ЛитМир - Электронная Библиотека

Люсинда ответила улыбкой.

— Мы поместили вас в Голубую комнату. — Ее светлость взглянула на голубое батистовое дорожное платье Люсинды. — Исключительно по вдохновению. Мелторп проводит вас и пришлет вашу горничную и багаж. Мы обедаем в шесть.

Люсинда снова поблагодарила и последовала за мажордомом, маленьким скрюченным человечком в темной ливрее. Длинный нос и сгорбленные плечи придавали ему сходство с вороной.

На верхней площадке широкой главной лестницы Люсинда случайно встретилась с ним взглядом. Мелторп показал на один из коридоров, и она последовала за ним… нахмурившись. Почему Мелторп смотрит на нее так сурово? Он остановился перед дверью в конце коридора, открыл ее и отступил, пропуская Люсинду. Проходя мимо, молодая женщина внимательнее взглянула на его лицо.

Окинув комнату профессионально оценивающим взглядом, она выразила кивком свое одобрение.

— Благодарю вас, Мелторп. Пожалуйста, немедленно пришлите мою горничную.

— Как пожелаете, мэм.

Мелторп поклонился и удалился с ледяным, почти оскорбительным видом, а Люсинда хмуро смотрела на уже закрывшуюся дверь.

Вряд ли она неправильно поняла его поведение: слишком большим был ее опыт общения со слугами и подчиненными. Этот человек смотрел на нее, обращался с ней, как если бы… Через мгновение она нашла четкое определение его поведению и застыла как громом пораженная.

Дверь открылась, и появились Агата и лакей. Агата строго и мрачно приказала лакею поставить багаж Люсинды у туалетного столика, затем закрыла за ним дверь.

— Что скажете? — Агата повернулась к своей хозяйке.

Люсинде не понравился суровый блеск старых глаз, но она не ответила. По опыту она знала, что получит больше информации, если позволит Агате выложить ее по-своему. А ей было очень любопытно узнать, что представляет собой Астерли-Плейс.

Стянув перчатки, Люсинда бросила их на постель — широкую кровать с балдахином, украшенным кисточками. За перчатками последовала шляпка. Затем она задумчиво расправила юбки.

— Хм, слишком мятые. Я переоденусь в новое платье для дневных приемов… до обеда.

Агата хмыкнула, наклоняясь к замкам.

— Я видела не много, но, похоже, модная компания. Полно господских лакеев в кухнях… и по виду дамских горничных я бы сказала, что еще до вечера начнутся драки из-за щипцов для завивки. Лучше позвольте причесать вас сейчас.

— Позже. — Люсинда взглянула на свое отражение в зеркале туалетного столика. — Успеем перед обедом.

— В шесть, они сказали. Нечто среднее между городом и деревней. — Агата вытащила охапку платьев. — Слышала, как кто-то из них упомянул, что в этом случае остается время на их вечерние «маленькие игры», понятия не имею, что это значит.

— Игры? — Может, в Астерли-Плейс развлекаются обычными комнатными играми: шарадами, викторинами, фантами? Люсинда нахмурилась. Она представила лорда Астерли и пышную Маргерит, затевающих подобные игры, — зрелище не показалось ей убедительным. Поджав губы, Люсинда встала. — Помоги мне переодеться. Я хочу взглянуть на остальных гостей до обеда.

Как ей и сказали, гости собрались в зимнем саду, необычайно большом и заставленном кадками с пальмами, что придавало ему сходство с прохладным гротом. В центре находился выложенный плиткой бассейн, вокруг которого и расположились гости. Некоторые сонно сидели в плетеных креслах, другие непринужденно болтали.

Обведя взглядом компанию, Люсинда обрадовалась, что переоделась. Действительно стильная компания, уверенная, весело щебечущая, как разноцветные птички в листве. Люсинда заметила миссис Уокер, элегантную вдову, и леди Моркомб, эффектную замужнюю даму, — их обеих она встречала в городе.

— Дорогая миссис Бэббакум, — подошла к ней Маргерит, шелестя платьем. — Позвольте представить вам лорда Дьюхерста. Он только что вернулся из Европы и жаждет познакомиться с вами.

Люсинда спокойно повернулась к лорду Дьюхерсту, продолжая мысленно оценивать гостей. И не смогла обнаружить ничего странного, ничего, что подтвердило бы ее беспокойство.

— Действительно, — ответила она на вопрос лорда Дьюхерста. — Я прекрасно провела время в городе. Но балы стали несколько… утомительными. Вы не находите? В такой толпе невозможно расслышать и собственные мысли. А уж дышать…

Его светлость рассмеялся… учтиво, вкрадчиво.

— Совершенно согласен, дорогая. Такие уютные встречи, как эта, гораздо приятнее. — Он слегка подчеркнул последнее слово, и Люсинда подняла на него взгляд. Его светлость смотрел на нее сверху вниз с похотливым блеском в глазах. — Я уверен, дорогая, вы быстро обнаружите, что в Астерли-Плейс есть и время, и место… подумать.

Люсинда пристально смотрела на него и не успела еще собраться с мыслями, как милорд взял ее руку и низко поклонился.

— Если вам понадобится компания, дорогая, прошу вас, не колеблясь обращайтесь ко мне. Я могу быть безмерно внимательным, уверяю вас.

— Ах… да. То есть… — Люсинда отчаянно пыталась привести свои мысли в порядок. — Я запомню ваше предложение, милорд. — И она несколько скованно кивнула.

Милорд снова низко поклонился и грациозно удалился. Тогда Люсинда сделала быстрый вдох и снова, более критически, оглядела собравшихся.

И удивилась, как могла быть так слепа. Все дамы до единой, несомненно, были дамами, но все они были или замужними, или вдовами; все — безупречно воспитанные, но в том возрасте, когда у некоторых проявляется интерес к тайным связям.

Что касается джентльменов, они все, как один, были того типа, с которым она слишком хорошо познакомилась.

На этом ее размышления были прерваны приближением лорда Астерли.

— Дорогая миссис Бэббакум, не могу выразить словами, как я был счастлив, когда узнал о вашем интересе к нашим милым встречам.

— Моем интересе? — Люсинда постаралась не показать свое изумление и вежливо, хотя и холодно, подняла брови.

Лорд Астерли понимающе улыбнулся: Люсинде показалось, что он вот-вот подмигнет ей и ущипнет за локоть.

— Ну… возможно, не столько к нашим встречам, сколько к определенному сорту развлечений, которые мы все находим такими… — его светлость взмахнул рукой, — удовлетворяющими. Я надеюсь, дорогая, что если вы почувствуете подобную склонность, то не колеблясь обратитесь ко мне… я помогу оживить ваше пребывание здесь.

Едва сохраняя вежливые манеры, Люсинда наклонила голову. Она не могла найти подходящих слов для ответа его светлости и позволила ему думать, что он захочет.

Он просиял и поклонился. К своему глубокому сожалению, Люсинда нашла, что очень трудно возмущаться его искренней радостью. Она кивнула и отошла к бассейну. Рядом с миссис Аллердин, светской вдовой, не такой уж добродетельной, как Люсинда теперь поняла, было свободное место.

Миссис Аллердин повернулась к Люсинде.

— Добрый день, миссис Бэббакум… или вы позволите оставить формальности и называть вас Люсиндой?

Люсинда, прищурившись, взглянула на очаровательно милое лицо Генриетты Аллердин.

— Да, конечно.

Чувствуя, что ее глазам открывается совершенно новая сторона светской жизни, она опять изумленно огляделась.

— Вы здесь впервые, не так ли? — наклонилась к ней Генриетта. — Маргерит говорила об этом. Забудьте о неловкости, — и она похлопала Люсинду по руке. — Мы здесь все друзья, все очень тактичны… Нет нужды бояться слухов по возвращении в город. — Генриетта вела себя совершенно непринужденно. — С тех пор как Гэрри это придумал, прошли уже годы.

— Гэрри? — задохнулась Люсинда. — Гэрри Лестер?

— Мм… — Генриетта обменялась довольно многозначительным взглядом с элегантным джентльменом, стоявшим в другом конце комнаты. — Насколько я помню, идея принадлежала именно Гэрри. Альфред просто следовал его указаниям.

Гэрри… пославший ее сюда.

Мгновение Люсинде казалось, что она упадет в обморок… комната окуталась плотным туманом; по коже пробежали мурашки. Она сглотнула комок в горле, сжала кулаки, борясь с головокружением, и только после томительной паузы прошептала: «Понимаю».

35
{"b":"18124","o":1}