ЛитМир - Электронная Библиотека

Его сила поглотила ее, он был ее опорой и защитой, возлюбленным и господином, спутником и другом. Она внимательно смотрела на его строгое лицо, словно высеченное из мрамора. Рядом с ним она могла оставаться самой собой. Ее взгляд смягчился, как и линия ее губ. Он это заметил, и тотчас что-то неуловимо изменилось в его взгляде, отчего в ее теле начал медленно разгораться жар, не имевший никакого отношения к толпе вокруг, а только к тому, что связывало их.

С врожденной грацией кружились они по длинному залу, не видя никого, не сознавая ничего за пределами собственного мира, зачарованные вальсом и обещанием в глазах друг друга.

Лорд Рутвен и мистер Эмберли обменялись самодовольными улыбками.

— Ну, думаю, мы можем поздравить друг друга, Эмберли, — сказал лорд Рутвен, протягивая приятелю руку.

— Действительно, ? просиял мистер Эмберли, пожимая ее. — Отличная работа! — Его глаза устремились на танцующую пару. — Никакого сомнения.

Лорд Рутвен последовал за его взглядом и ухмыльнулся.

— Никакого.

Откинувшись на руку Гэрри и отдавшись волшебству момента, Люсинда наслаждалась охватившей ее бурной радостью. Он очень скоро сделает ей предложение, и она больше не сомневалась в своем ответе. Она так любит его, что не сможет отказать, даже если он не скажет о любви. В глубине души Люсинда всегда знала, что он любит ее. И в этом она черпала силы. И надежду на то, что он признается ей в любви. А нет, так нет. Она была слишком реалистична, чтобы роптать на судьбу.

С последним аккордом вальса вечер был объявлен завершенным.

Как член семьи, Гэрри задержался, пока разъезжались гости. Джеральд наконец спустился в холл, оставив Гэрри с Люсиндой на верхней площадке лестницы. Не обращая внимания на Эм, облокотившуюся о перила по другую сторону от Люсинды, Гэрри поднес пальцы Люсинды к своим губам, коснувшись их нежным поцелуем, затем, не сводя глаз с ее лица, перевернул руку ладошкой вверх и поцеловал запястье.

Люсинда ощутила восхитительный трепет, пробежавший по ее телу.

Гэрри улыбнулся и коснулся пальцем ее щеки.

— Мы поговорим завтра.

Он произнес эти слова тихо, очень тихо, но они будто пронзили ее сердце. Она нежно улыбнулась. Гэрри поклонился сначала ей, затем Эм. И, не оглянувшись, спустился в холл — до самой последней черточки воплощение элегантного повесы.

В тени домов напротив Хэллоуз-Хауса, незаметный среди маленькой толпы уличных мальчишек и неизбежных зевак, которую собирал любой бал или прием, Скругторп не сводил глаз с освещенного подъезда, злобно бормоча под нос:

— Погоди, доберусь я до тебя, ведьма. Когда с тобой разделаюсь, ни один джентльмен не захочет пачкаться об тебя. Порченым товаром ты будешь… хорошо и умело порченным.

Он ухмыльнулся, радостно потирая руки, сверкая в темноте глазами.

Мимо, похоже в поисках случайной работы, прошел фонарщик, бросив на Скругторпа безразличный взгляд. Через несколько шагов он миновал метельщика улиц, стоявшего опершись на метлу. Лицо метельщика затемняла обвислая шляпа. Фонарщик ухмыльнулся метельщику, затем неторопливо подошел к ближайшему столбу и прислонился к нему. Скругторп не заметил ни того, как они переглянулись, ни того, как внимательно следили за последними гостями, покидавшими Хэллоуз-Хаус.

— Ты скоро будешь в моих руках, очень скоро, — оскалился он. — Тогда я отучу тебя от дерзости и высокомерия. Быстренько спущу тебя на землю с облаков.

Тихий мелодичный свист отвлек Скругторпа от сладких мыслей. Он замер. А потом принялся настороженно всматриваться в тень. Его взгляд на мгновение остановился на фонарщике. Скругторп хорошо знал этот свист, до последнего придыхания в конце каждой трели.

Он бросил последний взгляд на пустой подъезд напротив и нарочито беззаботно отправился прочь.

Метельщик и фонарщик следили за ним, затем фонарщик кивнул метельщику и скользнул в тень вслед за Скругторпом.

Глава пятнадцатая

Следующим утром, когда спящий Гэрри лежал на животе, обхватив руками подушку, тяжелая рука опустилась на его обнаженное плечо.

Его реакция была мгновенной: он резко поднялся, напрягшись, широко раскрыв глаза, сжав кулаки.

— Ну, ну! — Долиш предусмотрительно отскочил. — Думаю, вам пора отвыкать от этой привычки: рядом нет разгневанных мужей.

Сверкая глазами, Гэрри сделал глубокий вдох и раздраженно выдохнул. Опершись на локоть, он отбросил волосы с лица.

— Который час, черт побери?

— Девять, — ответил Долиш уже от гардероба. — Но у вас посетители.

— В девять утра? — Гэрри перевернулся и сел.

— Солтер… и он привел того агента миссис… мистера Мавверли.

Прищурившись и обхватив руками колени, Гэрри уставился на Долиша.

— Я еще не женился на этой несносной женщине.

— Начинайте потихоньку привыкать. — Долиш повернулся к Гэрри с серым сюртуком на руке. — Это подойдет?

Десять минут спустя Гэрри спускался по узкой лестнице, раздумывая о том, не предпочтет ли Люсинда более просторный дом, когда они будут приезжать в Лондон. Он надеялся, что нет.

Он снимал эти комнаты последние десять лет, и они стали удобны, как старые башмаки.

Гэрри открыл дверь в кабинет и окинул взглядом посетителей. Солтер стоял у письменного стола, Мавверли неловко устроился на стуле.

При виде Лестера Мавверли вскочил.

— Доброе утро, Мавверли, — кивнул Гэрри от двери. — Солтер, приветствую вас.

Солтер кивнул, но ничего не ответил, сжав губы, как будто сдерживая слова.

Мавверли чопорно чуть наклонил голову.

— Мистер Лестер, надеюсь, вы простите наше вторжение, но этот джентльмен, — он взглянул на Солтера, — очень настойчиво расспрашивал о делах миссис Бэббакум, информацию, о которых я считаю в высшей степени конфиденциальной. — Мистер Мавверли перевел взгляд на лицо Гэрри. — Он сказал, что работает на вас.

— В самом деле. — Гэрри взмахнул рукой, предлагая мистеру Мавверли сесть, и сам сел за письменный стол. — Боюсь, нам крайне необходима информация, которую просил у вас мистер Солтер. Дело касается безопасности миссис Бэббакум. — Как Гэрри и ожидал, при упоминании безопасности Люсинды, мистер Мавверли оцепенел. — То есть если вы действительно знаете ответы.

Мистер Мавверли заерзал, настороженно глядя на Гэрри.

— Как раз я… поскольку это необходимо в моем положении — представителя компании, — должен быть абсолютно уверен в том, чьи интересы представляю. — Он бросил взгляд на Солтера, затем снова уставился на Гэрри. — Но вы говорили о безопасности миссис Бэббакум. Какое отношение к этому имеет запрашиваемая вами информация?

Гэрри сжато рассказал о предполагаемом заговоре, придерживаясь основных фактов. Мистер Мавверли был деловым человеком и без труда принял их гипотезу. Его лицо попеременно отражало изумление, ярость и, наконец, упрямую решимость.

— Негодяи! — Слегка покраснев, он взглянул на Гэрри. — Вы сказали, что собираетесь получить ордер на их арест?

Ответил Солтер:

— У нас достаточно причин, но получить ордер мы сможем, только прояснив ситуацию с опекунством: без этого их мотивы неубедительны.

— Итак, — Гэрри в упор посмотрел на мистера Мавверли, — вопрос в том, поможете ли вы нам.

— Я сделаю все, что в моих силах, — страстно поклялся мистер Мавверли. И тут же извинился за свою пылкость: — Миссис Бэббакум очень добра ко мне. Вы понимаете, что мало кто назначил бы такого сравнительно молодого человека, как я, на столь важный пост.

— Конечно. — Гэрри приложил все силы, чтобы его улыбка не выглядела угрожающей, как вполне могло случиться в столь ранний час. — И, как преданный служащий «Бэббакум и Компании», вы, естественно, постараетесь помочь в обеспечении безопасности ваших хозяев?

— Несомненно. — Мистер Мавверли уселся поудобнее. — Миссис Бэббакум действительно является единственным законным опекуном мисс Бэббакум. — Он снова слегка покраснел. — Я совершенно уверен, так как, занимая свою должность, спросил об этом миссис Бэббакум. Она — образец делового этикета — настояла на том, чтобы я увидел документ об опекунстве.

54
{"b":"18124","o":1}