ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ух!.. Ведьма! — завизжал он.

Люсинда резко дернула головой, ударив Скругторпа в подбородок. Раздался хруст. Скругторп завопил и схватился одной рукой за ногу, а другой за челюсть. Освободившись, Люсинда метнулась от него, но попала в руки Мортимера.

В ярости она била его по рукам, по лицу; Мортимер — не Скругторп: она освободилась от него достаточно легко, толкнув его в кусты. Тяжело дыша, стараясь набрать в легкие как можно больше воздуха, она подобрала юбки и взлетела на мост. Грязно ругаясь, Скругторп заковылял за ней.

Люсинда оглянулась и побежала быстрее.

На другом конце моста она увидела опрятно одетого джентльмена: в сюртуке, бриджах и высоких сапогах. Она поблагодарила звезды и помахала:

— Сэр!

Вот человек, который наверняка поможет ей.

К ее удивлению, джентльмен остановился, расставив ноги, заблокировав выход с моста. Люсинда прищурилась и замедлила бег. В центре моста она остановилась.

Мужчина держал в руке пистолет.

Люсинда смотрела, как он поднимает пистолет — один из тех длинноствольных, что используются на дуэлях. Солнечный свет отразился от серебряных пластин. Река внизу мирно журчала, спеша к морю, высоко в небе летали и пели жаворонки. Внезапно она услышала свое имя, но крик был слишком слабым, чтобы разорвать окутавший ее туман.

Мороз пробежал по ее коже.

Пистолет медленно поднимался, пока дуло не уставилось ей в грудь.

Во рту у нее пересохло, в висках застучало. Люсинда взглянула в лицо мужчины. Невозмутимое, невыразительное. Она увидела, как шевельнулись пальцы на курке, услышала красноречивый щелчок.

В сотне ярдов ниже по течению Гэрри выбежал из леса. Тяжело дыша, он огляделся, поднял глаза на мост — и оцепенел.

Мгновение он смотрел, как его будущее, его жизнь, его любовь — все, чего он когда-либо желал, — смотрит в лицо неминуемой смерти. Солтер и несколько его людей быстро приближались по противоположному берегу, но они не успевали вовремя добежать до Джолиффа. Другие мчались к ближнему концу моста. Гэрри увидел, как пистолет замер… увидел, как дуло слегка приподнялось — необходимая мера, чтобы точно поразить цель.

— Люсинда!

Крик, полный отчаяния и ярости… и чего-то более мощного, чем и то и другое, вывел Люсинду из оцепенения.

Она повернулась, взялась рукой за деревянный поручень — доску, поддерживаемую редкими опорами, — и увидела на ближайшем берегу Гэрри. Схватившись обеими руками за поручень, она нагнулась и прыгнула в реку в тот момент, когда прогремел выстрел.

Гэрри видел, как Люсинда упала и с плеском вошла в воду. Вдруг сильно ударилась? Когда река успокоилась, Люсинды нигде не было видно. Ругаясь, Гэрри помчался к берегу. Умеет ли она плавать? Он подбежал к краю воды чуть ниже моста и сел на землю. Он стягивал сапог, когда над водой появилась голова Люсинды. Откинув волосы с глаз, она огляделась, увидела его и помахала рукой. Затем, как будто ежедневно купалась в реке, спокойно поплыла к берегу.

Гэрри сначала зачарованно смотрел на нее, потом, нахмурившись и сунув ногу обратно в сапог, встал и подошел к краю воды. Его обуревали противоречивые чувства — от радостного облегчения до ярости, — такие сильные, что кружилась голова. Краем глаза он различил суету на обоих концах моста, но даже не взглянул туда. Позже ему рассказали, как отличился мистер Мавверли, захватив Мортимера, и как Долиш с превеликим удовольствием отколотил Скругторпа.

Добравшись до отмели, Люсинда встала и взглянула на мост. Убедившись, что ее враги получили по заслугам, она сунула руку за спину и подхватила свою промокшую шляпу. Дернув мокрые ленты, она растерянно уставилась на потерявший форму предмет.

Затем опустила глаза.

— И платье!..

Гэрри не выдержал. Эту несносную женщину чуть не убили, а ее волнует лишь судьба шляпы. Он вошел в мелководье, возвышаясь над Люсиндой.

Все еще скорбя о шляпке, Люсинда показала на нее:

— Ее уже не восстановишь. — Она перевела взгляд на Гэрри и увидела опасный блеск его глаз.

Он шлепнул ее по мокрой попке… так сильно, что загорелась ладонь.

Люсинда подпрыгнула и взвизгнула. И изумленно взглянула на него.

— В следующий раз, когда я прикажу вам оставаться на месте и не двигаться, вы сделаете именно это… Я достаточно ясно объяснил? — Гэрри свирепо смотрел на нее, в ее глаза, в которых даже после всего происшедшего светилась бунтарская решимость. Затем его взгляд упал на ее грудь, и он прищурился. — Боже милостивый! Ваше платье! — И он немедленно стал стаскивать с себя сюртук.

Люсинда фыркнула.

— Именно это я и сказала.

С видом оскорбленного достоинства она ждала, пока он накидывал сюртук ей на плечи, и даже позволила ему застегнуть пуговицы.

— Идемте… я немедленно отвезу вас домой. — Гэрри взял ее за локоть и помог выбраться на берег. — Вы промокли… только простуды не хватает.

Люсинда оглянулась на мост.

— Видите ли, это был Мортимер.

— Да, я знаю.

— Знаете? У него такая странная идея: будто Чарльз лишил его законного наследства, что…

Ведя Люсинду по лесу, Гэрри терпеливо слушал отчет о том, как Мортимер оправдывал свои действия. Ее голос, логическое повествование, трезвые наблюдения бесконечно успокаивали его, убаюкивали страх, что она может испытать запоздалый шок. Удивительно, неохотно признал он, тяжкое испытание не повлияло на нее. Это у него сдали нервы.

Он привел ее прямо к экипажам.

Люсинда удивилась:

— А как же остальные?

Гэрри распахнул дверцу кареты, и в этот момент подбежали Джошуа и Долиш.

— Эм и Хетер обо всем расскажут… Мавверли объяснит.

— Мистер Мавверли? Он здесь?

Гэрри обругал свой длинный язык.

— Да, садитесь в карету.

Он не стал ждать, пока она подчинится, поднял ее и сунул внутрь. Джошуа уже карабкался на козлы. Гэрри повернулся к Долишу:

— Вернись и объясни все Эм и мисс Бэббакум. Успокой их. Миссис Бэббакум в полном порядке, только промокла. — Люсинда внутри кареты чихнула. У Гэрри снова зачесалась ладонь. Он поставил ногу на подножку. — Я отвезу ее в Хэллоуз-Хаус… мы подождем их там.

Долиш кивнул.

— Все остальное уже сделано.

Гэрри схватил свой плащ, оставленный на крыше кареты, и нырнул внутрь. Долиш захлопнул за ним дверцу. Карета покатилась. Гэрри опустился на сиденье и закрыл глаза.

Он оставался в таком положении не меньше минуты. Люсинда настороженно следила за ним. Затем он открыл глаза, швырнул плащ на противоположное сиденье, потянулся и закрыл все шторки. Солнечный свет все же проникал сквозь тонкую кожу, наполняя карету золотистым сиянием.

— Ах… — Не успев решить, с чего начать разговор, Люсинда оказалась на коленях у Гэрри.

Она открыла рот в формальном протесте, но он поймал ее губы долгим, властным, опаляющим поцелуем, лишив всякой возможности соображать. Она ответила ему так же страстно.

Когда он наконец поднял голову, она прижалась к его груди, ошеломленно глядя на него.

Это зрелище вполне удовлетворило Гэрри. Одобрительно хмыкнув, он закрыл глаза и откинул голову на подушки.

— Если вы еще когда-нибудь сделаете что-либо подобное, приготовьтесь есть стоя всю следующую неделю. По меньшей мере.

Люсинда бросила на него затуманенный взгляд и потянулась к пострадавшей части своего тела.

— Больно…

Уголки его губ поднялись.

— Может, мне следует поцеловать?

В ее широко распахнувшихся глазах появился интерес.

У Гэрри перехватило дыхание.

— Пожалуй, мы оставим это на потом.

Люсинда удивленно приподняла бровь, не отводя от него глаз, затем пожала плечами и прижалась к нему.

— Я не предвидела нападения, вы же знаете. И кто были все эти люди?

— Это несущественно. — Гэрри повернул ее лицом к себе. — Я кое-что должен вам сказать… и повторять не буду. Вы меня слушаете?

Люсинда вдохнула, но выдохнуть не смогла. Затаив дыхание, она кивнула.

— Я люблю вас.

Ее лицо засияло. Она наклонилась к нему, губы сами собой раскрылись… Гэрри предостерегающе поднял руку.

57
{"b":"18124","o":1}