ЛитМир - Электронная Библиотека

Люсинда пристально смотрела в непроницаемые зеленые глаза и гадала, не шутит ли Гэрри. Но его едва уловимое напряжение оставляло ясное впечатление, что он действительно не шутит.

Чувствуя дрожь… больше не странную, а отчетливо знакомую, Люсинда решила, что с нее достаточно. Если он может болтать о их детях, он должен определиться насчет того, что следует перед этим. Она распрямилась и подняла голову.

— Гэрри.

Он отвернулся и выглянул в окно.

— Миссис Симпкинс приготовила чай и лепешки. Идемте… нельзя ее разочаровывать. — С невинной улыбкой он взял Люсинду под руку и повернул к двери. — Скоро полдень… подозреваю, что после этой импровизированной трапезы нам придется поспешить. Мы должны выехать днем.

Люсинда смотрела на него, не веря своим ушам.

Гэрри улыбнулся.

— Представляю, с каким нетерпением вы ждете возвращения в город… к вальсам в объятиях светских львов.

Разочарование Люсинды было таким сильным, что у нее закружилась голова. Когда Гэрри кротко поднял брови, воплощение самой невинности, она свирепо прищурилась на него.

Его губы дернулись, он показал на дверь.

Люсинда сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Если бы она не была леди…

Стараясь не скрежетать зубами, она взяла его под руку и, неодобрительно поджав губы, позволила отвести себя вниз.

Глава тринадцатая

— Итак, вы все поняли? — Гэрри сидел за столом в своей библиотеке и вертел между пальцами неочиненное перо.

Перед ним на стуле расположился мужчина. С незапоминающегося лица на Гэрри смотрели проницательные карие глаза. Судя по неброской одежде, мужчина не принадлежал к высшему свету, но определить род его занятий было невозможно. Финеас Солтер мог быть кем угодно — почти кем угодно, что в известной мере и определяло его успехи в избранной профессии.

Бывший сыщик уголовного полицейского суда утвердительно кивнул.

— Да, сэр. Я должен навести справки о джентльменах: мистере Эрле Джолиффе и мистере Мортимере Бэббакуме — с целью выяснить причину, по которой они могли бы желать зла миссис Люсинде Бэббакум, вдове дяди вышеупомянутого Мортимера.

— И вы должны сделать это, не поднимая шума.

Солтер наклонил голову.

— Естественно, сэр. Если эти джентльмены что-то задумали, они не должны ничего подозревать. Пока мы не будем готовы.

Гэрри скривился.

— Совершенно верно. Но я также должен подчеркнуть, что мы ни в коем случае не желаем, чтобы миссис Бэббакум узнала о наших подозрениях. Или о том, что есть причины для расследования.

Солтер нахмурился.

— Не сочтите за непочтение, сэр, но полагаете ли вы это разумным? Судя по тому, что вы рассказали мне, эти негодяи способны на решительные шаги. Не будет ли лучше предупредить леди?

— Если бы на ее месте была другая дама, такая, которая испугалась бы и была бы счастлива оставить дело в наших руках, я без колебаний согласился бы. Однако миссис Бэббакум не такая. — Гэрри некоторое время внимательно изучал своего нового подчиненного, и, когда заговорил, его тон был поучительным. — Готов держать пари, что, если миссис Бэббакум узнает о связи Мортимера с ее недавними приключениями, она вызовет карету и отправится к нему требовать объяснений. Одна.

Лицо Солтера приняло озадаченное выражение.

— Ах… — Он моргнул. — Она несколько наивна?

— Нет. — Тон Гэрри стал суровым. — Не наивна. Она просто не в состоянии осознать собственную уязвимость и, наоборот, бесконечно уверена в своей способности одержать победу. Поэтому я не хотел бы подвергать ее риску.

— Конечно, — кивнул Солтер. — Из того немногого, что я слышал, этот Джолифф — не тот человек, с которым следует связываться даме.

— Вот именно. — Гэрри поднялся. Солтер тоже встал. Бывший сыщик был коренастым мужчиной, широкоплечим и полным. Гэрри кивнул. — Доложите мне, как только что-нибудь узнаете.

— Хорошо, сэр. Можете на меня положиться.

Гэрри пожал Солтеру руку. Долиш, который по приказу Гэрри молчаливым свидетелем присутствовал при беседе, проводил Солтера. Повернувшись к окнам, Гэрри праздно играл пером, устремив невидящий взгляд на двор.

Солтер был хорошо известен посетителям клубов Джексона и Крибба. Неплохой боксер, он принадлежал к числу немногих, кого допускали в эти аристократические заведения. Но не эти его качества привели к нему Гэрри. Солтер был хорошим сыщиком, хотя репутация его была несколько запятнана. Магистрат не одобрял его привычку «ловить воров с помощью воров». Успехи Солтера не ослабили неодобрения начальства, и он покинул ряды лондонской полиции по обоюдному согласию. С тех пор, однако, он заработал репутацию надежного человека среди светских джентльменов. К нему обращались, когда дело касалось сомнительного, возможно, противозаконного поведения, которое необходимо было расследовать в строжайшей тайне.

Подобным делом, как считал Гэрри, был явный интерес Мортимера Бэббакума к благополучию Люсинды.

Он сам бы занялся этим делом, но никак не мог понять мотивов Мортимера. И он не мог отказаться от расследования, будучи убежденным, что происшествие на Ньюмаркетской дороге не было случайным. Он решил действовать осторожно и обратился к Солтеру, известному как раз своей ловкостью и осмотрительностью.

— Ну и дела! — Долиш вернулся и закрыл за собой дверь. — Хорошая заваруха. Хотите, чтобы я присмотрел за ней?

— Это мысль. Как ты думаешь, ее кучер… Джошуа, кажется… как он воспримет новости?

— Очень встревожится, точно.

— А ее горничная, грозная Агата?

— Еще больше, если я не ошибаюсь. Очень трясется над ней и — после того, как вы организовали отъезд из Астерли и замели следы, — изменила свое мнение о вас.

Губы Гэрри дернулись.

— Хорошо. Тогда заручись и ее поддержкой. У меня такое чувство, что мы должны набрать столько телохранителей миссис Бэббакум, сколько возможно… просто на всякий случай.

— Да, не стоит рисковать. — Долиш направился к двери. — Не после стольких трудов.

Брови Гэрри взлетели. Он обернулся, но Долиш уже сбежал.

Трудов? Его губы вытянулись в упрямую линию. Самая тяжелая часть еще была впереди, но он наметил курс и не собирался сворачивать.

Когда в следующий раз он сделает предложение своей соблазнительнице, у нее не будет оснований сомневаться в его любви.

— Ох! — Голова Долиша высунулась из-за двери. — Только что вспомнил. Сегодня бал у леди Миклхэм. Хотите, чтобы я организовал выезд, когда увижу Джошуа?

Гэрри кивнул.

— Пока не ушел, подготовь серых.

— Вы собираетесь прокатиться?

— Да. — Гэрри помрачнел. — В Гайд-парке.

Пятнадцать минут спустя Фергюс открыл ему дверь тетиного дома. Гэрри вручил слуге перчатки и снял плащ.

— Полагаю, тетя отдыхает?

— Да, сэр, она прилегла часа два назад.

— Я не буду ее беспокоить… я хочу видеть миссис Бэббакум.

— Ах, — Фергюс заморгал. — Боюсь, миссис Бэббакум занята, сэр.

Гэрри медленно поворачивал голову, пока его взгляд не упал на невозмутимое лицо Фергюса.

— В самом деле?

Он ждал. Фергюс, к его облегчению, соблаговолил ответить на невысказанный вопрос без неловкой подсказки.

— Она в задней гостиной — ее кабинете — с мистером Мавверли. Учтивый джентльмен, ее агент, как я понял.

— Ясно. — Гэрри заколебался, затем, совершенно уверенный, что Фергюс все прекрасно понял, отпустил его кивком. — Не объявляйте меня.

С этими словами он поднялся по лестнице, сдерживая свое нетерпение настолько, чтобы казаться праздным. Но, когда он достиг верхнего коридора, его шаги удлинились. Он задержался у двери, услышав приглушенные голоса.

С суровым выражением лица он открыл дверь.

Люсинда сидела на диване с открытым гроссбухом на коленях. Она подняла глаза и осеклась на полуслове, увидев его.

Юный джентльмен, аккуратно и скромно одетый, наклонился из-за ее плеча, разглядывая цифры, на которые она указывала.

— Я не ожидала вас, — сказала Люсинда, приводя в порядок разбежавшиеся мысли.

46
{"b":"18124","o":1}