ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шепот пепла
Мы взлетали, как утки…
Черный кандидат
Тролли пекут пирог
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Чужая война
Тобол. Мало избранных
Призрачная будка
Женщина справа

Люсинда повернулась к Гэрри.

— Дела с мистером Дженкинсом займут меня по меньшей мере на час. Я не смею более злоупотреблять вашей добротой, мистер Лестер, вы уже и так сделали много. И едва ли со мной что-то случится в стенах гостиницы.

Гэрри и глазом не моргнул. Для нее «Башня» была полна опасностей, имеющих даже конкретное имя — «ему подобные». С полным безразличием встретив ее невинный взгляд, он лениво махнул рукой:

— Да, но мои лошади бегут позже.

Он заметил, как вспыхнули ее щеки. Она поколебалась, затем несколько скованным наклоном головы приняла его объяснение и отвернулась к мистеру Дженкинсу.

Гэрри терпеливо следовал за управляющим и тетушкиной гостьей по старой гостинице: по коридорам и кладовкам, спальням и даже чердакам. Они уже возвращались по верхнему коридору, когда какой-то мужчина выбежал из номера не глядя по сторонам.

Люсинда находилась как раз напротив двери. Она вздрогнула, заметив мужчину, и приготовилась к удару. Но столкновения не последовало. Ее мягко отпихнули в сторону, и круглолицый джентльмен, налетев на твердое плечо Гэрри отскочил как мячик и рухнул на дверной косяк

— Уф! — Выпрямившись, мужчина заморгал. — О, привет, Лестер! Проспал, видите ли. Не могу пропустить первую скачку. — Он снова заморгал и удивленно нахмурился. — Думал вы давно уже на ипподроме.

— Позже. — Гэрри отступил, и молодой человек, увидев Люсинду, захлопал ресницами еще быстрее.

— Ох… ах. Да. Ужасно сожалею, мэм. Мне все твердят, что я должен смотреть, куда иду. Надеюсь, я не причинил вам вреда?

Люсинда улыбнулась в ответ на столь, искренние извинения.

— Нет, никакого.

Благодаря ее защитнику.

— Хорошо! Тогда я пойду. Увидимся на ипподроме, Лестер.

Неуклюже поклонившись и бодро помахав рукой, юный аристократ умчался прочь. Гэрри усмехнулся.

— Спасибо за помощь, мистер Лестер, — улыбнулась ему Люсинда. — Я действительно очень вам благодарна.

Ее нежная улыбка потрясла Гэрри, но он холодно наклонил голову и взмахом руки предложил ей отправиться за Дженкинсом.

Люсинда осталась довольна осмотром гостиницы. «Крепостная башня» и мистер Дженкинс не шли ни в какое сравнение с «Зеленым гусем» и Джейком Блаунтом. В безупречно чистой гостинице Люсинда не обнаружила никаких погрешностей. Просмотр счетов и отчетов был чистой формальностью: мистер Мавверли уже объявил «Башню» образцом честной бухгалтерии.

Люсинда и управляющий провели несколько минут, обсуждая планы расширения гостиницы.

— Во время скачек мы переполнены, и более половины номеров занято в обычное время, — объяснил мистер Дженкинс.

Люсинда одобрила предложения управляющего и оставила детали на усмотрение мистера Мавверли.

— Благодарю вас, мистер Дженкинс, — объявила Люсинда, направляясь к выходу и натягивая перчатки. — Я должна сказать вам, что, посетив пятьдесят из пятидесяти четырех гостиниц, принадлежащих «Бэббакум и Компании», я бы отметила «Крепостную башню» как одну из лучших.

Мистер Дженкинс просиял.

— Вы очень добры, мэм. Всегда рад угодить.

Грациозно кивнув, Люсинда вышла из гостиницы. Оказавшись во дворе, она остановилась.

— Благодарю вас, мистер Лестер. Я действительно очень благодарна, учитывая то, что у вас есть другие дела.

Гэрри даже не попытался ответить ей. Губы Люсинды дрогнули, она быстро отвернулась.

— Вообще-то, — задумчиво сказала она, — мне бы хотелось посетить скачки. — Она снова посмотрела на него. — Никогда не была на ипподроме.

— Вам не место на ипподроме Ньюмаркета.

Она не ожидала такого ответа. В ее глазах мелькнуло разочарование.

— О…

Единственный звук повис в воздухе убедительным свидетельством несбывшейся надежды. Гэрри на секунду закрыл глаза, затем снова открыл.

— Однако, если вы дадите слово не отставать от меня ни на шаг: ни ради красивого вида, ни лошади, ни дамской шляпки, я соглашусь проводить вас на скачки.

Люсинда триумфально улыбнулась.

— Благодарю вас. Вы очень добры.

Не добр. Глуп. Гэрри был убежден, что совершает самую большую ошибку в своей жизни. В ответ на его краткий жест подбежал конюх.

— Приготовьте мою двуколку и передайте Гриммзу, что кабриолет леди Хэллоуз больше не понадобится. Я провожу миссис Бэббакум домой.

— Да, сэр.

Люсинда снова занялась перчатками, затем смиренно позволила поднять себя на сиденье двуколки. Расправив юбки и приведя в порядок не менее растрепанные чувства, она безмятежно улыбнулась Гэрри, когда тот ловко щелкнул вожжами и выехал на улицу.

Ипподром лежал к западу от города на ровной травянистой, лишь с редкими деревьями, пустоши. Гэрри подвел упряжку прямо к конюшне, в которой находились его лошади, чуть в стороне от скаковой дорожки за огороженной для публики территорией.

Люсинда не могла не заметить взгляды, устремленные в их сторону. Помощники конюхов и джентльмены таращили на нее глаза совершенно одинаково, и она вздохнула спокойно лишь тогда, когда стены конюшни защитили ее от любопытных взоров.

Лошади оказались настоящим чудом. Спустившись с двуколки, Люсинда не смогла устоять перед желанием пройтись вдоль ряда денников. Она гладила тянувшиеся к ней бархатистые морды, восхищалась грациозными линиями и крепкими мускулистыми формами. Даже ее неопытному взгляду было ясно, что перед ней одни из лучших лошадей Англии.

Разговаривая с Хэмишем, Гэрри следил за ней, несколько приободренный ее благоговейным восхищением. Дойдя до конца ряда, она повернулась и увидела, что он смотрит на нее. Чуть задрав носик, она направилась к нему.

— Так мы выставляем кобылу?

Гэрри неохотно перевел взгляд на лицо Хэмиша. Его главный конюх также следил за Люсиндой Бэббакум, но не с восхищением, какого она заслуживала, а, скорее, с ужасом. Когда Люсинда подошла ближе, Гэрри протянул руку, и она тут же положила пальчики на его рукав.

— Да, если ее нога зажила.

— Хорошо. — Хэмиш почтительно поклонился Лкэсинде. — Похоже, зажила. Только хорошая пробежка покажет. Я велел жокею просто не мешать ей бежать. Нет смысла выжимать из нее все, пока она еще слаба.

Гэрри согласился:

— Я сам поговорю с ним.

Хэмиш кивнул и исчез с живостью человека которого нервируют любые особы женского пола, если только это не лошади.

Подавив усмешку, Гэрри вопросительно приподнял бровь.

? Мне показалось, что вы обещали не отвлекаться на лошадей?

Она уверенно и спокойно взглянула на него.

? Тогда вам не следовало показывать своих. Это самые прекрасные лошади, каких я когда-либо видела.

Гэрри не смог подавить улыбку.

? Но вы еще не видели лучших. Эти — двух — и трехлетки. На мой взгляд, старшие более грациозны. Пойдемте, я покажу вам.

Она с готовностью согласилась пройти к ряду денников напротив и искренне и даже с некоторым почтением стала восхищаться их обитателя — жеребцами и кобылами. Гнедой жеребец в конце ряда доверчиво перегнулся через низкую дверь стойла, чтобы обнюхать карманы Гэрри.

— Это старина Крибб — настойчивый, дьявол. Все еще бегает с лучшими, хотя спокойно мог бы уйти на заслуженный отдых и почивать на лаврах.

Люсинда погладила морду жеребца, а Гэрри прошел к бочонку у стены.

— Вот, — сказал он, возвращаясь, — покормите его.

Люсинда взяла три сушеных яблока и засмеялась, когда Крибб осторожно слизал их с ее ладони.

Гэрри поднял глаза и увидел Долиша, завороженно замершего на пороге сбруйной. Оставив Люсинду с Криббом, Гэрри подошел к нему.

— В чем дело?

Теперь, правда, стало ясно, что Долиш таращится на его спутницу, а не на него.

— Господи милостивый, это случилось!

Гэрри нахмурился.

— Вздор!

Долиш жалостливо посмотрел на него.

— Вздор, говорите? Вы сознаете, что это первая женщина, которой вы вообще показываете своих лошадей?

— Это первая женщина, которая проявила к ним интерес, — надменно заявил Гэрри.

— Ха! Можете складывать оружие, хозяин: вы — конченый человек.

13
{"b":"18124","o":1}