спенсер глубоко вздохнул и произнес:

— Поступайте как знаете. Видит Бог, мне так и не удалось сделать из нее настоящую леди. Может, у вас это получится.

— Может быть, — согласился Джек. — Кстати, в том, что произошло сегодня ночью, есть одна неприятная деталь. Сержант Тонкин видел Кит без шляпы и шарфа, которыми она обычно прикрывала лицо. Ему удалось рассмотреть ее, прежде чем он лишился чувств, не без моей помощи, конечно. Когда он придет в себя, то первым делом явится сюда. — Лорд Хендон взглянул на собеседника и понял, что тот недолюбливал сержанта, как и все в округе.

— Так что же нам делать? — нахмурился Спенсер.

— Тонкин приедет, чтобы задать Кит несколько вопросов. Меньше всего он ожидает увидеть здесь меня. Чтобы арестовать подозреваемую, ему понадобится мое разрешение. Мы расскажем сержанту такую историю. Этим вечером у нас якобы был праздничный ужин в честь нашей с Кит помолвки, и мне пришлось остаться допоздна, чтобы обсудить, как лучше все устроить. И скажем, что будто бы вы заболели, поэтому мы решили обвенчаться как можно скорее.

Спенсер нахмурился, но промолчал.

— Завтра утром, — продолжал Джек, — я приеду пораньше, якобы для того, чтобы еше раз уточнить некоторые детали. И буду здесь, когда поутру сюда явится Тонким.

— А если он потребует привести Кит?

— Вряд ли он будет что-то требовать в моем присутствии. Но если он все же станет настаивать, скажем, что Кит уехала к Эми Грешем, чтобы поделиться с подругой новостями.

Спенсер кивнул, обдумывая план, предложенный Джеком. Тут дверь отворилась, и вошел Дженкинс.

— Приехал доктор Трашборн, милорд. Он просил позвать лорда Хендона.

Джек вскочил с кресла. Спенсер, кряхтя, тоже начал подниматься, но Джек его остановил.

— Кит сейчас без сознания, вы ничем ей не поможете. Я обязательно передам вам все, что скажет доктор.

Спенсер грузно погрузился в кресло. Он побледнел, а пальцы его впились в ручки кресла. Джек заметил, как дрожали руки старика, однако на лице его не дрогнул ни один мускул. Джек кивнул старику и направился в комнату Кит. И снова осталась в голове его лишь одна-единственная мысль: «Господи, не дай ей умереть!»

Он уже жалел, что посвятил Спенсера в некоторые подробности жизни Кит, но вместе с тем понимал, что у него не было другого выхода. Во всем случившемся Джек обвинял себя, ему следовало действовать более решительно. Он должен был беречь своего рыжего котенка. Хорошо, что доктор наконец-то приехал! Джек верил доктору Трашборну, лечившему не одно поколение Хендонов и Кранмеров, верил больше чем себе. Пока все шло так, как он задумал, но ах, как много было вокруг лжи, недомолвок и неясностей! Если бы хоть кто-то мог утешить Джека, рассеять его тоску, снова сделать его маленькую обманщицу здоровой! Разве сможет он жить, если лишится этого тайного источника своих сил? Насколько стало бы ему легче, если бы его шалунья подняла свою очаровательную головку и посмотрела ему в глаза. Стены затихшего дома, где в самом воздухе ощущалось несчастье, угнетали его, и Джек чувствовал, что больше не в силах это выносить. Он осторожно вошел в комнату Кит, тихонько закрыл за собой дверь, и к нему тут же метнулась старая служанка.

— Выйдите! Мистер, вы нам не нужны. Вы будете только мешать!

— Элмина, замолчи. Это я попросил позвать лорда Хендона, — раздался негромкий, но властный голос Траш-борна.

Горничная тут же отступила. Доктор вытер руки чистым полотенцем и принялся аккуратно раскладывать свои инструменты на столе, стоявшем у постели. Взглянув на Джека, Трашборн сухо проговорил:

— Полагаю, вы довольно близко знакомы с мисс Кранмер?

Джек не удостоил его ответом.

— Она будет жить? — спросил он.

— Да, не сомневаюсь, — сказал доктор. — Она — полная сил молодая женщина. Ну, это вы, вероятно, уже успели заметить, — добавил он не без иронии. — Она поправится, нужно только извлечь из ее плеча пулю.

Трашборн явно чувствовал свое превосходство над лордом Хендоном. Джеку было неприятно видеть на лице пожилого доктора ухмылку, весьма уязвлявшую его, но он предпочел бы выслушать тысячу оскорблений, чем оставить Кит без медицинской помощи. Тем более что Трашборн имел репутацию прекрасного специалиста и порядочного человека.

— Подержите мисс Кранмер, пока я буду извлекать пулю. Она может прийти в себя, но я не хочу применять ни морфий, ни опий. Она потеряла слишком много крови, и лучше обойтись без наркоза.

Джек кивнул. Он мечтал только об одном: поскорее бы все это закончилось. Доктор велел ему держать правое плечо и левую руку девушки. Когда хирургические щипцы погрузились глубоко в рану, Кит вскрикнула, дернулась и так искусала себе губы, что они стали кровоточить. Джек отдал бы все на свете, только бы избавить ее от этих мук! По щекам девушки струились слезы, и она пронзительно кричала. Джек же словно оцепенел. В эти мгновения ему казалось, что страданиям Кит не будет конца, что он всю жизнь простоит у постели девушки, слушая ее отчаянные крики. Часы на камине остановились, и Джек не имел ни малейшего представления о времени.

Но вот Трашборн выпрямился, и Джек заметил в окровавленных щипцах кусочек металла. Доктор бросил щипцы и пулю в таз и занялся раной, откуда снова потекла кровь.

Наконец все закончилось, и Кит уснула. Доктор Трашборн перевязал раненой плечо и влил ей в рот настойку опия, все же решив, что без этого не обойтись. Руки Джека вспухли, побагровели — он едва мог ими пошевелить. Его трясло, точно в лихорадке, и он обливался холодным липким потом, насквозь пропитавшим одежду. В голове у него была пустота, и мир вокруг тоже был пуст.

— Как я понимаю, я не должен никому говорить, что меня вызывали к мисс Кранмер?

Вопрос доктора застал Джека врасплох, и он не сразу понял смысл его слов. Сделав над собой усилие, он ответил:

— Да. Вас вызывали к Спенсеру.

— Но… — Трашборн нахмурился. — Моя экономка видела вашего слугу. Что я ей скажу?

— Скажите, что я был в Кранмер-Холле, когда Спенсеру стало плохо, и потому я послал за вами Мэтью.

Доктор кивнул.

50
{"b":"18123","o":1}