ЛитМир - Электронная Библиотека

Он нахмурился.

— Я сам найду ступеньки. Долиш останется здесь с вами.

Люсинда улыбнулась.

— Чепуха! Это займет у вас вдвое больше времени. — Она взяла с коленей василек и подняла голову. — Чем скорее вы туда доберетесь, тем быстрее вернетесь.

Гэрри подумал, затем покачал головой. Вероятно, Джолифф уже за решеткой, но кто знает…

— Нет, я…

— Это нелепо! Я вполне способна одна посидеть несколько минут на солнце. Что может случиться со мной в такой мирной обстановке?

Уперев руки в бока, Гэрри огляделся. Вокруг было открытое пространство, никто не смог бы подкрасться и захватить ее врасплох. В конце концов, она взрослая, разумная женщина и закричит, если случится что-то непредвиденное. И ее непременно услышат.

Чем скорее он встретится с посланником Солтера, тем скорее сможет сосредоточиться на их будущем.

— Ладно. Но вы останетесь ддесь, и посмейте только шевельнуться!

Она ответила ему ласковой покровительственной улыбкой.

Гэрри отвернулся и быстро зашагал через поле; самоуверенность этой несносной женщины оказалась заразительной.

Как многие сельские жители, Долиш мог уверенно повторить свой путь, но не мог описать его. Он пошел впереди, и через несколько минут они оказались у живой изгороди и маленькой бреши в ней.

Гэрри остановился.

— Какого дьявола?..

Солтер протолкался через разношерстную толпу. Среди конюхов, кучеров, фонарщиков, уличных мальчишек, метельщиков и прочего сброда, обычного для лондонских улиц, — явно «людей» Солтера — Гэрри заметил Мавверли и трех сыщиков полицейского суда. Лицо Солтера было мрачным.

— Мы получили ордер на арест, но Джолифф и его компания удрали.

Гэрри окаменел.

— Я думал, что вы следите за ними.

— Следили. — Солтер помрачнел еще больше. — Но, видимо, что-то насторожило их. Утром мы нашли двух наблюдателей с разбитыми головами… и никаких признаков наших пташек.

Гэрри встревожился, сердце будто сжали цепкие пальцы.

— Они взяли экипаж?

— Да, — сказал один из конюхов с постоялого двора. — Похоже, что они уехали около десяти, как раз перед тем, как появился командир с ордером.

Вперед выступил мистер Мавверли.

— Мы решили предупредить, чтобы вы получше следили за миссис Бэббакум… пока этот мерзавец не окажется за решеткой.

Гэрри едва ли услышал. Его лицо потеряло всякое выражение.

— О мой Бог!

Он стремительно повернулся и бросился назад, Долиш не отставал от него. Остальные, загипнотизированные его страхом, бросились следом.

Гэрри выбежал из рощи и остановился как вкопанный.

Перед ним на ветру качались травы, поле безмятежно купалось в летней жаре. Короткая непомятая гирлянда из голубых васильков лежала на камне. Ее явно аккуратно положили, а не уронили и не швырнули.

Судорожно дыша, он огляделся.

— Люсинда?!

На его крик никто не отозвался. Гэрри выругался.

— Они схватили ее. — Слова обожгли ему горло.

— Они не могли далеко уйти. — Солтер знаком подозвал своих людей. — Мы ищем леди… высокую, темноволосую, многие из вас видели ее. Миссис Бэббакум.

Мгновенно толпа рассыпалась по полю и лесу. Гэрри, сопровождаемый Долишем, бросился к реке. Воображение рисовало ему страшные картины. Он должен найти ее, просто обязан!

Оставшись одна, Люсинда занялась плетением гирлянды из васильков, в избытке растущих около камня. Под ее внешним спокойствием скрывалось нетерпение, однако она была совершенно уверена в том, что Гэрри вот-вот вернется. Улыбаясь, она потянулась к яркому колокольчику, чтобы оттенить гирлянду.

— Миссис Бэббакум! Э… тетя Люсинда!

Люсинда обернулась, прищурившись, вгляделась в тени под деревьями и увидела невысокого хрупкого джентльмена, призывно махавшего ей.

— Господи! Что ему нужно? — Люсинда отложила гирлянду и направилась к деревьям. — Мортимер? — Она нырнула под ветку и ступила в прохладную тень. — Что вы здесь делаете?

— Поджидаем тебя, ведьма, — прорычал за ее спиной надтреснутый голос.

Люсинда вздрогнула; чья-то огромная ручища схватила ее за руку. Изумленно раскрыв глаза, она оглянулась.

— Скругторп! А вы, черт побери, что здесь делаете?

— Похищаю тебя, — оскалился Скругторп и Потащил ее в глубь рощи. — Иди… экипаж ждет.

— Какой экипаж? О Господи! — Люсинда уже хотела начать бороться, но Мортимер схватил ее за второй локоть.

— Это очень печально… но если вы только выслушаете…:это не имеет лично к вам никакого отношения… просто надо исправить ошибку, восстановить справедливость… видите ли.

Вцепившись в руку Люсинды, он не очень-то помогал Скругторпу тащить ее. Его водянисто-голубые глаза молили о понимании.

Люсинда нахмурилась.

— Что все это значит?

Мортимер начал объяснять… обрывочными фразами, междометиями. Пытаясь понять, что он говорит, Люсинда не обращала внимания на Скруггорпа, рассеянно позволяя ему тащить ее дальше. Только иногда, перешагивая через бревна, она отвлекалась, чтобы приподнять юбки.

— Проклятая зазнайка! — Скругторп ударил ногой по ее юбкам. — Когда мы останемся одни, я тебе…

— И потом, видите ли, я должен был Джолиффу… должен был расплатиться, вы понимаете… играть и платить… честь и все такое…

— И я тебя свяжу…

— И потом оказалось, что долг довольно большой… не то чтобы очень, но… пришлось найти, вы понимаете… и я прямой наследник дяди Чарльза… но там ничего не оказалась… денег, я имею в виду, но я уже потратил… должен их… пришлось искать выход…

— Ну, я заставлю тебя заплатить за твой острый язык, вот увидишь. А когда я с тобой разделаюсь…

Люсинда отключилась от исступленного бреда Скруггорпа, сосредоточившись на лепете Мортимера. Когда он объяснил их конечную цель, у нее отвисла челюсть; их запутанный план достижения этой цели потряс ее еще больше.

— Итак, как видите, все достаточно просто, — заключил Мортимер. — Если вы передоверите мне опекунство, все уладится… вы ведь понимаете, не так ли?

Они уже вышли к реке, впереди лежал узкий пешеходный мостик. Люсинда резким движением вырвалась из рук Скруггорпа и остановилась, презрительно глядя на Мортимера.

— Осел! Неужели вы действительно верите во всю эту чушь? Только из-за своей слабости и глупости… — от ярости она не сразу нашла подходящие слова, выдернула руку, в которую вцепился Мортимер, и отчаянно зажестикулировала, — вы попали в руки мошенников. — Ее глаза пылали, Мортимер будто врос в землю, его рот беззвучно открывался и закрывался, он стал похож на кролика, глядящего в глаза удава. — Неужели вы думали, что я кротко вручу вам состояние моей падчерицы, чтобы вы могли набивать карманы какого-то хитрого, безнравственного, ненасытного, жалкого человечишки? — Она повысила голос, в нем появились командные нотки. — У вас в голове вместо мозгов булыжники, сэр!

— Эй, послушай, — Скругторп, несколько ошеломленный ее бешенством, затряс ее руку, — с меня достаточно.

Мортимер побледнел.

— Но дядя Чарльз был должен мне…

— Чушь! Чарльз ничего не был вам должен! На самом деле вы получили гораздо больше, чем заслужили. Мортимер, вот что вы должны сделать, — Люсинда ткнула его кулаком в грудь, — вы должны вернуться в Йоркшир и привести свои дела в порядок. Обратитесь к мистеру Уилсону в Скарборо, он сможет помочь. Встаньте на собственные ноги, Мортимер, поверьте мне, это единственный путь. — И, неожиданно вспомнив, она спросила: — Да, кстати, как поживает миссис Финниган, повариха? Когда мы уезжали, у нее, бедняжки, была язва. Ей лучше?

Мортимер безмолвно таращился на нее.

— Хватит, женщина!

Люсинда резко обернулась и уставилась на прыщавое лицо Скругторпа. Предпочтя словам действие, он схватил ее за плечи и дернул к себе. Люсинда взвизгнула и опустила голову, успев увернуться от его мерзких губ. Она боролась, пытаясь лишить его равновесия. Опустив глаза, она увидела, как его ноги в мягких кожаных башмаках переступают в поисках опоры. Она резко подняла ногу и ударила Скругторпа в пах. И, услышав, как он задохнулся, изо всех сил ударила его каблуком в подъем левой ноги.

56
{"b":"18124","o":1}