ЛитМир - Электронная Библиотека

Элмина подвела Кит к зеркалу и стала ее причесывать. Девушка смотрела на свое отражение и хмурилась. Выглядела она не лучшим образом: в лице ее не было ни кровинки, глаза потускнели, да и чувствовала она себя отвратительно. Чуть наклонившись, Кит оглядела себя сбоку — и все поплыло у нее перед глазами, она едва удержалась на ногах. Плечо же заныло так, что из глаз брызнули слезы. Только теперь Кит поняла, насколько рискованна ее затея. Но отступать — не в ее правилах. Она не могла позволить наглому сержанту позорить имя Кранмеров.

Тонкин по-прежнему стоял на своем. Он подробно рассказывал все, что произошло прошедшей ночью, но под насмешливым взглядом начальника постепенно терял уверенность.

Когда Тонкин закончил свой рассказ, Джек откинулся на спинку кресла и с самым серьезным видом принялся обсуждать услышанное с лордом Кранмером; при этом он время от времени поглядывал на незадачливого сержанта. Однако упрямец Тонкин не желал признавать себя побежденным. Когда же Спенсер принялся рассказывать обо всех незаконнорожденных отпрысках своих сыновей, Джек вежливо его остановил:

— Сержант утверждает, что лицо, которое он так хорошо рассмотрел — женское. Правильно, сержант?

— Совершенно верно, сэр, женское, — живо отозвался Тонкин.

Спенсер нахмурился и решительно покачал головой.

— В роду Кранмеров нет женоподобных мужчин.

— Прошу прощения за настойчивость, — проговорил Джек, — но, может быть, речь действительно идет о женщине? — спросил Джек.

Тонкин заметно приободрился.

— Но в нашей семье нет молодых женщин, кроме Катрин, а уж она-то вне всяких подозрений.

Джек с самым невозмутимым видом согласился с лордом Кранмером. Тонкин, в отчаянии переводя взгляд со своего начальника на Спенсера, спросил:

— Простите… но почему?

— Почему что, Тонкин?

— Почему это не может быть мисс Кранмер, милорд?

Джек и Спенсер с удивлением посмотрели на сержанта и одновременно рассмеялись. Тонкин покраснел, как вареный рак, и вытаращил свои глаза-бусины. Лорд Кранмер, вдоволь насмеявшись, проговорил:

— Смелое предположение, сержант. Но могу вас заверить: моя внучка не имеет никакого отношения к контрабандистам.

Тонкин насупился, но промолчал.

— Возможно, ваша светлость, нам следует сообщить сержанту, что вчера вечером мисс Кранмер ужинала с вами и со мной. Мы засиделись допоздна, обсуждая предстоящую свадьбу, и мисс Кранмер все время была с нами, — сказал Джек, мило улыбаясь.

— Свадьбу? — Тонкин явно не ожидал такого оборота событий.

— Совершенно верно. — Джек поправил манжеты на рукавах. — Мы с мисс Кранмер помолвлены и скоро обвенчаемся. На днях мы объявим об этом. Ты имеешь возможность поздравить нас одним из первых, Тонкин.

— А… да, конечно. То есть… надеюсь, вы будете счастливы, сэр, — пробормотал сержант.

Неожиданно дверь отворилась, и перед изумленными мужчинами предстала худенькая женская фигурка в сером. Кит заметила, какое впечатление произвело ее появление, и подошла к деду. Каждый шаг давался ей с огромным трудом.

— Доброе утро, дедушка. — Кит положила правую руку на плечо лорда Кранмера и, склонившись над ним, поцеловала его в щеку.

К счастью, Спенсер никак не выдал своего волнения. Кит же выпрямилась; ее плечо снова нестерпимо заныло.

— Мне передали, что сержант Тонкин хочет со мной поговорить. Чем я могу вам помочь, сержант? — спросила девушка.

Это был дерзкий шаг, и Джек спрашивал себя: заметит ли Тонкин, какое бледное у Кит лицо. Сам же капитан сразу обратил внимание на ее слабость и болезненный блеск в глазах. Он не мог понять, как ей удалось одеться и спуститься вниз в таком состоянии, и не знал, как долго она сумеет продержаться на ногах. Джек постарался придать своему лицу беззаботное выражение. Взглянув Кит в глаза, он понял, что она никак не ожидала встретить его здесь.

Тонкин, явно озадаченный, смотрел то на Джека, то на Спенсера. Наконец уставился на Кит.

Почувствовав на себе испытующий взгляд сержанта, Кит очень медленно повернулась к нему. Каждое движение причиняло ей острую боль. Тяжело дыша, она вцепилась в плечо деда; ей казалось, что она вот-вот упадет. Спенсер накрыл ее ручку своей ладонью, и это прикосновение придало девушке силы. В комнате воцарилась гнетущая тишина.

Наконец Джек поднялся с кресла и с непринужденным видом направился к Кит.

Увидев, что капитан приближается к ней, девушка в смятении опустила глаза. Она совершенно ничего не понимала. «Элмина сказала, что приехал лорд Хендон, — размышляла Кит. — Но в библиотеке только Джек, Тонкин и я. Может, лорд Хендон в другой комнате? Но почему Джек так изменился?»

Сейчас Джек совсем не походил на капитана-контрабандиста, главаря ханстентонской шайки. На нем был строгий черный сюртук, тонкая гофрированная сорочка и брюки со штрипками — сама элегантность! Костюм денди на теле атлета! В каждом движении Джека чувствовалась все та же сила, но при этом он походил сейчас на аристократа, на светского льва. Кит спрашивала себя: каким ветром принесло сюда этого ужасного человека, контрабандиста? Почему этот негодяй, обольстивший ее, оказался здесь, в доме порядочных людей? Она с мольбой посмотрела на Джека и встретила внимательный взгляд его серых глаз.

Джек обнял девушку за талию и взял ее правую руку в свою. От него исходил знакомый запах бренди и лошадей. Кит почувствовала какое-то легкое прикосновение к руке и в смятении подумала, что он, наверное, коснулся ее губами. Его руки были так надежны, так нежны… Кит знала: когда она под защитой этих сильных рук, с ней ничего не случится.

— Дорогая, сержанту показалось, что он видел тебя прошлой ночью. Мы с твоим дедушкой объяснили ему, что он просто ошибся. — Джек улыбнулся и посмотрел в голубые глаза девушки. Он понимал: еще немного — и она заплачет от боли. — Конечно, я сказал сержанту, что ты не замешана ни в каких противозаконных деяниях. Сержанту Тонкину стало ясно, что если ты вчера ужинала со мной и обсуждала предстоящую свадьбу, то ты не могла в то же самое время скакать по холмам.

— Что?.. — Кит в изумлении посмотрела сначала на Джека, потом на сержанта Тонкина. Ужин? Свадьба? Ей стало совсем плохо, и она всем телом прильнула к Джеку.

Столь очевидное удивление девушки разбило последние надежды Тонкина. У него было такое чувство, будто накануне он всю ночь гонялся за призраками. Его боевой пьи тотчас же угас, и теперь он готов был сквозь землю провалиться.

— Вижу, что вам ничего не известно, мисс Кранмер, — пробормотал сержант. Он опасливо взглянул на Джека, потом — на Спенсера. — Если я вам больше не нужен, джентльмены, то я пойду.

Джек кивнул, Спенсер же молча ждал, когда наконец сержант избавит их от своего присутствия.

Тонкин приосанился, резко развернулся на каблуках и вышел из комнаты. Как только дверь за ним закрылась, Спенсер повернулся к внучке и срывающимся от волнения голосом проговорил:

— Что все это значит, мисс?

Кит не ответила. Она закрыла глаза. Страшное внутреннее напряжение выплеснулось наконец наружу: девушка всхлипывала, и слезы катились по ее щекам. Тут ноги ее подкосились, но Джек вовремя подхватил Кит на руки, и мокрая от слез щека девушки прижалась к его крахмальной сорочке. Его руки ласково гладили ее по волосам, откуда-то издалека звучал его голос; этот голос становился все тише, пока совсем не исчез. Исчезла и терзавшая ее боль в плече.

Глава 23

Всю следующую неделю слуги в Кранмер-Холле и в замке лорда Хендона объясняли визитерам, почему хозяева не могут никого принять. Лорд Кранмер, оказывается, серьезно заболел и слег. Мисс Катрин Кранмер неотлучно дежурила у его постели и поэтому никого не принимала. А таинственный лорд Хендон был, как всегда, неуловим.

На самом же деле Спенсер прекрасно себя чувствовал и постоянно справлялся о здоровье внучки. Джек большую часть времени проводил в комнате Кит, помогая ухаживать за ней. Глубокая рана постепенно затягивалась, но простуда, которую девушка подхватила в каменоломнях, была в ее состоянии по-настоящему опасной. Лихорадка отнимала у Кит последние силы. Только Джеку удавалось заставить ее принять лекарство, прописанное доктором, только его настойчивый голос она слышала в тумане тяжелого забытья.

52
{"b":"18123","o":1}