ЛитМир - Электронная Библиотека

Гостиница «Герб Аргайла» во многом напоминала «Крепостную башню». Управляющему, мистеру Хонивеллу, хватило одного взгляда на Гэрри, чтобы почтительно провести Люсинду по гостинице, по всем трем крыльям большого дома. Они возвращались к парадному входу по коридору первого этажа одного из крыльев, когда Люсинда услышала смех за дверью, как она считала, ведущей в спальню.

В ее мозгу мелькнули воспоминания о «Зеленом гусе». Однако сейчас смех был мужским. Люсинда остановилась.

— Что за этой дверью?

Мистер Хонивелл остался невозмутим.

— Гостиная, мэм.

— Гостиная? — Люсинда нахмурилась и огляделась. — Ах да, когда-то это был отдельный дом, не так ли?

Мистер Хонивелл кивнул и жестом предложил ей идти дальше.

Люсинда стояла как вкопанная и пристально смотрела на закрытую дверь гостиной.

— Получается четыре гостиные. Неужели гостинице столько необходимо?

— Не совсем гостинице, — признал мистер Хонивелл. — Но мы так близко от города, что часто сдаем комнаты для собраний.

Люсинда поджала губы.

— Я бы хотела проинспектировать эту лишнюю гостиную, Хонивелл.

Мистер Хонивелл насторожился.

— Ах… эта гостиная сейчас занята, мэм, но есть еще одна точно такая же в другом крыле. Вы не хотели бы посмотреть ту?

— Хорошо, — кивнула Люсинда, не сводя глаз с закрытой двери. — Кто сейчас пользуется этой?

— Э… группа джентльменов, мэм.

Люсинда подняла брови и открыла рот.

— Но… — мистер Хонивелл втиснулся между Люсиндой и дверью, — я ни в коем случае не советую вам входить, мэм.

Ошеломленная, Люсинда позволила себе поднять брови еще выше и молча смотрела на мистера Хонивелла. Когда она заговорила, ее тон был ледяным.

— Любезный мистер Хонивелл…

— Кто там, Хонивелл?

Люсинда вздрогнула. Гэрри заговорил в первый раз за весь час.

Мистер Хонивелл умоляюще посмотрел на него.

— Просто несколько юных франтов, сэр. Вы знаете таких.

— Действительно. Вы не можете войти, — сказал Гэрри Люсинде.

Холодно и надменно, как и подобает вдове, Люсинда повернулась к нему.

— Прошу прошения?

Гэрри невозмутимо смотрел на нее.

— Позвольте мне сказать иначе. — Его тон стал особенно любезным, нежным, с подводными течениями, угрожавшими всеми возможными опасностями. — Вы не собираетесь туда входить.

Если Люсинда и сомневалась в реальности его скрытой угрозы, она увидела подтверждение в его глазах, упрямо сжатых губах и напряжении большого тела. Несмотря на собственный разгорающийся гнев, ее охватили одновременно инстинктивное желание отступить ради самосохранения… и маниакальный порыв заставить его раскрыть карты, посмотреть, до чего же он может дойти. Стараясь игнорировать мурашки, пробежавшие по ее коже, Люсинда окатила его гневным взглядом, затем — уже ледяным — мистера Хонивелла.

— Тогда вы, может, покажете мне другую гостиную?

Управляющий вздохнул с явным облегчением.

Когда ей показали вторую гостиную, непрестанно уверяя, что она в точности такая же, как первая, Люсинда высокомерно высказала свое одобрение и, снимая перчатки, кивнула Хонивеллу.

— Теперь я просмотрю книги. Принесите их сюда.

Хонивелл отправился за гроссбухами.

Оставив перчатки и ридикюль на столе, Люсинда медленно обошла комнату. Остановившись у окна, она набрала в легкие побольше воздуха и повернулась к Гэрри. Он следовал за ней по пятам и теперь остановился, вопросительно приподняв одну бровь и вызывающе глядя на нее.

Люсинда ответила на его вызов полной мерой.

— Возможно, вам интересно будет узнать, мистер Лестер, что у меня не было намерения… нарушать частную встречу. Я как раз собиралась сказать это мистеру Хонивеллу, когда вы решили вмешаться. — Оборонительное выражение, мелькнувшее в глазах Гэрри, бальзамом пролилось на ее оскорбленное самолюбие, и она поспешила закрепить успех: — Я просто хотела убедиться в честности намерений посетителей моей гостиницы… уверена, даже вы согласитесь, что я имею на это право. — Она помахала пальцем перед его носом. — Ни у вас, ни у мистера Хонивелла не было никаких оснований делать подобные выводы… как будто я ребенок, понятия не имеющий о правилах приличия! А вы, сэр, не имели никакого права угрожать мне так, как вы посмели. — Отвернувшись и сложив руки на груди, Люсинда надменно подняла голову. — Я хочу услышать извинения, сэр, за ваше неджентльменское поведение.

Ее требование было встречено молчанием. Гэрри спокойно изучал ее профиль, затем его губы изогнулись.

— Я полагаю, дорогая, что вы зря сотрясаете воздух. Мое поведение все это утро было образцом джентльменского поведения.

Глаза Люсинды широко распахнулись.

— Джентльменского?

Она опустила руки и резко повернулась к нему. Гэрри предостерегающе поднял руку.

— Я признаю, что и Хонивелл, и я пришли к необоснованным выводам. — В его лице мелькнуло сожаление. — За свои выводы я прошу прощения. Однако, что касается моего поведения… — его лицо вновь стало суровым, — боюсь, что вы должны извинить меня, ибо оно было вынужденным.

— Вынужденным? — Люсинда пристально взглянула на него. — Пожалуйста, объясните, почему оно было вынужденным?

Его поведение объяснялось инстинктивным и необоримым желанием уберечь ее от опасности, защитить. Он не мог отрицать это, как ни старался. Он заглянул в ее нежно-голубые глаза, пытающиеся понять его, и перевел взгляд на губы, полные, алые, соблазнительные. Под его взглядом они слегка раскрылись. Гэрри и Люсинда стояли в полном молчании, и напряжение между ними росло с каждой секундой. Подчиняясь непреодолимому желанию и чувствуя ее участившееся дыхание, он нежно провел кончиком пальца по ее нижней губе.

Ее дрожь вызвала в нем ответную реакцию, он был потрясен до глубины души и затаил дыхание. Если он сейчас посмотрит ей в глаза, то пропадет… навсегда.

Желание росло, неожиданно сильное. Он честно пытался побороть его, старался дышать, отступить… и не мог. Из коридора послышался звук приближающихся шагов, скрипнула доска.

Гэрри быстро наклонил голову и коснулся ее губ своими в такой мимолетной ласке, что едва заметил нежный ответный поцелуй.

Когда дверь открылась и вошел Хонивелл, Гэрри стоял у камина в нескольких ярдах от Люсинды. Управляющий не заметил ничего неприличного. Он положил тяжелые бухгалтерские книги на стол и с надеждой посмотрел на Люсинду.

Гэрри тоже посмотрел на нее, но она стояла спиной к окну, и он не мог различить выражение ее лица.

Люсинда колебалась лишь столько, сколько понадобилось, чтобы побороть смятение. Затем она прошла к столу с таким высокомерным выражением лица, что управляющий испуганно заморгал.

— Пожалуй, только цифры за этот год, мистер Хонивелл.

Управляющий поспешил исполнить ее распоряжение.

Поглощенная цифрами, Люсинда пыталась успокоить чувства, воспламененные мимолетным поцелуем и волнующим присутствием Гэрри Лестера. На одно мгновение ей показалось, будто мир бешено закружился. Она решительно отбросила это воспоминание и сконцентрировалась на счетах мистера Хонивелла. К тому времени, как она удовлетворила свое любопытство и к ней вернулось самообладание, прошло полчаса. Она настолько взяла себя в руки, что простодушно болтала с Гэрри всю дорогу до Одли-стрит.

Кроме одного долгого волнующе-напряженного взгляда, Гэрри ничем не напоминал о случившемся. Он с готовностью отвечал на все ее вопросы, но не проявлял инициативы в разговоре.

Когда они подъехали к дому Эм, Люсинда считала, что достойно справилась с задачей.

Она выбрала момент, когда Гэрри спустил ее на землю, и сказала:

— Я очень благодарна вам за сопровождение, мистер Лестер.

— В самом деле?

Люсинда решила не хмуриться.

— В самом деле. — Она повернулась и спокойно встретила его взгляд.

Гэрри смотрел на ее лицо, чудесные голубые глаза, в которых сверкал вызов… и раздумывал, сколько еще он сможет держать руки на талии Люсинды, прежде чем она это заметит.

22
{"b":"18124","o":1}