ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы часто приезжаете сюда, сэр?

Мистер Ормсби легкомысленно махнул рукой.

— Иногда. Мирная передышка от городской суеты, не так ли?

— Действительно. — Краем глаза Люсинда заметила, как нахмурился Гэрри. Затем рядом с ним остановилась Маргерит, потребовав, чтобы он повел ее в столовую. Люсинда ослепительно улыбнулась мистеру Ормсби.

— Я буду полагаться на вас, сэр, в знакомстве с обычаями Астерли-Плейс.

Мистер Ормсби просиял от радости.

— Счастлив оказать вам услугу, дорогая.

Люсинда заморгала и понадеялась, что не возбудила в нем ложных ожиданий.

— Скажите, обеды здесь, наверно, весьма изысканны?

Сегодняшний обед не представлял ничего особенного, но состоял из четырех блюд с двумя полными переменами. Беседа, к облегчению Люсинды, оставалась общей, в меру оживленной и касалась в основном последних слухов и светских сплетен — все в самом лучшем вкусе.

Если бы не едва уловимые подводные течения: случайные взгляды, произнесенные шепотом слова, ее удовольствие было бы ничем не ограничено.

— Дорогая миссис Бэббакум, — склонился к ней лорд Дьюхерст, сидевший слева. — Вы слышали о «Поисках сокровищ», которые Маргерит организовала на завтра?

— «Поиски сокровищ»? — Ощущая растущую похоть во взгляде его светлости, Люсинда невольно задумалась, может ли такое развлечение в подобной компании быть невинным.

— Да… и мы сыграем версию «Волков и овец», которая, я уверен, восхитит вас. — Его светлость улыбнулся.

Это Люсинда тоже смогла себе представить, но сохранила безмятежную улыбку, воспользовавшись появившимся перед ней кремом, чтобы отвернуться без комментариев, и тут же наткнулась на взгляд Гэрри. Он сидел напротив нее, чуть наискось, и она почувствовала кипящее в нем раздражение по странной напряженности как будто расслабленного тела, по тому, как сильно его длинные пальцы сжимали бокал с вином. Люсинда ослепительно улыбнулась… подарив эту улыбку мистеру Ормсби.

Гэрри стиснул зубы, затем постарался расслабить челюсти и повернулся к Маргерит, махавшей ему с другого конца стола.

Люсинда надеялась привести в порядок мысли и укрепить свою оборону, когда дамы удалятся в гостиную. Но в Астерли-Плейс портвейн был последним, что занимало джентльменов: они немедленно проследовали за дамами, даже не взглянув на графины, украшавшие буфет.

— Первый вечер мы обычно проводим тихо, — сообщил Люсинде мистер Ормсби, присоединяясь к ней у камина. — Чтобы гости… познакомились друг с другом, если вы меня понимаете.

— Именно так! — Лорд Астерли не собирался уступать мистеру Ормсби. — Завтра, конечно, все несколько оживится. — Он потер руки и окинул взглядом собравшуюся компанию. — Мы думали начать с катанья по озеру, затем перейти к «Поискам сокровищ». Маргерит все организовала… в садах, конечно. — Он совершенно невинно улыбнулся Люсинде. — В садах полно тихих уголков, где можно найти сокровище.

— Неужели? — Люсинда попыталась изобразить неопределенную вежливость.

— Конечно, все начнется после полудня. Мы обычно встречаемся за завтраком в это время. Чтобы все успели выспаться, видите ли.

Люсинда кивнула, мысленно отметив, что отправится в путь не позже десяти. Какой предлог она придумает, чем оправдает свой отъезд, она пока не знала, но наверняка к утру найдет причину.

К ним присоединились лорд Кранберн и леди Моркомб, разговор завертелся вокруг ожидаемых развлечений следующих нескольких дней — обычных развлечений. Что касается остальных удовольствий, оставшихся неразъясненными, Люсинда ощущала на себе все более настойчивые взгляды мистера Ормсби, лорда Астерли и особенно лорда Дьюхерста.

Впервые с того момента, как она вошла в Астерли-Плейс, ей действительно стало не по себе. Не из страха за свою добродетель, но из отвращения к тем потенциальным неловким ситуациям, в которых, возможно, она скоро окажется. Мистер Ормсби и лорд Астерли не выказывали никакого желания оставить ее, но, к ее облегчению, их обоих Маргерит позвала помочь разнести чай. Люсинда воспользовалась возможностью занять свободное кресло рядом с диваном, в конце которого сидела красивая женщина примерно одного с ней возраста. Люсинда смутно припомнила, что их знакомили на балу в Алмаке.

— Леди Колби, Миллисент. — Женщина улыбнулась, передавая Люсинде чашку чая. — Всегда рада приветствовать новое лицо в нашем кругу.

Ответной улыбке Люсинды явно не хватало тепла, и она спрятала этот недостаток за своей чашкой. Она уже начинала сожалеть, что ей не хватило смелости поднять шум и уехать три часа назад.

— Вы уже сделали свой выбор? — спросила леди Колби.

— Выбор?

Ее светлость обвела рукой гостиную.

— Из присутствующих джентльменов. — (Люсинда озадаченно взглянула на собеседницу.) — О… я забыла, вы же новенькая. — Леди Колби опустила свою чашку и наклонилась к Люсинде. — Все очень просто. Нужно только решить, кто из джентльменов вам нравится больше всего… Один, два или больше, в зависимости от ваших вкусов, и дать им знать… тактично, конечно. Больше ничего, все чудесно организовано.

Глядя в невозмутимое лицо леди Колби, Люсинда отпила глоток чая.

— О… я не уверена.

— Ну, не мешкайте слишком долго, или лучших расхватают. — Леди Колби коснулась рукава Люсинды. — Я наметила Гэрри Лестера, — доверительно сказала она, кивая на Гэрри. — Он не был здесь целую вечность… с тех пор как я стала приезжать, то есть уже больше года. Но вся эта безмерная элегантность, все это сногсшибательное изящество… — Леди Колби грациозно вскинула руку. — В тихом омуте черти водятся, как говорят. — Не отрывая взгляда от Гэрри, она отпила чаю. — Никогда бы не поверила, что импульсивный Гэрри так изменится. Ничего не осталось от того стремительного юноши, который делал мне предложение столько лет назад.

Люсинда окаменела. Затем медленно поставила свою чашку на блюдце.

— Он делал вам предложение?

— О да! Не официально… до этого не дошло. Более десяти лет назад. — Ее светлость постаралась показаться романтичной, но тут же захихикала. — Он был ужасно влюблен… ну, вы знаете, как это бывает с молодыми людьми… Без ума от любви. Дикие, страстные признания… это было так захватывающе, ибо он был очень красив даже тогда.

Пока ее светлость изучала лицо Гэрри, занятого беседой с мистером Хардингом, Люсинда изучала лицо леди Колби.

— Но вы отвергли его?

— Господи, конечно! Лестеры бедны, как церковные мыши. То есть были бедны. Однако… — задумчивый блеск осветил глаза леди Колби, — теперь, когда Колби умер, а Лестеры разбогатели… Очень разбогатели, дорогая, так я слышала. Ну… — Она снова повернулась к Гэрри, ее лицо засветилось предвкушением. — Я непременно возобновлю старое знакомство.

В этот момент Гэрри и мистер Хардинг расстались, и пронизывающий зеленый взгляд обратился в сторону Люсинды и Миллисент. Миллисент восхищенно улыбнулась и поднялась, отставив чашку.

— Думаю, лучшего момента не представится. Простите меня, дорогая.

Люсинда заставила себя наклонить голову. Взяв обе чашки, она понесла их к чайному столику, у которого сидела Маргерит, стараясь смотреть прямо на хозяйку.

Гэрри не отрывал хмурого взгляда от Люсинды. Он немного растерялся. Ни один из джентльменов не давил на нее, никто не проявлял собственнического интереса. Трое, если не четверо, были совершенно очарованы, еще несколько следили за ней. Но никто не считал, что имеет право первенства… все жаждали ее благосклонности, как будто она появилась на их орбите по собственному желанию.

Что оставляло его загадку неразгаданной. Мысленно скривившись, он отложил решение до утра. Он уже собирался пересечь комнату, готовясь к тому, что, как он знал, будет непростой встречей, как почувствовал легкое прикосновение к своей руке.

— Гэрри! — Миллисент, леди Колби, взволнованно выдохнула его имя. Широко раскрыв большие карие глаза, она изящно раскраснелась.

Гэрри чуть кивнул.

— Привет, Милли.

Снова подняв голову, он поискал взглядом Люсинду. Она все еще разговаривала с Маргерит.

37
{"b":"18124","o":1}