ЛитМир - Электронная Библиотека

Кит уставилась на него. Наказать? Облизав пересохшие губы, она сказала:

— Ты никогда не говорил, каким будет наказание.

— Разве? — Джек поднял голову и насмешливо посмотрел на нее. — Дай полную волю своему воображению, и ты поймешь, что я сделаю с тобой.

— Джек! — предостерегающе крикнула Кит, плотнее закутываясь в покрывало. Ее фантазия уже рисовала ей самые непристойные картины.

Джек захохотал, запрокинув голову.

— Мне как раз пришла в голову одна неплохая мысль, — объяснил он, немного успокоившись. Затем, приподнявшись на локте, пытливо взглянул на жену, и у Кит тотчас же по спине действительно пробежали мурашки от этого взгляда.

— Если у тебя нет другой одежды, оставайся в мужской. Ты получишь заслуженное наказание — и покончим с этим. Я даже разрешу тебе пройтись в брюках по Лиссабону, пока мы не купим тебе новое платье.

Кит вздрогнула и насторожилась. Джек смотрел ей прямо в глаза, ничуть не смущаясь, словно речь шла о прогулке по палубе. Судорожно сглотнув, она проговорила с дрожью в голосе:

— Какое наказание ты придумал?

Джек засмеялся.

— Не нужно пугаться, моя дорогая. Я же не граф Дракула. Я всего лишь хочу, чтобы ты усвоила один урок. — Он сел на постели. — Я хочу показать тебе, что может произойти, если ты встретишься с мужчиной… будучи в таком наряде. Но обещай, что не будешь визжать.

Визжать? Кит в растерянности хлопала глазами. Что за безумная идея пришла ему в голову? Ей было страшно — и вместе с тем хотелось узнать, что же он задумал.

И тут в дверь постучали.

— Лорд Хендон! — раздался мужской голос.

Джек встал и начал одеваться.

— Пойду узнаю, что там стряслось, а ты пока одевайся. — С этими словами он вышел из комнаты.

Кит со вздохом поднялась и стала одеваться.

И тут дверь раскрылась, и Джек, переступив порог, бросился к жене и заключил ее в объятия.

— Джек! — закричала Кит, пытаясь высвободиться. — Джек, отпусти меня!

Над ее ухом раздался тихий смех.

— Дорогая, разве ты забыла, что я должен тебя наказать?

Кит закрыла глаза. Нервы ее были напряжены до предела. Что он задумал? Она чувствовала, как его отвердевшая плоть прижимается к ее телу, и сопротивление ее ослабевало.

И тут Джек стащил с нее брюки и бросил их на пол.

Кит, нагая, захлопала глазами. А он проговорил:

— Не пройдет и минуты, прежде чем он…

Кит судорожно вцепилась руками в спинку стула и почувствовала, как в ее раскаленную плоть проникли пальцы Джека. По ее телу пробежал озноб, она слабо застонала.

— Сумеет…

Пальцы оставили ее зовущую расщелину, и Кит почувствовала, как ее кожи коснулось что-то горячее и твердое.

— Тобой…

Он слегка раздвинул ее ноги и погрузил в нее свою трепещущую, раскаленную плоть.

— Овладеть.

Кают-юнга шел по коридору с подносом, когда ему показалось, что он слышит слабый женский стон. Он взглянул на узкую лестницу, круто уходящую вверх, но там никого не было. В это время ему снова что-то послышалось. Кают-юнга решил, что стоны идут из противоположного конца коридора, и, поставив поднос на пол, подкрался к тяжелой дубовой двери и прильнул к ней ухом.

За дверью было тихо. Но через несколько мгновений он отчетливо различил шумные вздохи и тихие стоны, а потом явственно услышал, как молодой женский голос пробормотал: «Ах, Джек!»

Брови мальчика поползли вверх. Он слышал много разных историй про любовные подвиги лорда Хендона, владельца их судна, и понял теперь, что они не были простым вымыслом. Кают-юнга постоял еще несколько минут у двери, потом поднял поднос и побежал на камбуз.

Эпилог

Ноябрь 1811 года

Заброшенный рыбацкий домик неподалеку от Бранкастера.

За окнами завывал ветер. Его холодные щупальца проникали в дом через щели и раскачивали лампу, подвешенную к потолку. Тени за окнами сгущались. Контрабандисты, собравшиеся на сходку, терпеливо ждали появления своего главаря.

С капитаном Джеком ханстентонская шайка забыла, что такое неудачи. Он стал самым сильным предводителем за всю ее историю, авторитет его был непререкаем. Шайка стала грозной силой, недосягаемой для ночных патрулей. Кроме несчастного Джо, чью семью капитан Джек не оставил в беде, у них не было потерь.

В общем, с капитаном Джеком они процветали. Когда же контрабандисты узнали, что он хочет уйти от них, они были немало огорчены. Эту новость больше месяца назад сообщил им Джордж, лучший друг Джека. Целый месяц они не ездили за товаром и ждали, когда их предводитель сам поговорит с ними. Наконец на прошлой неделе от капитана пришла весточка. В эту туманную осеннюю ночь люди собрались, как и прежде, в старом рыбацком домике.

Джордж и Мэтью, войдя в дом, уселись у двери. Медленно тянулись минуты, в трубе завывал ветер, а Джека все не было.

Вдруг дверь со скрипом отворилась, и на пороге показался высокий человек. За его спиной клубился густой туман. Это был Джек, но в его облике что-то показалось контрабандистам необычным. Он вошел в дом, как всегда, широко ступая, и остановился под лампой. Бандиты молча разглядывали его.

Таким они никогда раньше не видели своего капитана Джека. Он был одет как настоящий аристократ. От сапог до перчаток — сама элегантность. Безукоризненного покроя серый полотняный костюм, серый муаровый, расшитый шелком жилет и пышная гофрированная манишка составляли его наряд. Острым взглядом он обвел всех присутствующих.

— Джек? — удивился Шеп.

— Лорд Хендон, — поправил вошедший, и в его стальных глазах заплясали веселые искорки.

При одном упоминании этого имени контрабандистов охватывал панический ужас. Но все они хорошо знали человека, стоявшего перед ними, знали, сколько раз он спасал их от беды, рискуя жизнью. Поэтому сейчас они сидели и ждали, когда он сам все прояснит.

— Это действительно так, — сказал Джек.

Он поведал контрабандистам свою удивительную историю. Немногословно, не вдаваясь в подробности, не приукрашивая. В своем рассказе он ни разу не обмолвился о «мальчишке Ките», и, хотя кое-кто обратил на это внимание, вопросов по этому поводу не было. Когда бандиты поняли, что все это время они помогали правительству его величества выслеживать шпионов, атмосфера сразу разрядилась. А после того, как Джек прочитал официальную бумагу, освобождавшую их от наказания за провоз контрабанды, псе буквально рты раскрыли от удивления.

— Такой документ будет разослан во все таможни графства Норфолк. Тут написано, что с вас снимаются все обвинения. — Джек свернул пергаментную бумагу с указом в трубку и положил ее в карман. — Вам решать, как жить дальше. Но раз уж вам дали шанс начать новую жизнь, я советую каждому хорошо подумать, прежде чем приниматься за старое. — Он невесело усмехнулся. Что-то ему подсказывало: как бы ни развивались события, ханстентонская шайка не канет в Лету. — Вы наверняка будете обрадованы, узнав, что я ухожу в отставку с должности начальника таможни. Сомневаюсь, что в ближайшее время кто-нибудь изъявит желание занять столь хлопотное место.

Лорд Хендон обвел глазами всех контрабандистов и обнажил в улыбке белые зубы.

— А теперь, друзья, я должен с вами попрощаться. — Он повернулся и пошел к двери. Контрабандисты смотрели ему вслед, переговариваясь, но никто не последовал за Джеком, кроме Мэтью и Джорджа.

Теперь лорд Хендон стоял около старого рыбацкого домика и смотрел на красноватую осеннюю листву, на мрачную темную красоту сосен на холмах, на звезды, мерцавшие на черном небе. Он вдруг почувствовал прилив сил, и сожаление о безвозвратно потерянном отодвинулось куда-то.

— Значит, карьере капитана Джека пришел конец? — спросил Джордж.

— Может быть, — ответил Джек. — А может быть, и нет. — Он пошел вперед, загадочно улыбаясь.

Джордж озадаченно посмотрел на приятеля. Вдруг за соснами послышался цокот копыт. Джордж и Мэтью переглянулись, но Джек только ускорил шаг. Впереди показались силуэты двух лошадей, казалось, они играли друг с другом — черная кобыла и серый жеребец.

76
{"b":"18123","o":1}