ЛитМир - Электронная Библиотека

— Его там не было, — устало проговорила Люсинда, радуясь, что Хетер спит, свернувшись на противоположном сиденье. Если бы не падчерица, которая так невинно наслаждалась первыми светскими впечатлениями, Люсинда серьезно подумала бы об отъезде из столицы, хотя это было бы равносильно признанию поражения.

Она и чувствовала себя побежденной. Еще один вечер прошел без Гэрри. Она не видела его с субботнего бала леди Мотт, он больше не являлся на балы и вечеринки, которые они посещали. Она тосковала не столько о его присутствии, сколько о его неотступном взгляде, возбуждавшем в ней совершенно особенные чувства.

И по этим чувствам она ужасно теперь скучала.

— Вероятно, он уехал из Лондона? — Голос прозвучал ровно, но слова выразили ее сильнейший страх. Она разыграла свои карты — и проиграла.

— Нет, — зашевелилась Эм. — Фергюс упоминал, что Долиш все еще торчит в кухне, — она фыркнула. — Один Господь знает, с какой целью.

Через мгновение Эм тихо продолжила:

— С самого начала было ясно, дорогая, что легкой победы не будет. Он упрям, как осел, то есть как большинство мужчин в подобных делах. Вы должны дать ему время привыкнуть к этой мысли, и его сопротивление иссякнет само собой. Он появится в конце концов, надо только подождать.

Подождать. Карета громыхала по булыжной мостовой. Люсинда откинула голову на подушки и вспомнила свои недавние действия. Чем бы все это ни кончилось, она не сожалела ни об одном из них. Попав снова в такую же ситуацию, она вела бы себя точно так же. Но ни грустные размышления о прошлом, ни праздное времяпрепровождение в настоящем не приближали ее к цели. Вряд ли она когда-либо снова сможет соблазнить Гэрри, если он сейчас не вернется к ней.

Хуже того, он перестал беспокоиться о ее безопасности, хотя лорд Рутвен, мистер Эмберли и мистер Саттерли с безмерным усердием ухаживали за ней. Если бы не их энтузиазм и совершенно платоническая поддержка, она вряд ли смогла бы выдержать все эти светские развлечения с высоко поднятой головой. Да и балы, которые она вначале находила захватывающими, потеряли свою привлекательность. Танцы ей наскучили, вальсы превратились в тяжелые испытания. Что касается прогулок, бесконечных визитов, постоянных появлений на балах, требуемых светским этикетом, она все более видела в них пустую трату времени. Несомненно, в ней возродилась деловая женщина. По правде говоря, она теперь считала светские развлечения очень плохим капиталовложением, поскольку больше не надеялась получить от них прибыль.

К несчастью, она понятия не имела, какую новую стратегию избрать, как вернуть свою цель в пределы досягаемости. Гэрри взял дело в свои руки и оставил ей одно лишь ожидание. Подобный сценарий Люсинда находила крайне раздражающим.

Она подавила желание фыркнуть — привычка Эм оказалась заразительной.

Но, вероятно, Эм снова права. Надо ждать. Она разыграла свои карты.

Теперь очередь Гэрри.

Примерно двенадцать часов спустя Гэрри в своей обычной позе подпирал стену длинного бального зала резиденции Уэббов на Маунтстрит, лениво наблюдая за толпой, собравшейся на бракосочетание его брата. Их отец восседал в кресле в другом конце зала. Рядом с ним сидела Эм в роскошных темно-синих шелках. Ее почетная гостья отсутствовала.

Конечно, теперь ему не надо забивать себе голову мыслями о том, где она и чем занимается. Поведение его друзей делает это совершенно ненужным. В последние пять дней они сопровождали ее повсюду, поглядывая на него холодно и очень критично. Рутвен с высокомерным пренебрежением счел возможным назвать его «проклятым идиотом». Рутвен, который, будучи на полгода его старше, совершенно не собирался беспокоить себя поисками жены! Рутвен, который должен был сохранить титул в семье! Гэрри с отвращением усмехнулся и предложил бывшему другу попытать счастья, если уж он так очарован данной леди.

Рутвен заморгал и слегка смутился.

Прикрыв глаза, Гэрри глотнул бренди для утешения.

И, получив удар по плечу в самый критический момент, поперхнулся. Восстановив дыхание, он повернулся к нападавшему:

— Черт побери, надеюсь, твоя жена научит тебя хорошим манерам!

Джек засмеялся.

— Возможно, но вряд ли тебя это коснется. Она считает тебя опасным. И думает, что тебе необходима женщина, способная затупить твое смертоносное оружие.

— Неужели? — подчеркнуто холодно ответил Гэрри, глотнул еще бренди и отвернулся. Джек не унимался:

— Клянусь жизнью. Она считает, что тут понадобится отважная женщина — Боудикка (Вдова вождя британского племени иценов. Возглавила антиримское восстание в Британии в 61 г . н.э., которое было с трудом подавлено римской армией. Боудикка покончила с собой, приняв яд), как я понял. Другая с тобой не справится.

Гэрри закатил глаза… но тут же представил себе Люсинду, полуобнаженную, разукрашенную синей краской, на колеснице.

— У твоей жены типично женское экстравагантное воображение.

Джек хихикнул.

— Я подожду с выводами до конца медового месяца. Мы отправляемся на неделю в Роулинг-Коттедж. Сейчас в Лестершире тихо и мило.

Гэрри покачал головой, улыбаясь блеску глаз брата.

— Только не потеряй что-нибудь жизненно важное… голову, например.

Джек засмеялся.

— Думаю, справлюсь. — Он нашел взглядом жену в центре толпы у двери и, повернувшись к Гэрри, протянул руку. — Пожелай мне удачи.

Гэрри встретил его взгляд.

— Ты знаешь, что я желаю тебе удачи. И твоей Златовласке тоже.

— Я передам ей. — Уже повернувшись уходить, он искоса взглянул на Гэрри: — Позаботься о себе.

И, кивнув в последний раз, он направился к своему будущему, оставив Гэрри недоумевать, насколько нынешняя затруднительная ситуация отражается на его лице.

Пятнадцать минут спустя, стоя на верхних ступеньках парадной лестницы дома Уэббов, он смотрел вслед экипажу, увозящему Джека и его новобрачную. Экипаж завернул на Саут-Одли-стрит и исчез из виду. Гости повернулись, вздыхая, и отправились в дом. Гэрри задержался, избегая встречи с Эм и отцом, и последним вошел в холл.

Дворецкий как раз вернулся с его перчатками и тростью, когда холодный, спокойный голос спросил:

— Неужели вы не останетесь с нами хоть ненадолго, мистер Лестер? У нас практически не было шанса познакомиться.

Гэрри повернулся и увидел изящное лицо миссис Уэбб и ее серебряно-голубые глаза, которые, как он был уверен, видели слишком много.

— Благодарю, мадам, но я должен идти.

Он элегантно поклонился, только чтобы, выпрямляясь, услышать ее вздох.

— Я искренне надеюсь, что вы примете правильное решение.

К своей величайшей неловкости, Гэрри оказался в ловушке ее проницательного взгляда.

— Видите ли, это очень просто. Никаких проблем, хотя всегда кажется, что проблема есть. Человек только должен решить, что ему необходимо больше всего в жизни. Поверьте мне. — Она по-матерински похлопала его по руке, в полном несоответствии с ее чрезвычайно элегантной внешностью. — Это так легко, если подумать хорошенько.

В первый раз за очень долгое время Гэрри не нашелся что ответить.

Люсилла Уэбб улыбнулась ему очень искренне и грациозно взмахнула рукой.

— Я должна вернуться к гостям. Но постарайтесь принять правильное решение, мистер Лестер. И желаю вам удачи.

Она ускользнула в гостиную.

Выйдя на улицу, Гэрри остановился в раздумье. Куда идти? Домой? В один из клубов? Нахмурившись, он покачал головой.

Незваный образ Боудикки предстал перед его мысленным взором. Гэрри перестал хмуриться, губы дернулись в улыбке. Странная фантазия. Неужели он так опасен, что женщине необходима броня для общения с ним?

Сидящий в нем повеса не возражал против такого сравнения, но сам Гэрри не знал, комплимент ли это. Однако он был уверен — и у него было предостаточно доказательств, — что Люсинда Бэббакум не относится к тем женщинам, которые способны осознать опасность, еще менее — предусмотреть ее. Она, как он представлял, просто посмотрела бы в глаза римским командирам и спокойно указала им на то, что они незаконно вторглись в ее владения. А потом, сложив на груди руки и нетерпеливо топая ножкой, приказала бы им удалиться.

31
{"b":"18124","o":1}